Бриллианты уехали в Москву

Штурм Зимнего в ночь с 25 на 26 октября 1917 года сразу же породил множество мифов. Один из самых устойчивых: после взятия дворца «большевики все разграбили». Так ли это? Ответ на этот вопрос проливают документы, хранящиеся в Российском государственном историческом архиве.

 Бриллианты уехали в Москву | Одна из комнат Зимнего дворца на следующий день после штурма. Автор снимка Я. В. Штейнберг. ФОТО из коллекции ЦГАКФФД СПб

Одна из комнат Зимнего дворца на следующий день после штурма. Автор снимка Я. В. Штейнберг. ФОТО из коллекции ЦГАКФФД СПб

Ко времени Октябрьской революции значительная часть сокровищ из Зимнего дворца и императорского Эрмитажа была эвакуирована. Еще в июле 1914 года, после начала Первой мировой войны, из Бриллиантовой комнаты Зимнего дворца в Москву вывезли коронные драгоценности, коронационные регалии, родословные книги Романовых и важнейшие документы. Груз, упакованный в восемь сундуков, был принят на хранение в Оружейную палату Московского Кремля.

Летом 1915 года, после неудач рус-ской армии на фронте, руководство Эрмитажа возобновило упаковку ценностей. Предполагалось, что их будут вывозить на баржах. Однако к сентябрю ситуация на фронте стабилизировалась, и эти планы были заморожены.

Тем не менее в секретной переписке начальника управления внутренних водных путей и шоссейных дорог с помощником министра императорского двора говорилось, что «должны быть приняты меры своевременной предусмотрительности». Рекомендовалось приобрести две баржи грузоподъемностью до 80 тысяч пудов (на это выделялось 20 тыс. рублей), которые предполагалось использовать в навигацию весною следующего года, «если к тому встретится надобность».

К марту 1916 года две баржи уже стояли у Смольного монастыря. Однако ситуация на фронте во второй половине 1916 года внушала оптимизм, и вопрос об эвакуации сокровищ Эрмитажа и Зимнего дворца был снова отложен. При этом упакованные предметы так и оставались лежать в ящиках в залах дворца.

После Февральской революции и отречения Николая II судьбой ценностей, хранящихся в Зимнем дворце и Эрмитаже, озаботилось Временное правительство. Уже 17 марта 1917 года от чиновников бывшего министерства императорского двора потребовали немедленно сообщить «подробные и самые точные описи... ценного, художественного и иного имущества, составляющего личную собственность бывших Государынь императриц, детей быв. Императора и членов быв. Императорского Дома».

Кроме того, чиновники, ведавшие имуществом царской фамилии, составили «Ведомость драгоценным вещам, находящимся в кладовой бывшего Кабинета Его Императорского Величества». Итоговая стоимость этих предметов, от бриллиантов до «меховой рухляди», составила 1 484 068 руб. 47 коп. Вплоть до сентября 1917 года они хранились в кладовых Камерального отделения в здании Кабинета возле Аничкова дворца.

Однако политическая нестабильность в Петрограде нарастала, и еще 10 мая 1917 года начальник Петроградского дворцового управления генерал-лейтенант В. А. Комаров направил комиссару Временного правительства «над бывшим министерством императорского двора» Ф. А. Головину записку, в которой просил перевезти ценности из покоев Николая II на втором этаже Зимнего дворца в охраняемые кладовые Камеральной части. Добро было получено. Изымала драгоценности комиссия, в состав которой входил Карл Густавович Фаберже. Он составлял описания сокровищ, в том числе и десяти пасхальных яиц императорской серии, хранившихся в кабинете императрицы (ныне зал № 185 Государственного Эрмитажа).

Впрочем, ситуация в Петрограде менялась так быстро, что даже специально оборудованные хранилища Кабинета не гарантировали сохранности. После подавления корниловского мятежа в конце августа 1917 года руководство Кабинета потребовало от Временного правительства срочной эвакуации всех ценностей, хранимых в Камеральном отделении, Зимнем дворце и императорском Эрмитаже, из Петрограда в Москву. Началась экстренная подготовка.

Общее руководство было возложено на князя Сергея Владимировича Гагарина, исполнявшего обязанности начальника канцелярии бывшего министерства двора, и князя Ивана Дмитриевича Ратиева, помощника начальника дворцового управления. В ночь с 15 на 16 сентября 1917 года из Петрограда в Москву отправился железнодорожный состав, один из вагонов которого был наполнен императорскими сокровищами, в том числе из Брильянтовой кладовой. На следующую ночь «золотой поезд» прибыл в Москву, и ценности сдали на хранение в Оружейную палату.

Понятно, что эвакуация готовилась в обстановке строжайшей секретности, и все документы, связанные с ней, шли под грифом «секретно». Отвечал за операцию старший хранитель Эрмитажа статский советник Я. И. Смирнов. Видимо, это был «тестовый прогон», и специальный вагон не выделялся на фоне других. О его военной охране в документах не упоминается.

Второй эшелон с дворцовыми ценностями отправили из Петрограда в Москву в ночь с 6 на 7 октября 1917 года. В итоге 134 ящика направлялись в Оружейную палату, 56 - в Исторический музей.

Примечательно, что, согласно одному из архивных документов от 11 октября 1917 года, рассматривался вопрос об эвакуации сокровищ из Петрограда не в Москву, а на юг России - в портовые города или императорские резиденции близ моря: Ливадию, Массандру, Таганрог, Керчь, Феодосию. Вполне вероятно, что имелась в виду дальнейшая эвакуация ценностей за кордон.

16 октября бывшее Министерство двора распорядилось срочно эвакуировать в Москву еще два вагона с деталями убранства Зимнего дворца. Погрузку предметов, упакованных в ящики и складированных в помещениях близ Комендантского подъезда, планировалось завершить к 20 октября. Затем отправку груза перенесли на 26 октября, но она так и не состоялась. И когда в ночь с 25 на 26 октября восставшие ворвались в Зимний дворец, то в Комендантском подъезде они наткнулись как раз на те заколоченные ящики с дворцовым имуществом. Сведений о судьбе их содержимого до сих пор не обнаружено...

Сколько же всего успели вывезти из дворца до 25 октября 1917 года? В первом эшелоне - 36 ящиков, во втором - 190. В кладовых Оружейной палаты ценности пролежали до весны 1922 года. После этого началась их инвентаризация, а затем и распродажа, в ходе которой значительная часть коронных бриллиантов ушла за границу. Сохранились Большая императорская корона, скипетр, держава и примерно 10% коронных бриллиантов. Ныне они находятся в историческом зале Алмазного фонда Московского Кремля.

#Зимний дворец #ценности #штурм

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...