Главная городская газета

Детство на Пороховых

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Детство на Пороховых | ФОТО BluOltreMare/shutterstock.com

ФОТО BluOltreMare/shutterstock.com

Очень порадовало появление в разделе «Наследие» от 11 сентября статьи Александра Чернеги «Щуки из Пундоловки», посвященной прошлому Пороховых. Ведь все мои родные – коренные пороховчане!

Какие родные для меня названия прозвучали в той публикации! Жерновка, Пундоловка – куда мы ходили купаться, «дежурка» – магазин, в который меня часто посылали за свежим белым хлебом к вечернему чаю. Еще была «пожарка» – пожарная часть. А кинотеатр «Звездочка», в кассу которого мы, дети, заранее занимали очередь за билетами – чтобы достались! Именно там я впервые увидела фильм «Дети капитана Гранта», всем своим детским сердцем влюбившись в его героя Роберта.

Но нет больше ни «Звездочки», ни деревянного двухэтажного дома с аптекой внизу на другом углу улицы Коммуны... Вместо них, проезжая сегодня на Пороховское кладбище, где лежат мои близкие, я вижу пустые места. И, как будто героиня «Унесенных ветром», грущу по ушедшему прошлому...

Да, Пороховые в 40 – 50-х годах ХХ века были окраиной Ленинграда, где говорили «поехать в город». Он был где-то далеко, этот город, а здесь были огороды, спасавшие в блокаду, у многих свое хозяйство – куры, свиньи, козы. Именно козье молоко, за литр которого платили шестьсот рублей (тогдашнюю врачебную ставку), спасло меня, крошечного ребенка, в блокаду. Чтобы заработать эти деньги, моя мама Анастасия Ивановна Кувшинова дни и ночи работала в больнице имени Карла Маркса: не только заведовала терапевтическим отделением, но и была врачом неотложной помощи...

Всю блокаду и годы до школы (до 1948 года) я провела в доме # 72 по шоссе Революции, известном в народе как «итээровский», то есть дом для инженерно-технических работников. Этот большой дом из красного кирпича, оштукатуренный в 60 – 70-х годах ХХ века, и по сей день неколебимо стоит на своем месте. В годы моего детства справа была почта, слева – милиция (в 1970-х годах – женский вытрезвитель). Прекрасно помню желтое каменное здание школы # 133 на противоположной стороне шоссе Революции (приблизительно напротив почты), где учились мои друзья по дому и окрестностям.

В 1949 году моя тетя, младшая мамина сестра, работавшая на Охтинском химическом комбинате, получила новую квартиру (с ванной – подумать только!) на улице Коммуны в доме, построенном пленными немцами. Туда-то я, уже живя в центре города, и приезжала каждый год на летние каникулы вплоть до 1955 года. Дом стоял (и стоит до сих пор) напротив рынка, куда мы детьми бегали с дореформенным рублем за кулечком свежих ягод. Рынок был деревянным, крашенным в голубой цвет. Теперь на его месте бетонно-стеклянная громада...


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook