Главная городская газета

Броня для «фараонов»

  • 09.03.2016
  • Александр Соловьев
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Броня для «фараонов» | Конструкция панциря полицейского предельно проста: три металлические пластины, скрепленные между собой и обшитые тканью. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Конструкция панциря полицейского предельно проста: три металлические пластины, скрепленные между собой и обшитые тканью. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Среди раритетов Музея политической истории, связанных с февральской революцией 1917 года, – панцирь полицейского, прообраз нынешнего бронежилета. Как значится в книге поступлений, демонстранты отобрали его у околоточного надзирателя. По воспоминаниям очевидцев, тогда шло массовое избиение полицейских, которых презрительно называли «фараонами». Они оказались едва ли не самыми ненавидимыми толпой защитниками царского режима...

– Первые средства бронезащиты русской полиции появились в начале XX века, когда стражи порядка стали все чаще встречать вооруженное сопротивление. Особенно острая нужда в них возникла в годы первой русской революции. Этим не преминули воспользоваться многочисленные изобретатели, которые стали обращаться в Министерство внутренних дел со своими опытными образцами в надежде запустить их в серийное производство, – рассказал старший научный сотрудник Музея политической истории Сергей Спиридонов.

Больше всех повезло капитану инженерных войск Авениру Чемерзину, который сумел предложить в июне 1905 года самый лучший на то время панцирь, изготовленный из специальных сплавов. На его испытании в Ораниенбауме в стрелковой школе лично присутствовал Николай II. Стрельба велась из восьми пулеметов с дистанции 300 шагов. В панцирь попало 36 пуль. Панцирь не был пробит, трещин не оказалось. Положительные результаты были получены и в ходе испытаний на стрельбище Усть-Ижорского учебного полигона. Здесь стрельба по панцирю велась из винтовок пехотного образца с дистанции 200, 150, 100, 50 и 8 шагов.

Через некоторое время защитное средство запустили в производство, и в мае 1906 года в канцелярии градоначальника Чемерзину выписали удостоверение, что петербургская столичная полиция приняла у него 1300 прошедших испытание «непробиваемых панцирей», причем «заказ исполнен добросовестно и к назначенному сроку».

Однако вскоре стало ясно, что чемерзинские панцири не идеальны. 12 февраля 1907 года полицмейстер Петербурга полковник Владислав Галле в рапорте градоначальнику указывал: «Печальные случаи с чинами полиции во время обысков в декабре 1906 г. вынудили меня заняться изготовлением более совершенных защитных панцирей для чинов полиции специально во время обысков. После ряда опытов и переделок тип такого панциря не пробиваемого всеми револьверами, до Маузера включительно, выработан; также выработаны панцирные щиты для головы».

– Речь шла о панцире, изобретенном Галле в соавторстве с капитаном Задарновским. Именно такой «бронежилет» и является экспонатом нашего музея. Производство их было значительно дешевле панцирей Чемерзина, а изготовлялись они в Первом доме трудолюбия (им ведало столичное Попечительское общество о домах трудолюбия). Руководителем общества был сам Галле, – отмечает Сергей Спиридонов.

Находился Первый дом трудолюбия на Обводном канале. Подобные учреждения были призваны бороться с нищенством и предоставляли бездомным возможность зарабатывать честным трудом...

Согласно ведомости состояния оружия в столичной полиции, к 1 июля 1910 года на учете находилась 1281 единица панцирей и щитов. При этом весь штат столичной полиции составлял около пяти тысяч человек. «Непробиваемые панцири и новая кираса, это замечательное изобретение нашего века, превосходили прочностью рыцарские арматуры былых времен», – говорилось в газете «Новое время» в феврале 1908 года.

– Последние четверть века панцирь полицейского можно было увидеть в нашем филиале на Гороховой улице, 2, – «История политической полиции и органов государственной безопасности России. XIX – XX века», – говорит Спиридонов. – В конце прошлого года она закрылась на реэкспозицию, во втором полугодии должна предстать в новом облике, и панцирь, прошедший реставрацию, снова займет там свое место. Теперь – как часть истории спецсредств отечественных силовых структур.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook