Часовой у розы

В одном из номеров журнала «Живописный сборник» за 1858 год мне повстречался любопытный анекдот времен Екатерины Великой, пересказанный со слов известного поэта и драматурга, а в юности и актера Фридриха Максимилиана фон Клингера. В России его величали Федором Ивановичем. В свое время его драма «Буря и натиск» послужила названием целого одноименного литературного направления в немецкой литературе, а его сатирический роман «Золотой петух» (1785), как считается, повлиял на создание Пушкиным «Сказки о золотом петушке»...

Часовой у розы  | Понравившийся Екатерине II цветок давно завял, куст погиб, а верный часовой продолжал его охранять.<br>Рисунок из «Живописного сборника», 1858, # 4.

Понравившийся Екатерине II цветок давно завял, куст погиб, а верный часовой продолжал его охранять.
Рисунок из «Живописного сборника», 1858, # 4.

История, рассказанная со слов Клингера, называлась «Пост у розы» и состояла в следующем. В конце XVIII века Клингер был назначен в свиту императрицы Екатерины II. Обходя однажды Царскосельский парк, он набрел на часового с ружьем, хотя видимых причин для поста в столь глухом уголке парка не просматривалось. Часовой прогуливался (десять шагов – туда, десять – сюда) возле небольшой беседки, обложенной дерном и окруженной перилами.

– Зачем тебя, братец, сюда поставили? – спросил Клингер.

Приметив на шее офицера орден, солдат в кивере с почтением ответствовал:

– Так было отдано в приказе, батюшка.

Неудовлетворенный ответом, Клингер полюбопытствовал о странном назначении у караульного поручика. Тот сослался на военный устав и генерала, отдавшего приказ. Спустя некоторое время, оказавшись в Петербурге, Клингер задал мучивший его вопрос генералу. Тот поведал, что пост этот существует уже много лет и, согласно письменным сведениям, обозначен в пятистах шагах от Восточного павильона в Царскосельском парке. Клингер осторожно усомнился в необходимости поста на пустом месте, на что генерал ответил, что не может отменить высочайший приказ:

– Думаю, что его не отменят еще лет сто.

Тайна охраняемой лужайки и дерновой беседки не отпускала Клингера. Он даже подумывал, может, там зарыты какие-то сокровища? О частых визитах Клингера в уединенный уголок Царскосельского парка стало известно при дворе, и однажды императрица Мария Федоровна, супруга вступившего к тому времени на престол Павла I, поведала приближенному историю поста близ Восточного павильона.

...Однажды императрица Екатерина Великая, прогуливаясь в парке, обратила внимание на мшистую (то есть махровую, покрытую множеством лепестков) белую розу, распустившуюся раньше других. Дело было накануне дня рождения одного из внуков государыни, которому она вознамерилась подарить эту розу. Внуком, несомненно, был юный Александр.

Для того чтобы розу не срезали, Екатерина распорядилась установить у нее круглосуточный пост, но уже на следующее утро запамятовала о своем приказе. Пост у розы никто не осмелился отменить без ее особого повеления. Роза отцвела, но часовой при ней остался, так как никто не решался узнать о цели этого поста. Пост у розы отменил только Николай I, перенеся его ближе к Орловским воротам недалеко от башни-руины (кстати, супругу Николая Александру Федоровну за любовь к белым розам в семье называли «Бланшфлер» – Белый Цветок)...

Скорее всего, перед нами – сентиментально-поэтическая легенда, литературная мистификация, выдуманная, возможно, самим Клингером и подхваченная впоследствии другими авторами, включая бытописателя Петербурга Михаила Ивановича Пыляева, который вообще отличался любовью к различного рода байкам, легендам и мифам. Тем не менее историческая основа у этого анекдота все-таки есть. Екатерина II действительно питала особую страсть к розам. В Екатерининском парке в Царском Селе располагался луг, называемый Розовое поле, который при Екатерине был засажен розовыми кустами.

Более того, любовь Екатерины к розам простиралась еще дальше, в сферу духовных исканий. На окраине Павловска на берегу речки Тызьвы для великого князя Александра Павловича ею был разбит парк Александровой дачи – ныне почти утраченный ансамбль павильонов, дорожек, колоннад. Сердцевиной был садовый павильон под названием «Храм Розы без Шипов», воздвигнутый на вершине рукотворного холма. Идея этого дидактического, «развивающего», говоря современным языком педагогики, проекта Екатерины состояла в том, что путь отрока к самосовершенствованию тернист, непрост и рискован, но в итоге добродетельную личность ожидает награда – прекрасная роза, лишенная шипов, гармония и величие духа...


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 179 (5552) от 25.09.2015.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...