Главная городская газета

Бутово и Левашово

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Бутово и Левашово | Подобными скромными табличками наполнено все пространство Левашовской пустоши... Владимир Пастухов был реабилитирован в сентябре 1957 года военным трибуналом Прикарпатского военного округа. ФОТО АВТОРА

Подобными скромными табличками наполнено все пространство Левашовской пустоши... Владимир Пастухов был реабилитирован в сентябре 1957 года военным трибуналом Прикарпатского военного округа. ФОТО АВТОРА

30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, в Москве будет открыт памятник «Стена скорби». А месяц назад, в конце сентября, в окрестностях Москвы на бывшем Бутовском полигоне НКВД появился мемориал «Сад памяти», посвященный жертвам большого террора. На гранитных плитах длиной триста метров высечены имена 20 762 человек, погребенных там с 8 августа 1937-го по 19 октября 1938 года. Наш собеседник, руководитель центра «Возвращенные имена» при Российской национальной библиотеке, создатель «Ленинградского мартиролога» Анатолий РАЗУМОВ участвовал в раскопках на территории Бутовского полигона.

- Анатолий Яковлевич, сегодня мемориал в Бутове - крупнейший в России памятник на месте захоронения жертв массовых репрессий...

- Да, и символически он представляет собой расстрельный ров. По одну его сторону - яблоневый сад, высаженный сотрудниками КГБ еще в 1970-х годах, а по другую - каменные плиты, где по дням расстрелов высечены фамилии тысяч людей. Данные о них взяты из актов, свидетельствующих о том, что приговоры к высшей мере наказания были приведены в исполнение. Эти документы были обнаружены в Центральном архиве КГБ в начале 1990-х годов.

Создание памятника происходило под эгидой Московской патриархии. В свое время городские власти не приняли территорию бывшего полигона в свое ведение, и тогда его взяла под свою опеку православная церковь, поскольку здесь были расстреляны и погребены многие священники. Но получившийся мемориал вовсе не церковный - он вполне светский, открыт для всех...

Когда двадцать лет назад я как археолог впервые приехал на Бутовский полигон, нашим глазам предстала фабрика смерти, которая осмыслению в полной мере просто не поддается. Представьте себе: общая длина бутовских траншей (их не меньше десятка, вырытых экскаватором карьерного типа) - около километра. У нас на руках была очень условная схема захоронений, поэтому положение рвов мы определяли геологическими методами. Заложили пробные раскопы. Один из них прорезал расстрельную траншею. Задача была не эксгумировать и перезахоранивать, а дойти до поверхности погребения, вскрыть его сверху и сбоку, понять, что оно собой представляет.

Нам «повезло»: попали на границу между двумя соседними погребениями. Стало возможным реконструировать, как они производились. Захоронения были одномоментные. Очевидно, в ночь сразу же после казни. Ширина - четыре с половиной метра, глубина - три с половиной. Людей сбрасывали в траншею и укладывали поленницей, в несколько слоев.

Сверху, на останках, бесформенной кучей лежали фрагменты одежды и обуви. А еще - разбитая бочка и огромный дубовый пень, сброшенный туда же, на тела. Много битого бутылочного стекла (видимо, пили палачи) и три пары резиновых перчаток - ими, очевидно, пользовались те, кто складывал тела в поленницу.

Перед нами предстали останки 59 человек. Только в четырех черепах специалисты обнаружили пулевые отверстия. И еще экспертиза показала: на некоторых костях - следы ударов тупыми предметами... У меня перед глазами долгие годы стояла картина: расчищаю на дне ямы ладонь человека и вдруг понимаю, что это две ладони, пальцы переплетены друг с другом. То есть люди лежали навзничь и держались за руки... Получается, что в тот момент, когда эти двое были брошены в ров, они были еще живы...

- Как такое могло произойти?

- Потом это стало понятно из документов - допросов арестованных чекистов еще тогда же, в 1939 - 1940 годах. Их обвиняли в «превышении служебных полномочий» при проведении следствия и исполнении приговоров. Все материалы ныне опубликованы в восьмитомнике, посвященном Бутовскому полигону.

Оказалось, что людей привозили в автофургонах, внутрь которых были выведены выхлопные трубы. Доставляли в таком состоянии, что на них не надо было и пулю тратить. Сбрасывали полуживыми, и бульдозер засыпал «поленницу» трехметровым слоем земли, получалась стенка для следующей ячейки. И так день за днем, точнее — ночь за ночью. Жаль, до сих пор об этом мало знают. Или не хотят знать, слышать и принимать такую правду.

По сей день в нашей стране неизвестны все места массовых погребений: документы не раскрыты, не найдены. В одном только Северо-Западном регионе с 1918-го по 1954 год были расстреляны от 60 до 70 тысяч человек. Власть, государство лишило их права не только на жизнь, но и на могилу. Где они погребены? Этот вопрос представителям власти и нынешних органов безопасности и МВД я от имени родственников задаю всюду, где имею возможность.

В нашем городе официально признано только одно место массовых погребений жертв репрессий - Левашовское кладбище. Захоронением его назвать нельзя: расстрелянных людей просто сваливали в ямы и закапывали. Под вопросом - различные участки Ржевского полигона: Ковалевский лес, урочище Койранкангас, но там, видимо, более ранний период - Гражданская война и 1920-е годы. Не забудем о находках в Петропавловской крепости, есть сведения и о тайных погребениях на городских кладбищах.

Конечно, Левашово не могло быть единственным местом массовых погребений. В Москве, где во время большого террора было расстреляно меньше людей, чем в Ленинграде, было два крупных места тайных погребений - в Бутове и в Коммунарке, и еще часть расстрелянных сжигали в крематории Донского монастыря. А в нашем городе, получается, расстреляли больше, а известен только один могильник...

В одном из найденных мною документов по Левашовскому кладбищу указано: Парголовский лесхоз «выделяет для спецнужд НКВД по согласованию участок леса - 11 гектар. Чекисты обещают не спиливать деревья». Некоторое время назад я наткнулся в архивах на похожий план отвода участка для спецобъекта НКВД в районе Нового Девяткина. Однако нигде нет подтверждений, что он был «задействован». Его могли держать на всякий случай - как резервный. Проверить уже ничего нельзя: в 1970-х годах эту территорию заняла Северная ТЭЦ.

- Судя по архивным документам, в Ленинграде жертвами большого террора только за два года, 1937-й и 1938-й, стали более 40 тысяч человек. Как можно было незаметно захоронить такое огромное количество людей, ведь возле Левашова были другие поселения, да и дорога к спецобъекту пролегала практически через весь город...

- Казни происходили, по всей видимости, в бывшей военной тюрьме на улице Академика Лебедева (в то время Нижегородской). Последний путь тысяч расстрелянных пролегал по проспектам Карла Маркса, Энгельса, Выборгскому шоссе. Дальше, за Парголово, - поворот на Левашово. Дорога 12 километров, практически прямая. Возили, судя по свидетельствам, в обычных фургонах зеленого цвета, типа хлебных. Без каких бы то ни было надписей.

Откуда известно о машинах? Прежде всего, со слов Алексея Николаевича Волченкова, который с детства жил по соседству, в деревне Новоселки. А в 1990 году пришел работать плотником на Левашовское кладбище, ставшее уже мемориальным. Волченков рассказывал, что до появления закрытого спецобъекта там был самый обычный лес, где местные мужики рубили елки для продажи на Рождество. Потом территорию огородили забором, и в ворота постоянно заезжали зеленые фургоны. Что происходило внутри - он, конечно же, не видел. Это была секретнейшая зона, никто из местных жителей ничего не знал...

У самого Волченкова были расстреляны два дяди. В 1937 году они провели в деревне крестный ход, их арестовали. Что с ними стало дальше - никто не знал. И вдруг в 1989 году Алексей Николаевич узнает, что они были расстреляны, а место тайных погребений расстрелянных - рядом с родной деревней! Представляете его потрясение?..

- Вы уже много лет проводите экскурсии по Левашовскому кладбищу. Как оно меняется с годами?

- Мемориальным его признали летом 1989 года, а затем в октябре того же года сюда пустили нескольких родственников репрессированных. Была отслужена панихида. Территория могильника-спецобъекта выглядела не так, как сейчас. По ней невозможно было ходить: сплошные ямы на местах погребений, ведь почва с годами проседает. Шесть с половиной гектаров леса из одиннадцати - яма на яме. Тогда было принято решение выровнять территорию, и сюда возили для подсыпки морской песок. В мае 1990 года кладбище передали на баланс города.

Тут вообще-то всегда был лес. Никакой пустоши, то есть пустого места, тем более «пустыни», как теперь часто говорят, здесь никогда не было. Слово «пустошь» придумали в 1989 году журналисты, и с их легкой руки оно так и закрепилось за этим скорбным местом.

В Польше, на Украине места массовых погребений вскрывают, останки пытаются эксгумировать, кого-то опознать и захоронить с положенными почестями. В нашей стране так поступили, пожалуй, только в Дубовке под Воронежем. В остальных местах решили оставить как есть.

С начала 1990-х годов Левашовское кладбище наполняется памятными знаками. Приезжают потомки репрессированных, устанавливают маленькие таблички и памятники побольше - там, где им сердце подскажет. Оставляют знаки и тем, кто был расстрелян точно не в Ленинграде. Люди говорят: «Мы земельку сюда привезли...». Левашово стало символом памяти, сюда приходят поминать общую беду.

Обратите внимание: здесь нет ни одного казенного памятника. Все установлены либо родными и потомками репрессированных, либо общественными объединениями. Есть те, что поставлены представительствами других государств... А в нынешнем году у входа на кладбище возвели большой деревянный храм во имя Всех Святых, в земле Санкт-Петербургской просиявших.

Что касается бесед, которые здесь провожу, то в последнее время, как ни странно, ко мне обращается немало школьных учителей. Никогда не отказываю. Ребята слушают с большим интересом и вниманием. Всегда прошу задавать вопросы, поскольку считаю, что они гораздо важнее моего рассказа. Один из школьников после моего рассказа взволнованно спросил: «А зачем они это делали, почему все так происходило?». Точный вопрос! До сих пор нет ответа...


«Опять поминальный
приблизился час...»

Сегодня, в День памяти жертв политических репрессий, в нашем городе, по традиции, проходит акция «Хотелось бы всех поименно назвать...», в ходе которой будут зачитаны имена людей, погибших в годы тоталитаризма.


Церемония проходит на пяти площадках. С 12.00 до 20.00 - у Соловецкого камня на Троицкой площади, с 14.00 до 15.00 - на Левашовском мемориальном кладбище, с 16.00 до 19.00 - у памятника Достоевскому на Большой Московской ул., 2 (здесь прозвучат имена репрессированных женщин), с 17.00 до 19.00 - у стен Феодоровского собора (Миргородская ул., д. 1), с 18.30 до 21.30 в саду Фонтанного дома у Музея Анны Ахматовой (Литейный пр., 53).

В Музее Льва Гумилева (Коломенская ул., 1/15) в преддверии Дня памяти состоялись юношеские историко-краеведческие чтения «Герои и жертвы тоталитаризма. Семейные истории». А во внутреннем дворе Эрмитажа на Дворцовой наб., 32, был установлен знак «Последнего адреса», посвященный выдающемуся нумизмату-ориенталисту профессору Рихарду Фасмеру. До своего ареста 10 января 1934 года он руководил отделом нумизматики Эрмитажа, в феврале 1938 года погиб в лагерях. В 1956 году был полностью реабилитирован.

Памятные акции пройдут не только в Петербурге, Москве и крупных городах. В Гатчине, например, состоится митинг у мемориала жертвам политических репрессий, установленного на кладбище «Пижма». Кстати, нынешней осенью вышел в свет «Гатчинский мартиролог», в котором приведены данные о 936 жителях Гатчины и Гатчинского района, расстрелянных в 1937 - 1938 годах и впоследствии реабилитированных.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook