Главная городская газета

Архитектор и джиу-джитсу

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
Архитектор и джиу-джитсу  | ФОТО BluOltreMare/shutterstock.com

ФОТО BluOltreMare/shutterstock.com

Летом 1908 года «Петербургская газета» выпуск за выпуском держала своих читателей в напряжении: чем завершится скандальная история, в ходе которой архитектор Александр Лишневский таскал за фалды и бил кулаком в живот гласного (депутата) столичной Городской думы?

Причиной тому была ситуация с Домом городских учреждений на углу Садовой улицы (дом # 55 – 57) и Вознесенского проспекта, построенным по проекту и под непосредственным наблюдением Александра Лишневского. Здание было сдано в эксплуатацию к началу 1907 года, а через полтора года стены пошли трещинами. Поскольку постройка принадлежала городу, была создана специальная комиссия, призванная ответить на два извечных вопроса: «кто виноват?» и «что делать?». Разумеется, перед этим собранием должен был держать ответ ответственный строитель – Лишневский.

Осмотр дома, в ходе которого обнаружились «несомненные признаки, дающие впечатление не совсем правильной постройки», выявил наличие 60 трещин различного размера. Все они были не только запротоколированы, но и сфотографированы, чтобы скрыть их втихую было невозможно.

При обходе здания один из членов комиссии гласный Петр Фокин, возмущаясь обилием трещин, заметил: «Я бы такому архитектору не позволил и будку выстроить!». В ответ Лишневский «вспыхнул гневом», бросив: «Скорее можно издохнуть, чем этот дом обвалится!» – отпустив затем «тирады еще более оскорбительного свойства». Слово за слово, и разговор принял «крайне обостренный оборот». Распаленный архитектор схватил городского депутата за борт пальто; тот, отражая нападение, в свою очередь ухватился за костюм обидчика. Тогда Лишневский, как сообщал газетчик, «пустил в ход приемы японского джиу-джитсу и французского бокса» и ударил Фокина кулаком в живот. Остальные члены комиссии, «дабы не допустить переход пикировки в драку», вмешались в ссору и своевременно погасили ее.

Журналисты «Петербургской газеты» тут же отреагировали на этот инцидент серией едких статей и фельетонов. Заголовки вопрошали: «Как спасти Дом городских учреждений от разрушения?». Обывателей запугивали, что жить в подобных домах, построенных «из манной крупы, клейстера, непринятых драматических произведений и прочего мусора», чрезвычайно опасно. А домовладельцев-заказчиков стращали, что отныне при общении с архитекторами следует обезопасить себя, обзаведясь «бронированным фургоном».

Обращали газетчики внимание и на такой факт: как городские власти, имевшие на службе квалифицированных техников, приняли постройку, пропустив при этом столь существенные недостатки?

Встревоженная городская управа образовала еще одну комиссию, в которую вошли авторитетные петербургские архитекторы, среди которых были П. Ю. Сюзор, Л. Н. Бенуа, И. С. Китнер. Комиссия вновь скрупулезно осмотрела здание и вынесла решение в пользу Лишневского.

В документе говорилось, что общее состояние дома «не дает поводов к опасению в смысле безопасности», а появление трещин объясняется «неравномерностью осадки и разновременностью возведения частей здания при сложности плана, обширности самой постройки и затруднительности условий производства работ». Городское правительство сформировало техническую комиссию, под наблюдением которой был произведен необходимый ремонт. Интересно, что в комиссию вошел и «оправданный» Лишневский, квалификации которого, как оказалось, достаточно не только для строительства будок...

Одним словом, архитектор – профессия, которая требует не только художественного дарования и технического мастерства. Подчас, чтобы осуществить постройку в соответствии с проектом, зодчему приходится проявлять бойцовские качества. Кстати, Карл Росси, отстаивая право на жизнь новаторских металлических перекрытий Александринского театра, в прочности которых возникли сомнения, фактически выдвинул властям ультиматум. Архитектор заявил, что если устроенные им перекрытия рухнут, то «в пример для других пусть тот же час меня повесят на одной из стропил театра». И наотрез отказался применять иные конструкции.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook