Главная городская газета

Бочка с заклепками

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Бочка с заклепками |

Недавно довелось в очередной раз побывать на экскурсии в Кронштадте. Возле памятника С. О. Макарову на Якорной площади экскурсовод подробно рассказывала, какие события из жизни флотоводца скульптор Леонид Шервуд запечатлел на барельефах. Одно из них – «Ермак» во льдах. Речь идет, очевидно, об арктической экспедиции 1901 года, когда «Ермак» первым из русских кораблей прошел к Земле Франца-Иосифа... И вдруг одна из экскурсанток воскликнула: «А я служила на том самом «Ермаке»!» Все были потрясены. Одно дело воспринимать давнюю, казалось бы, историю, и совсем другое, когда перед тобой – очевидец событий жизни первого русского ледокола.

«Ермак» был сконструирован и построен под руководством вице-адмирала С. О. Макарова. Именно у него родилась идея использовать ледокол для покорения северных морей, проведения круглогодичной навигации в полярных широтах и достижения Северного полюса. «Ермак» построили в Англии на верфи в Ньюкасле. 1 марта 1899 года корабль покинул Англию, для него началась долгая трудовая жизнь. Первое испытание ледокол прошел в Кронштадтском порту, где успешно освободил из ледяного плена корабли эскадры.

На долю «Ермака» выпала очень долгая и славная жизнь. Хотя ему так и не удалось побывать на Северном полюсе, но правоту своего создателя он подтвердил с лихвой, долгие годы оставаясь флагманом российского и советского ледокольного флота. В 1918 году «Ермак» спас Балтийский флот, обеспечив его знаменитый ледовый переход из Гельсингфорса в Кронштадт. С 1932 года водил караваны по Северному морскому пути, в 1938-м снимал со льдины четверку папанинцев. А в годы Великой Отечественной войны участвовал в эвакуации военной базы с полуострова Ханко, под артобстрелами и авианалетами водил по Балтике боевые корабли и транспорт.

После войны «Ермак» снова работал на Севморпути. Именно там и довелось служить на легендарном ледоколе героине нашего рассказа – Музе Алексеевне Зверевой (до замужества Красильниковой). Она родилась в 1933 году и выросла в Ленинграде. Мечтала стать врачом, в 1958 году окончила Ленинградский педиатрический институт. В том же году стал врачом и ее муж. Они получили распределение в город Мурманск. Жилья не было, и молодых направили работать на ледокол «Ермак», где их и поселили.

Был ноябрь, навигация по Северному морскому пути была закончена, и все ледоколы стояли на приколе. Большая часть команды «Ермака» оставалась на борту. Муза Алексеевна вспоминает: «Мое первое впечатление от знаменитого ледокола – огромная железная бочка с большими заклепками на корпусе. Мы поднялись по трапу, зашли в дежурную рубку. Нас знакомят со старшим помощником капитана, и вахтенный матрос провожает нас в отведенную каюту в носовой части судна, третью по правому борту. Так мы влились в команду легендарного ледокола «Ермак»!».

Каюта адмирала Макарова сохранялась на ледоколе как музей. Она находилась на верхней палубе. В ней Музе Зверевой запомнилось множество книг, находящихся в стеллажах вдоль стен, большой письменный стол посередине и широкая адмиральская кровать.

Муза Алексеевна хорошо помнит, каким большим и хорошо оборудованным был медицинский отсек, где она работала. Там были и операционная, и перевязочная, и лазарет. К счастью, моряки – народ крепкий, и ничего серьезного не случалось.

В июне после ремонта «Ермак» приступил к своей главной работе – проводке судов по Северному морскому пути. Муза Алексеевна осталась на берегу, муж ушел на ледоколе. Вскоре Муза Зверева родила дочь. В родильный дом принесли радиограмму, где говорилось, что команда «Ермака» поздравляет ее с этим счастливым событием...

«Ермак» находился в строю 65 лет – невероятное долголетие для ледокола! После списания в 1963 году его пустили на слом. Очевидцы рассказывали, что ветераны Севморпути не могли сдержать слез, отправляя корабль в последний путь.

К сожалению, легендарный «Ермак» не сочли нужным сохранить как музей. На память остался только макет в Музее Арктики и Антарктики да барельеф на памятнике легендарному адмиралу Макарову в Кронштадте. В 1974 году в строй вошел новый дизельный ледокол, которому дали имя его предшественника – «Ермак». А к Северному полюсу стали ходить «внуки» макаровского «Ермака» – атомные ледоколы.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook