Главная городская газета

Бомба в дымоходе

  • 22.02.2017
  • Александр Белоцерковский
  • Рубрика Наследие
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Образцовые дома» града Петрова

Со времен Петра I в Северной столице сохранилось не мало домов, возведенных для «именитых», «зажиточных» и «подлых» горожан. В статусах «образцовых» строений разбирались «СПб ведомости». Читать полностью

Харьковское товарищество барона Бергенгейма

Историческое клеймо качества «ХТБЭБ» довольно часто можно встретить на петербургской плитке. Кому принадлежит этот символ и что он означает? Мы изучили знак и раскрыли его тайну. Читать полностью

Последние поэты: 100 лет назад был закрыт Императорский лицей

Ни одно учебное заведение царской России, закрытое после революции, в наши дни не вспоминают столь часто, как бывший Царскосельский лицей. Мы разобрались, что случилось с Императорским лицеем после его закрытия. Читать полностью

Зубы дракона на Мокрушах

«СПб ведомости» обнаружили в исторической хронике необычный случай появления «зубов» на Петроградской стороне. Разберемся в ситуации и рассмотрим, причем здесь «Никола-Мокрый». Читать полностью

Истории: как камердинер Пушкина воспитывал и шутливые стихи Суворова

Из рубрики «Просто анекдот» наши читатели узнают, как дядька-камердинер Никиты Всеволожского заставлял Пушкина писать стихи. А также прочтут нетленные короткие стихи Суворова, написанные после победы в Туртукае. Читать полностью

Первопоходники. За что боролась Добровольческая армия

Сто лет назад в России разгоралось пламя Гражданской войны. Об этапах становления Красной армии мы уже писали. А за что воевали белые? За «веру, царя и Отечество»? Или за помещиков и капиталистов? Читать полностью
Бомба в дымоходе | Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

В конце января 1907 года столицу облетела новость: экс-премьер граф Сергей Юльевич Витте чуть не погиб от взрыва в своем собственном доме на Каменноостровском проспекте. Газетчики по горячим следам наперебой передавали подробности, причем настолько натуралистично, что порой казалось, что это они сами обезвредили адскую машинку. Героем, спасшим премьера, стал истопник по фамилии Антонов.

«Принеся дрова, Антонов положил их в печь и стал открывать вьюшки, - сообщалось на следующий день после происшествия, 30 января 1907 года, в «Петербургской газете». - Вынимая вторую вьюшку, он почувствовал в руке конец веревки. Подумав, что ее оставил в трубе трубочист, Антонов потянул веревку. Тянуть пришлось долго, так как веревки было не менее десяти сажен. Расположившийся за круглым столом господин заинтересовался случаем и помог Антонову тянуть веревку. Вытащив около десяти сажен веревки, они заметили, что тащить стало труднее - очевидно, веревка была к чему-то привязана. Дернув сильнее, Антонов вытащил, наконец, небольшой сверток, завернутый в белый холст».

Господином, который помогал истопнику тащить веревку, был ближайший сотрудник Витте Александр Николаевич Гурьев, служивший ученым секретарем в Министерстве финансов в период, когда Витте был главой этого ведомства. Гурьев был также сотрудником газет «Новое время», «С.-Петербургские ведомости», «Россия». По его словам, он несколько последних месяцев бывал у графа по вечерам, чтобы составить исторический обзор финансов России - за то время, когда Витте управлял Министерством финансов.

Гурьев с истопником Антоновым решились разрезать холст со свертком, извлеченный из дымохода, и обнаружили сосновый ящичек с небольшим квадратным отверстием, откуда торчал металлический капсюль в виде навинченной гайки. Позвали хозяина, и Витте, взяв предмет в руки, хладнокровно заявил: «Пожалуй, там какая-нибудь бомба. Лучше не трогайте ящика, дайте знать в полицию».

Прибыли стражи порядка, ящик с большими предосторожностями вынесли на двор и вскрыли. Под крышкой обнаружили «деревянный циферблат, какие бывают у дешевых кухонных часов», и массу, похожую «на манную кашу или на крупный песок» - впоследствии выяснилось, что это нитроглицерин. Градус страха поднялся еще выше, когда в соседней печи обнаружили точно такой же «подарок». Оказалось, что снаряды могли сработать как от удара молоточка, прикрепленного к часовому механизму, так и от топки печи - опасность была нешуточная.

Адские машинки обнаружили именно в тех помещениях второго этажа, где работал Гурьев. По всей видимости, злоумышленники были просто плохо осведомлены о том, где находится кабинет Витте. Дело в том, что комнаты, где он работал, были оснащены непроницаемыми занавесами. И лишь в том помещении, где работал Гурьев, шторы пропускали свет.

«Надо думать, что злоумышленники, устроив обсервацию дома, подметили, что поздний свет в квартире графа регулярно виден в этой комнате, тогда как все остальные окна не освещены. Они признали эту комнату спальней графа и обложили ее адскими машинами с двух сторон», - отмечал газетчик.

Полиция стала выяснять, каким же путем адские машинки попали в дом. Постоянно дежуривший на парадной лестнице швейцар божился, что мимо него никто не смог бы пронести незаметно столь объемные предметы. Если же злоумышленник рискнул пробраться в особняк с черного хода, то ему пришлось бы пройти через множество обитаемых комнат, так что и этот путь был маловероятен. Получалось, что террористы перебрались с соседнего дома и опустили адские машины в трубы с крыши. Поэтому вскоре крышу особняка Витте обнесли оградой из заостренных прутьев, переплетенных для надежности колючей проволокой.

Следствие установило, что взрывчатку заложили революционно настроенные рабочие по указанию Александра Казанцева, который, по предварительной версии следствия, был агентом охранного отделения и одновременно членом «Союза русского народа». Чем же не угодил Витте черносотенцам? Как отмечает доктор исторических наук Сергей Степанов, по их логике, именно Витте был одним из тайных вождей революции...

Правда, расследование вскоре застопорилось, поскольку Казанцев был убит одним из исполнителей, Василием Федоровым, нашедшим прибежище во Франции. Витте, возмущенный участием в покушении правительственного агента и медленным ходом следствия, в 1910 году обратился к председателю Совета министров Столыпину. Тот ответил, что Казанцев не был ни агентом правительства, ни членом «Союза русского народа», а единственного оставшегося в живых установленного преступника не выдают французские власти.

4 января 1911 года состоялось специальное заседание Совета министров, которое постановило, что доводы Витте «относительно участия в покушении на его жизнь правительственных агентов и пристрастного и неправильного ведения дела» необоснованны. Резолюция Николая II гласила: «Никаких неправильностей в действиях властей административных, судебных и полицейских я не усматриваю. Дело это считаю законченным».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook
Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook