Главная городская газета

«Бей фараонов!»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью
«Бей фараонов!» | Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Иллюстрация BluOltreMare/shutterstock.com

Считается, что события февраля 1917 года стали полной неожиданностью как для царской власти, так и для думской оппозиции и социал-демократов. Однако первые признаки грядущей бури проявились еще осенью 1916 года. Об этом свидетельствуют документы Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга. Тогда, в частности, на беспокойной Выборгской стороне солдаты отказались разгонять демонстрации рабочих.

На Выборгской стороне были сосредоточены крупнейшие предприятия, работавшие на войну. Увеличение числа рабочих, приток беженцев уже к 1915 году привели к жилищному кризису. Выборгскую сторону сотрясали слухи о полном прекращении подвозов муки, круп, мяса. Реальным раздражающим фактором стал дефицит мелких разменных монет. Вместо них печатали бумажные купюры аналогичного номинала, которые быстро обесценивались...

Естественно, ухудшение условий жизни приводило к протестам и забастовкам. До середины 1916 года выдвигаемые требования носили в основном экономический характер - сокращение рабочего дня, увеличение жалованья, удаление отдельных мастеров. Хотя нередко выступления заканчивались уличными манифестациями под красными флагами и пением революционных песен, после чего полиция разгоняла рабочих, а зачинщиков задерживала.

Властям казалось, что ситуация под контролем, а все «бунтовщики» на учете. Поэтому даже приставы Выборгской части в своих рапортах петроградскому градоначальнику не придавали особого внимания левым партиям. Хотя те будоражили рабочих, призывали их к забастовкам под лозунгами прекращения войны и свержения правительства. В какой-то момент полицейские власти просто пропустили начавшуюся активную агитацию среди солдат, направленную на братание с рабочими.

Началось все 12 октября 1916 года, когда Петроградский комитет большевиков выпустил очередную листовку по поводу продовольственного кризиса, призвав к борьбе за прекращение войны и демократическую республику. Два дня спустя на заводах Петрограда пошли массовые митинги, а 18 октября началась забастовка на заводах Выборгской стороны.

Как и прежде, стачка проходила довольно мирно, но в отличие от предыдущих в ней активно участвовали расквартированные на Выборгской части войска, в частности 181-й запасной пехотный полк. Он был переведен сюда в апреле 1916 года из Красного Села и укомплектован из петроградских рабочих.

Первые признаки бунта проявились утром 18 октября, когда команда из двухсот солдат во главе с унтер-офицером направлялась в баню. На углу Большого Сампсониевского проспекта и Бабурина переулка (ныне ул. Смолячкова) солдаты, увидев городового, стали кричать проходившим рабочим: «Бей их, сволочей, фараонов!». Через час на углу Выборгской набережной и Батениной улицы (ныне ул. Александра Матросова) рабочие не поскупились на оскорбительные выкрики в адрес находившегося на посту городового. Стоявший рядом с ним патруль солдат 181-го полка отозвался громким смехом. Городовой спешно ретировался...

Основные события развернулись днем того же дня, когда забастовавшие рабочие с шумом и криками двинулись по Большому Сампсониевскому к казармам полка, занимавшим пространство между Батениной улицей и Флюговым переулком (ныне Кантемировская улица). Рабочие бросились к низкому забору, вдоль которого с другой стороны стояли солдаты. Полицейские попытались оттеснить рабочих от забора, но солдаты начали забрасывать стражей порядка камнями, а затем перелезли через забор. Полиция попятилась. Подвернувшегося под руку городового окружила толпа, его ударили ножом и камнем, отобрали шашку и револьвер...

С этого момента в беспорядках принимал участие практически весь полк, объединившийся с рабочими. Его командир безуспешно пытался уговорить рабочих и солдат разойтись. Для разгона рабоче-солдатского митинга полицмейстер 5-го отделения Шалфеев вызвал казаков. Однако прибегать к силе не потребовалось: через какое-то время митинг закончился, и солдаты сами разошлись по казармам...

Забастовка на Выборгской стороне продолжалась до 20 октября, когда она была прекращена решением Петроградского комитета большевиков. Что же касается мятежного полка, то часть его солдат отправили под арест. Около месяца полк находился на своеобразном карантине, солдат не выводили из бараков, дабы они не присоединились к очередной забастовке рабочих. В ноябре 1916 года наиболее активных участников бунта перевели в город Галич Костромской губернии.

Одним словом, уже за несколько месяцев до падения монархии ситуация явно выходила из-под контроля властей. Переход солдат на сторону рабочих становился постоянным явлением. Так, 31 октября 1916 года к французскому послу Морису Палеологу обратились представители завода «Рено», с волнением сообщавшие, что солдаты двух пехотных полков, присланные для усмирения рабочих, стреляли в полицию. Порядок удалось восстановить только силами четырех казачьих полков. В тот же день французский посол поведал о случившемся премьер-министру Б. В. Штюрмеру. Тот заявил, что этот случай единичен и не имеет никакого значения. Насколько же он был недальновиден!..



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook