Главная городская газета

Атака века

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью

Один из без вести пропавших. Из дневника лейтенанта Сенева

За день до самой печальной даты в истории России «СПб ведомости» предлагают взглянуть на Великую отечественную войну глазами очевидца. Читать полностью

Куда исчез Вороний камень?

Научные экспедиции продолжают искать место Ледового побоища. О их достижениях и неудачах - в специальном материале «СПб ведомостей». Читать полностью

Тендер на строительство музея блокады открыт

После долгих споров выбрано место для строительства музейно-выставочного комплекса. Так где же будет реализован проект? Читать полностью

Не забудь зажечь свечу

22 июня ровно в 4 часа... или несколько позже в окнах многих домов страны загорятся свечи памяти. Читать полностью
Атака века  |

В предстоящее воскресенье исполнится ровно 60 лет со дня события, которое сих пор будоражит воображение. Речь идет о знаменитой «атаке века» — потоплении 30 января 1945 года советской подводной лодкой «С-13» под командованием Александра Маринеско немецкого лайнера «Вильгельм Густлоф». Особенно разгорелись страсти в последнее время, после того как в Германии вышла повесть «Траектория краба». Ее автор Гюнтер Грасс открывает неизвестные страницы бегства восточных немцев на запад, а в центре событий — катастрофа «Густлофа».
О легендарной «атаке века», о тайнах и загадках этой истории мы беседуем с военным исследователем председателем петербургского центра международного сотрудничества «Примирение» Юрием Лебедевым.
В последние годы он много занимался этим вопросом, работал с отечественными и иностранными источниками, беседовал с подводниками, участвовавшими в «атаке века», ездил в Германию, чтобы узнать аргументы той стороны.

— Юрий Михайлович, почему сегодня личность Героя Советского Союза Александра Маринеско вновь, как на заре перестройки, оказалась в центре общественного внимания?

— Маринеско — знаковая фигура, человек-легенда. В годы хрущевской оттепели, а потом и перестройки он стал восприниматься как непризнанный властями народный герой, пострадавший за правду, как жертва сталинского режима. И это было справедливо. Мы не имели бы сегодняшнего Маринеско, если бы не усилия писателей Александра Крона и Сергея Смирнова. Однако, как это часто бывает, вместо реального человека была сотворена легенда, которая ныне прочно живет и с которой очень многие не хотят расставаться.

Новую волну интереса к гибели «Густлофа» вызвало уточнение и переосмысление неизвестных прежде страниц Великой Отечественной войны, и это особенно важно сегодня, в год 60-летнего юбилея Великой Победы. Как оказалось, вокруг «атаки века» за многие годы было нагромождено столько мифов и откровенных фальсификаций, что до правды приходится порой докапываться с огромным трудом.

— Вы не раз подчеркивали, что выступаете защитником Александра Маринеско. Так от чего и от кого требуется сегодня защищать личность легендарного подводника?

— Я считаю, что Маринеско действительно сегодня нуждается в защите. И прежде всего от сформировавшегося в немецком обществе утверждения, будто Маринеско потопил «корабль беженцев». И хотя книга Грасса не поддерживает это обвинение, в ней тем не менее Маринеско показан запрограммированным на разрушение «терминатором». А ведь нам глубоко небезразлично, как в Европе воспринимают человека, которого в России считают гордостью нации.

— Что же случилось в Балтийском море той ночью в самом конце января победного сорок пятого?

— В те дни Красная Армия стремительно продвигалась на запад в направлении Кенигсберга и Данцига. Сотни тысяч немцев, боясь расплаты за злодеяния нацистов, стали беженцами и двигались к портовому городу Гдыня, немцы называли его Готенхафен. Он стал для многих людей последней надеждой: здесь стояли не только большие военные корабли, но и крупные лайнеры — каждый мог взять на борт тысячи беженцев. Одним из них и был «Вильгельм Густлоф», который казался немцам непотопляемым.

Построенный в 1937 году великолепный круизный лайнер с кинотеатром и плавательным бассейном был гордостью Третьего рейха, он призван был продемонстрировать всему миру достижения нацистской Германии. Гитлер участвовал в спуске судна, на котором была даже его личная каюта. Для гитлеровской организации культурного досуга «Сила через радость» лайнер в течение полутора лет доставлял отдыхающих в Норвегию и Швецию, а с началом второй мировой войны стал плавказармой курсантов 2-й учебной дивизии подводного плавания.

Несмотря на немалое количество беженцев на «Густлофе», когда этот корабль вышел в свой последний рейс из Готенхафена, он не имел официального статуса «корабль беженцев». Это подтверждает тот же Грасс: «У причала стояло не госпитальное судно Красного Креста, не транспортный корабль, битком набитый беженцами, а подчиненный военно-морскому флоту вооруженный лайнер, на который чего только не погрузили».

— Что же, на ваш взгляд, послужило отправной точкой для возникновения многочисленных легенд вокруг «атаки века»?

— Я считаю, что такой отправной точкой стал наградной лист на Александра Маринеско, где за основу было взято сообщение шведской газеты «Афтонбладет». В нем говорилось, что на борту «Густлофа» в момент потопления находились 8000 человек, из них 3700 обученных специалистов-подводников. Утверждается, что спасти удалось только 998 человек (кого именно — не указывается). На этот наградной лист и на сообщение из шведской газеты опирались все авторы, пишущие о Маринеско. На основе непроверенного сообщения они сделали вывод о 3700 погибших подводниках, которых было бы достаточно для укомплектования 70 подводных лодок.

Важно еще и другое: в сообщении шведской газеты указывается 4000 погибших женщин и детей.

— Каким же данным можно доверять?

— Мне довелось побывать в германском городке Мельтенорт под Килем у монумента погибшим подводникам в первой и второй мировых войнах. Здесь на бронзовых досках увековечены имена 28 751 немецкого подводника. Есть и мемориальная доска, посвященная «Густлофу», в которой перечислены 390 фамилий военнослужащих 2-й учебной дивизии подводного плавания.

Те же самые 390 фамилий приводятся и в книгах Гейнца Шена — одного из тех «пассажирских помощников», которые занимались подсчетом беженцев на «Густлофе». В основе этого списка лежит донесение командующего германскими подводными силами от 12 апреля 1945 года о пропавших без вести 30 января при гибели «Густлофа». Согласно документу, из 390 погибших было только восемь офицеров, из них только один по званию теоретически мог быть командиром подлодки, а остальные по своему званию не могли еще занимать эту должность.

— Так сколько же всего пассажиров было на борту «Густлофа» в момент его гибели?

— В том, сколько человек находилось на «Густлофе», данные немецких источников разнятся. В отношении военных подводников и вспомогательного персонала немецких ВМС цифра почти не меняется — она в пределах полутора тысяч человек. А вот сколько было беженцев, сказать сложно. Как минимум их было около 9000. Однако известно абсолютно точно, скольких удалось спасти. Несмотря на то что в спасательной операции участвовали девять кораблей, выжить в катастрофе удалось тысяче с небольшим человек, из них половина (528 человек) — личный состав немецких подводников. Таким образом, уцелело 50% подводников и только 5% беженцев.

— Почему обе стороны скрывали истинную картину произошедшего?

— Гибель «Густлофа» недаром называют «укрытой трагедией». В советское время всегда говорилось, что на судне находился цвет германского подводного флота и местная нацистская верхушка с семьями, но никогда не упоминалось о погибших беженцах, а послевоенные немцы, выросшие с чувством покаяния за преступления нацистов, замалчивали эту историю, поскольку опасались обвинений в реваншизме.

— Как, по-вашему, сегодня можно квалифицировать событие, случившееся 30 января 1945 года?

— На основе того, что нам известно сейчас, надо говорить о том, что это одна из самых трагических страниц войны, где переплелись блестящее мастерство экипажа подводной лодки С-13 под командованием Александра Маринеско и гибель огромного числа мирных немецких граждан, ставших заложниками войны. Это блестящая боевая операция, проведенная в сложнейших условиях, результатом которой оказался трагический финал. Сегодня нам надо понять: значение «атаки века» не в том, сколько именно немецких подводников были уничтожены, а в другом — был уничтожен казавшийся непотопляемым символ нацизма, корабль-мечта, пропагандирующий Третий рейх. А гражданские люди, находившиеся на корабле, стали заложниками агонизирующей немецкой военной машины... Даже самая справедливая война бесчеловечна, ведь от нее в первую очередь страдает мирное население. По законам войны, Маринеско топил военный корабль, и нет его вины в том, что при этом погибли мирные немцы — женщины и дети, совершенно безоружные перед войной.

Подготовил Сергей ГЛЕЗЕРОВ.


Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 15 (3376) от 28.01.2005 года.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook