Главная городская газета

Человек, который знал все

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Человек, который знал все  | Среди близких друзей Владимира Герасимова были Иосиф Бродский и Сергей Довлатов.<br>ФОТО Бронислава ЭМАЙКИНА

Среди близких друзей Владимира Герасимова были Иосиф Бродский и Сергей Довлатов.
ФОТО Бронислава ЭМАЙКИНА

Кладезь знаний по истории нашего города. Яркий последователь анциферовской школы петербурговедения... И это все – о легендарном экскурсоводе Владимире Васильевиче Герасимове, ушедшем из жизни 20 августа нынешнего года. Полгода назад он отметил свой 80-летний юбилей.

«Коренной ленинградец, он был из самой простой семьи, – вспоминает о Владимире Васильевиче хорошо знавший его писатель Андрей Арьев. – Пережил блокаду, был фанатично предан любимому городу... Он знал буквально каждый дом, каждое окно и каждый балкон. Он постигал душу Петербурга так, как завещал это Николай Анциферов. Он мог провести экскурсию по городу практически на любую тему. Он был просветителем нашего времени. А просвещения нам сегодня особенно не хватает».

Про экскурсии Герасимова ходила народная молва, и люди узнавали про них нередко благодаря «сарафанному радио». Водил он не только по Питеру: лет десять Герасимов трудился экскурсоводом в Пушкинских Горах. Да причем оставил по себе такую память, что Сергей Довлатов вывел его в своем «Заповеднике», дав герою фамилию Митрофанов: «Бог одарил его неутолимой жаждой знаний... Митрофанова интересовало все: биология, география, теория поля, чревовещание, филателия, супрематизм, основы дрессировки... Другими качествами Митрофанов не обладал. Он родился гением чистого познания... Митрофанов вырос фантастическим лентяем, если можно назвать лентяем человека, прочитавшего десять тысяч книг. Митрофанов не умывался, не брился, не посещал ленинских субботников. Не возвращал долгов и не зашнуровывал ботинок. Надевать кепку он ленился. Он просто клал ее на голову».

«Его способность восприятия была необъятной, – рассказывает писатель Яков Гордин. – Это был Человек Знания. И в этом была особая трогательность и обаяние. Есть полиглоты, для которых знание языков – самоцель. Герасимов напоминал этот тип поглотителей чужих наречий. С одной принципиальной оговоркой: он горячо и бескорыстно стремился делиться своим знанием».

Один из походов с Владимиром Герасимовым по старому Петербургу, по Коломне, запечатлела в своем очерке писательница Татьяна Толстая: «Ему все равно было, куда идти, он знал все... «А что в этом доме, Володя? Почему вы его пропустили?» – «Ай, там ничего интересного. Построен в таком-то году, владельцем был такой-то, после 17-го года на втором этаже располагалось то-то, свернем вот сюда...».

Нет такого на свете, чего бы не знал Володя Герасимов! Восемнадцатый век, девятнадцатый, двадцатый. Античность? – легко. Год за годом, человек за человеком, лицо за лицом – время раскрывается как коробочка, как сложная конструкция из вееров и ставен, как бесконечная анфилада нескончаемых дверей...».

По словам Татьяны Толстой, Герасимов жил в квартире, до революции принадлежавшей барону Корфу. «Теперь это коммуналка, из которой почти все уже выехали, очереди ждет и Герасимов... По мере того как выезжают другие жильцы и освобождаются их комнаты, Герасимов забирается в их брошенные комнаты и простукивает стены, он уверен, что найдет клад...».

Издатели не раз пытались привлечь Владимира Васильевича к своим проектам, но всякий раз неудачно. «Мы задумывали с ним создать своеобразную энциклопедию петербургского быта и духа, поведать о парадоксальных, казалось бы, страницах городского прошлого, – рассказал петербургский издатель Владимир Левтов. – Однако сделать нам удалось только небольшую книжку по истории питерских туалетов начиная со времен Петра Великого. Два других проекта – «Пищеводитель» (про трактиры, кабаки, рестораны, кафе) и «Путешествие вокруг «Астории» так и остались в рукописи».

«Жаль, что фантастическая эрудиция Владимира Герасимова не отпечаталась в книгах, все ушло вместе с ним, – отмечает краевед Дмитрий Шерих. – То, что было опубликовано, совершенно не адекватно уровню его экскурсий. В своем деле он был, конечно, легендой».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook