На Карповке притаились дома-«близнецы»

Эти два доходных дома, объединенных под одним номером, стоят в самом конце бывшего Геслеровского проспекта, у самой Карповки. Их архитектурный облик практически идентичен: широкие витринные окна первого этажа, скругленные эркеры... Однако фасад одного из этих зданий обильно украшен лепниной, отделан глазурованной плиткой цвета топленого молока, на фоне которой контрастно выделяются зеленые керамические вставки. Соседний дом как будто бы обделили: его «лицо» лишено какого бы то ни было «грима».

На Карповке притаились дома-«близнецы» | Шестиэтажная громадина у Карповки появилась перед самой Первой мировой. ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Шестиэтажная громадина у Карповки появилась перед самой Первой мировой. ФОТО Александра ДРОЗДОВА

История весьма любопытная: оба здания строились по заказу одного и то же владельца, но с разницей в год. С 1912 года хозяином этого довольно обширного участка стал выходец из крестьян Новоладожского уезда Иван Колчин, разбогатевший на продаже леса. Его невысокое сословное положение не было препятствием к успешной финансовой карьере. Отмена крепостного права, а затем указ 1906 года, уравнявший крестьян в правах с другими сословиями, позволили предприимчивым крестьянам становиться владельцами «заводов, газет, пароходов».

В апреле 1912 года крестьянин-домовладелец нанял потомственного дворянина художника-архитектора Николая Бродовича, выпускника мастерской Леонтия Бенуа, который к поздней осени того же года успел возвести шестиэтажный дом стоимостью 175 тысяч рублей. Работали тогда быстро, ведь летний строительный сезон в Петербурге слишком короток, на раскачку времени не было.

Дом, отделанный глазурованной плиткой, выглядел презентабельно, но рассчитан был на не слишком богатую публику. Шестикомнатная квартира самого домовладельца была самой большой: остальные апартаменты насчитывали три-четыре комнаты, и даже ванны были не везде. Не существовало в здании ни лифта, ни даже привычного атрибута доходного дома - черной лестницы. У всех квартир был только один вход-выход - впрочем, такая планировка нам сегодня вполне привычна.

Уменьшение числа комнат - требование времени. Тогда, как и нынче, люди стремилась к комфортному отдельному проживанию, но снимать многокомнатные, «барские», квартиры большинству семей было не под силу.

В мае 1913 года Колчин задумал увеличить доходность земли и приступил к строительству дома-близнеца по проекту того же архитектора. И снова Бродович завершил работы еще до первого снега. Новостройка заняла меньший по площади участок и оценивалась в 105 тысяч.

Почему на фасад «младшего брата» пожалели денег? Об этом можно только гадать. Возможно, дела Колчина шли уже не так хорошо, как он ожидал, когда затеял масштабное строительство. Во всяком случае в 1915 году домовладение, заложенное в Петроградском городском кредитном обществе, было назначено в продажу с публичного торга за долги.

Подобная практика в ту пору была распространенной: едва построив дом, его закладывали, чтобы получить ссуду и использовать деньги, к примеру, для нового строительства. Можно было заложить и пустопорожний участок и начать строительство на эти деньги. Важно было не просрочить очередную выплату процентов по кредиту - иначе заложенная недвижимость уходила «с молотка». В этот раз Колчин сумел покрыть недоимки, но ситуация повторилась в апреле 1917 года - о результатах мы не знаем.

А может, второй по времени постройки дом изначально задумывался «голым»? Об этом тоже нет достоверных сведений. Проектные чертежи, как это часто практиковалось, очень схематичны: архитекторы, чтобы поскорее составить их, зачастую не тратили времени на выписывание декора. Строительное отделение городской управы интересовалось, главным образом, техническими характеристиками проектов.

Интересно, что работавший на Колчина архитектор Н. С. Бродович успел в 1911 - 1913 годах построить по соседству для других домовладельцев еще три дома. Зодчий, уроженец Подольской губернии, еще со времени обучения в Высшем художественном училище при Академии художеств обосновался на Петербургской стороне, что, вероятно, способствовало получению сразу нескольких крупных заказов именно в этой части города. В годы советской власти Бродович продолжал проектировать и строить, преподавал в альма-матер. Он ушел из жизни в марте 1940 года, не дожив года до шестидесяти лет...

#город #достопримечательности

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 140 (6249) от 03.08.2018 под заголовком «Близнецы экономкласса».

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Я знал и труд, и вдохновенье…
26 Апреля 2017

Я знал и труд, и вдохновенье…

При информационной поддержке главной городской газеты «Санкт-Петербургские ведомости» 25 апреля в Аничковом дворце состоялось подведение итогов для 9-11 классов региональной олимпиады по краеведению ш...

Л.М. Старокадомский
25 Апреля 2017

Л.М. Старокадомский

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

 «Теплица на Фонтанке»
25 Апреля 2017

«Теплица на Фонтанке»

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Человек, достойный дороги цветов
25 Апреля 2017

Человек, достойный дороги цветов

Редакционное жюри газеты «Санкт-Петербургские ведомости» определило среди участников VI региональной олимпиады по краеведению (9-11 классы) школьников Санкт-Петербурга  авторов лучши...

Февральская революция. Точка невозврата
01 Марта 2017

Февральская революция. Точка невозврата

Сто лет назад, 23 февраля (8 марта по новому стилю), в Петрограде начались беспорядки, спустя несколько дней приведшие к падению самодержавия. В историю эти события вошли как Февральская револ...