Атака века

В предстоящее воскресенье исполнится ровно 60 лет со дня события, которое сих пор будоражит воображение. Речь идет о знаменитой «атаке века» — потоплении 30 января 1945 года советской подводной лодкой «С-13» под командованием Александра Маринеско немецкого лайнера «Вильгельм Густлоф». Особенно разгорелись страсти в последнее время, после того как в Германии вышла повесть «Траектория краба». Ее автор Гюнтер Грасс открывает неизвестные страницы бегства восточных немцев на запад, а в центре событий — катастрофа «Густлофа».
О легендарной «атаке века», о тайнах и загадках этой истории мы беседуем с военным исследователем председателем петербургского центра международного сотрудничества «Примирение» Юрием Лебедевым.
В последние годы он много занимался этим вопросом, работал с отечественными и иностранными источниками, беседовал с подводниками, участвовавшими в «атаке века», ездил в Германию, чтобы узнать аргументы той стороны.

Атака века  |

— Юрий Михайлович, почему сегодня личность Героя Советского Союза Александра Маринеско вновь, как на заре перестройки, оказалась в центре общественного внимания?

— Маринеско — знаковая фигура, человек-легенда. В годы хрущевской оттепели, а потом и перестройки он стал восприниматься как непризнанный властями народный герой, пострадавший за правду, как жертва сталинского режима. И это было справедливо. Мы не имели бы сегодняшнего Маринеско, если бы не усилия писателей Александра Крона и Сергея Смирнова. Однако, как это часто бывает, вместо реального человека была сотворена легенда, которая ныне прочно живет и с которой очень многие не хотят расставаться.

Новую волну интереса к гибели «Густлофа» вызвало уточнение и переосмысление неизвестных прежде страниц Великой Отечественной войны, и это особенно важно сегодня, в год 60-летнего юбилея Великой Победы. Как оказалось, вокруг «атаки века» за многие годы было нагромождено столько мифов и откровенных фальсификаций, что до правды приходится порой докапываться с огромным трудом.

— Вы не раз подчеркивали, что выступаете защитником Александра Маринеско. Так от чего и от кого требуется сегодня защищать личность легендарного подводника?

— Я считаю, что Маринеско действительно сегодня нуждается в защите. И прежде всего от сформировавшегося в немецком обществе утверждения, будто Маринеско потопил «корабль беженцев». И хотя книга Грасса не поддерживает это обвинение, в ней тем не менее Маринеско показан запрограммированным на разрушение «терминатором». А ведь нам глубоко небезразлично, как в Европе воспринимают человека, которого в России считают гордостью нации.

— Что же случилось в Балтийском море той ночью в самом конце января победного сорок пятого?

— В те дни Красная Армия стремительно продвигалась на запад в направлении Кенигсберга и Данцига. Сотни тысяч немцев, боясь расплаты за злодеяния нацистов, стали беженцами и двигались к портовому городу Гдыня, немцы называли его Готенхафен. Он стал для многих людей последней надеждой: здесь стояли не только большие военные корабли, но и крупные лайнеры — каждый мог взять на борт тысячи беженцев. Одним из них и был «Вильгельм Густлоф», который казался немцам непотопляемым.

Построенный в 1937 году великолепный круизный лайнер с кинотеатром и плавательным бассейном был гордостью Третьего рейха, он призван был продемонстрировать всему миру достижения нацистской Германии. Гитлер участвовал в спуске судна, на котором была даже его личная каюта. Для гитлеровской организации культурного досуга «Сила через радость» лайнер в течение полутора лет доставлял отдыхающих в Норвегию и Швецию, а с началом второй мировой войны стал плавказармой курсантов 2-й учебной дивизии подводного плавания.

Несмотря на немалое количество беженцев на «Густлофе», когда этот корабль вышел в свой последний рейс из Готенхафена, он не имел официального статуса «корабль беженцев». Это подтверждает тот же Грасс: «У причала стояло не госпитальное судно Красного Креста, не транспортный корабль, битком набитый беженцами, а подчиненный военно-морскому флоту вооруженный лайнер, на который чего только не погрузили».

— Что же, на ваш взгляд, послужило отправной точкой для возникновения многочисленных легенд вокруг «атаки века»?

— Я считаю, что такой отправной точкой стал наградной лист на Александра Маринеско, где за основу было взято сообщение шведской газеты «Афтонбладет». В нем говорилось, что на борту «Густлофа» в момент потопления находились 8000 человек, из них 3700 обученных специалистов-подводников. Утверждается, что спасти удалось только 998 человек (кого именно — не указывается). На этот наградной лист и на сообщение из шведской газеты опирались все авторы, пишущие о Маринеско. На основе непроверенного сообщения они сделали вывод о 3700 погибших подводниках, которых было бы достаточно для укомплектования 70 подводных лодок.

Важно еще и другое: в сообщении шведской газеты указывается 4000 погибших женщин и детей.

— Каким же данным можно доверять?

— Мне довелось побывать в германском городке Мельтенорт под Килем у монумента погибшим подводникам в первой и второй мировых войнах. Здесь на бронзовых досках увековечены имена 28 751 немецкого подводника. Есть и мемориальная доска, посвященная «Густлофу», в которой перечислены 390 фамилий военнослужащих 2-й учебной дивизии подводного плавания.

Те же самые 390 фамилий приводятся и в книгах Гейнца Шена — одного из тех «пассажирских помощников», которые занимались подсчетом беженцев на «Густлофе». В основе этого списка лежит донесение командующего германскими подводными силами от 12 апреля 1945 года о пропавших без вести 30 января при гибели «Густлофа». Согласно документу, из 390 погибших было только восемь офицеров, из них только один по званию теоретически мог быть командиром подлодки, а остальные по своему званию не могли еще занимать эту должность.

— Так сколько же всего пассажиров было на борту «Густлофа» в момент его гибели?

— В том, сколько человек находилось на «Густлофе», данные немецких источников разнятся. В отношении военных подводников и вспомогательного персонала немецких ВМС цифра почти не меняется — она в пределах полутора тысяч человек. А вот сколько было беженцев, сказать сложно. Как минимум их было около 9000. Однако известно абсолютно точно, скольких удалось спасти. Несмотря на то что в спасательной операции участвовали девять кораблей, выжить в катастрофе удалось тысяче с небольшим человек, из них половина (528 человек) — личный состав немецких подводников. Таким образом, уцелело 50% подводников и только 5% беженцев.

— Почему обе стороны скрывали истинную картину произошедшего?

— Гибель «Густлофа» недаром называют «укрытой трагедией». В советское время всегда говорилось, что на судне находился цвет германского подводного флота и местная нацистская верхушка с семьями, но никогда не упоминалось о погибших беженцах, а послевоенные немцы, выросшие с чувством покаяния за преступления нацистов, замалчивали эту историю, поскольку опасались обвинений в реваншизме.

— Как, по-вашему, сегодня можно квалифицировать событие, случившееся 30 января 1945 года?

— На основе того, что нам известно сейчас, надо говорить о том, что это одна из самых трагических страниц войны, где переплелись блестящее мастерство экипажа подводной лодки С-13 под командованием Александра Маринеско и гибель огромного числа мирных немецких граждан, ставших заложниками войны. Это блестящая боевая операция, проведенная в сложнейших условиях, результатом которой оказался трагический финал. Сегодня нам надо понять: значение «атаки века» не в том, сколько именно немецких подводников были уничтожены, а в другом — был уничтожен казавшийся непотопляемым символ нацизма, корабль-мечта, пропагандирующий Третий рейх. А гражданские люди, находившиеся на корабле, стали заложниками агонизирующей немецкой военной машины... Даже самая справедливая война бесчеловечна, ведь от нее в первую очередь страдает мирное население. По законам войны, Маринеско топил военный корабль, и нет его вины в том, что при этом погибли мирные немцы — женщины и дети, совершенно безоружные перед войной.

Подготовил Сергей ГЛЕЗЕРОВ.


Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 15 (3376) от 28.01.2005 года.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину
26 Декабря 2018

На полшага впереди. История «железнодорожного» подарка Сталину

Огромное цветное панно «Поезд в пути», размером четыре на шесть метров, было преподнесено от работниц-активисток женсовета железнодорожного депо станции Шепетовка.

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи
21 Декабря 2018

Путиловский «мрамор». Строительное прошлое столицы империи

Например, пудостский травертин использовался при строительстве Петропавловской крепости, царских дворцов в Петербурге и загородных резиденций.

Прогулки по городу. Терем с павлином
14 Декабря 2018

Прогулки по городу. Терем с павлином

На Большой Пороховской улице, 18 расположился каменный особняк в модном для XX века стиле северного модерна. Рассмотрим его поближе.

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики
14 Декабря 2018

Неизвестная история Петербурга: городские фальшивомонетчики

Фальшивые монеты различного достоинства всплывали тут и там, а вскоре в полицию стали поступать заявления «о довольно странных находках».

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде
07 Декабря 2018

Пуля для мастера. Откуда взялась «Быковщина» в Ленинграде

Инцидент, который произошел 4 ноября 1928 года на фабрике «Скороход», имел самые серьезные последствия.

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца
05 Декабря 2018

Рождение «Катюш». Партизанские рейды времен войны глазами очевидца

Ветерану-фронтовику, полковнику в отставке Александру Смирнову исполнилось 100 лет. Мы узнали о том, что ему довелось иметь дело с сверхсекретными реактивными минометами. Их еще даже не называли «катю...

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской
30 Ноября 2018

Прогулки по городу. Вилла на Большой Дворянской

На улице Куйбышева, 25 расположена детская поликлиника, бывшая раньше особняком дворянской семьи. Рассмотрим историю здания.

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время
08 Ноября 2018

Свои и чужие. Неизвестные факты оккупации Ленобласти в военное время

Историки продолжают изучать не самую известную страницу Великой Отечественной войны.

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей
24 Сентября 2018

Девичий гарнизон на антенном поле. Волонтеры в Купчине создали народный музей

Дот на улице Димитрова благодаря энтузиастам стал музеем, в котором можно все потрогать и покрутить.

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов
24 Августа 2018

В покушении на Ленина до сих пор остается много вопросов

Одна из ниточек того события тянется на Ижорский завод.

«Беда, что ты Видок Фиглярин»
19 Июля 2017

«Беда, что ты Видок Фиглярин»

Острая пушкинская эпиграмма определила отношение к тому, кого считали лучшим журналистом своего времени

Вернуться в свой город
22 Июня 2017

Вернуться в свой город

Уже не одно десятилетие мы получаем от наших читателей воспоминания о войне и блокаде. Сначала нам писали фронтовики. Потом к ним присоединились дети войны. А сегодня на этой странице они присутствуют...