Главная городская газета

Чудо из фанеры и материи

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Нищенство как искусство

Православие отрицательно относилось к делению нищих на «настоящих» и «ненастоящих», и народ следовал этому принципу. Читать полностью

О поражении с уважением

Большая часть красногвардейцев, узнав, что их отправляют на фронт, разошлись по домам. Они выступали за дело революции, но не были готовы идти под немецкие пули. Читать полностью

Дом, где родилась «Баядерка»

Прогулки по городу: набережная реки Мойки, 1 Читать полностью

Святой Олаф получит лифт

Позор, что главный городской собор стоит в руинах, причем еще со времен Второй мировой! А ведь это памятник самых разных культур... Читать полностью

Последний триумф Кшесинской

Его принесла роль немой оперной героини Читать полностью

Дом с ореолом тайны

Прогулки по городу: Ул. Жуковского, 37 Читать полностью
Реклама
Реклама
Чудо из фанеры и материи | 60 летчикам и штурманам, воевавшим на У-2, было присвоено звание Героев Советского Союза. Фото Георгия Липскерова/ТАСС

60 летчикам и штурманам, воевавшим на У-2, было присвоено звание Героев Советского Союза. Фото Георгия Липскерова/ТАСС

На Северо-Западный (с 17 декабря Волховский) фронт наша 211-я отдельная авиаэскадрилья прибыла в сентябре 1941 года. В ней была создана сначала как эксперимент группа из пяти экипажей для ночного бомбометания. Наш экипаж - это летчик Петр Фомин и я, его штурман. Вот только летать нам предстояло на учебных самолетах У-2 (По-2). Порой их называли иронично «чудом из фанеры и материи». Как известно, в начале войны боевых самолетов в армии не хватало.

Летали мы без парашютов. Не было на наших самолетах ни пулеметов, ни раций. Подвешивали по две бомбы

ФАБ-50, АО-25 и 4 - 5 реактивных снарядов. Бомбили с высоты 400 - 1000 метров. Бросали листовки, закрепляя их на плоскостях у кабины штурмана. В зимние ночи делали до 10 вылетов, летом - до 5. Аэродром находился на станции Веребье.

В начале декабря мы получили приказ бомбить фашистов в Грузине. Подлетая к цели, заметили длинную цепочку огней. «Посмотри, сияет, как на Невском», - сказал Фомин. Оказалось, это движется с включенными фарами большая автоколонна врага по дороге от Тихвина на Любань. Немцы, опасаясь окружения, решили под сенью ночи удрать незамеченными. Голова колонны находилась от Грузина в 10 - 12 км.

Упустить такую заманчивую цель было бы преступно. Но нам приказано бомбить Грузино! Что делать? Решили не оставлять безнаказанными обнаглевших захватчиков. Подождать, когда голова колонны окажется в Грузине, и ударить по ней.

Гасим время на виражах, наблюдая, что творится внизу. Я занялся подсчетом. Насчитал 60 автомашин до середины колонны и бросил это занятие. Заходим на боевой курс. Сбрасываю

ФАБ-50, и удачно. Взрываются две автомашины. На втором заходе сбрасываю АО-25, которые взорвались у других машин. Колонна остановилась, фары погасли.

У меня в кабине находились четыре зажигательные бомбы. Решили кинуть их на мост через Волхов, чтобы поджечь его и надолго задержать колонну. Но зажигалки падают на лед реки. За промах ругаю себя на чем свет стоит, а тут еще Фомин в переговорное устройство кричит: «Эх, мазила!». Летчик дает полный газ, уходим от цели, и тут нас обнаруживают фрицы, открывая огонь из зениток и пулеметов. На аэродроме в самолете насчитали 18 пробоин. Мы невредимы, не считая двух дырок в моих унтах и одной в комбинезоне Фомина.

О колонне докладывают в штаб. С рассветом истребительный авиаполк капитана Метелкина, стоявший также в Веребье, вылетел на ее штурмовку. Обнаружил под Любанью. Уничтожил более пятидесяти автомашин и до батальона захватчиков.

9 декабря 1941 года был освобожден Тихвин. У нас состоялся митинг, на котором мы поклялись еще сильнее бить врага.

15 декабря, возвращаясь с бомбометания, мы с Фоминым увидели, как наши войска ведут бой за Большую Вишеру. Захотели помочь, но бомб у нас уже не осталось. Придумали следующее. Пролетаем вдоль линии немецких окопов на высоте 50 метров и кричим в обе глотки: «Немцам капут, Гитлер капут!». А я еще стреляю ракетами по огневым точкам противника, таким образом указывая их нашим войскам. Сделали три захода, вернулись на аэродром и получили выговор от командира эскадрильи. Мы чудом не потеряли самолет и не погибли сами. Мальчишество. Да мы и были вчерашними мальчишками с комсомольским задором.

Перед Новым годом к нам прибыло пополнение - новички из летной школы первичного обучения, что находилась в Алма-Ате. Перед первым боевым вылетом они заметно робели, как это было и с нами тоже. Комиссар заметил и попросил кого-нибудь из нас поделиться своим опытом. Командир назвал мою фамилию.

Я откровенно рассказал ребятам, что тоже боялся летать на У-2. Считал, что собьют сразу: скорость у самолета маленькая, горит быстро, нет никакой защиты. Но что показала практика? На У-2 можно успешно бить врага, а сбить этот самолет не так-то просто. Каждый из нас сделал от пятидесяти до ста боевых вылетов. Мы попадали в прожектора, по нам стреляли зенитки, мы привозили много пробоин и, как видите, живы. Ребята воспряли духом, на лицах появились улыбки. Они быстро ознакомились с обстановкой на фронте и стали успешно выполнять боевые задания.

В январе 1942 года полк активно участвовал в Любанской операции по прорыву блокады Ленинграда, нанося бомбовые удары по группировкам врага в Мясном Бору, Спасской Полисти и т. д. Ночами не давали фашистским захватчикам покоя, заставляя их выбираться из теплых домов на 40-градусный мороз, укрываться в щелях. Но и тут их настигала суровая кара от ударов с воздуха.

Чтобы уменьшить наши потери, мы придумали такой маневр. Первый экипаж появлялся над целью, вызывая на себя прожектора и огонь зениток. А другие экипажи, идущие следом с интервалом в одну минуту, били по ним реактивными снарядами, а затем уже бомбили цель. И так повторялось несколько раз. Это спасало нас от гибели. Кстати, в зимние ночи мы почти не имели потерь. А в белые ночи нас встречали над целями мессершмиты, и мы теряли своих боевых товарищей.

В июне 1943 года меня назначили штурманом 555-й отдельной авиаэскадрильи связи, которая стояла севернее станции Войбокало. Летали бомбить врага, занявшего Мгу, Синявино, Кириши, Чудово... Приходилось нам и сбрасывать на парашютах разведчиков в тыл врага с особыми заданиями командования. Это были спортивные девушки и парни, которые шли добровольно на очень опасные задания. Они свободно говорили на немецком, отлично знали радиотехнику и прекрасно владели оружием своим и врага.

Приходилось нашему экипажу по личному заданию начштаба 8-й армии летать в партизанский отряд, чтобы передать распоряжение, как им взаимодействовать с воинскими частями. Из беседы с командиром отряда я с удивлением узнал, что партизаны Ленинградской области освободили от оккупантов целые районы и удерживают их. Люди живут там по нашим советским законам, обрабатывают поля, сеют и убирают урожай, обеспечивают себя и партизан продовольствием. Оружие партизаны добывали у немцев в боях.

Под ударами войск Волховского фронта 20 января 1944 года был освобожден Новгород. А 27 января под натиском войск Ленинградского фронта - Ленинград. 12 февраля освободили Лугу. Успехам радовался весь народ, а мы - участники этих событий - вдвойне.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook