Главная городская газета

«Двойной лорнет скосясь наводит...»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Наследие

«Швецкие арестанты»: история первых строителей Петербурга

Историк рассказала «СПб ведомостям», как в XVIII веке пленные шведы строили Санкт-Петербург. Читать полностью

Выстрел на окраине

20 июня 1918 года был убит комиссар по делам печати и агитации Союза коммун Северной области В. Володарский. Кому была нужна его смерть? Читать полностью

Экскурс в историю: литературная метеорология Петербурга

Кто мог красочнее описать погоду Северной столицы 19 века, чем ее современники-писатели? Читать полностью

Помним в радости и в горе

22 июня - День памяти и скорби в России, день начала Великой Отечественной войны. И хотя сейчас в нашей стране проходит мундиаль, программа траурных мероприятий останется неизменной. Читать полностью

Трое в матросских костюмчиках

В преддверии Дня памяти и скорби авторы «СПб ведомостей» делятся своими воспоминаниями о Великой отечественной войне.   Читать полностью

Ни пяди не уступить, ни грамма не оставить

Накануне трагичной и памятной даты «СПб ведомости» вспоминают «как это было» во время Великой отечественной войны. Читать полностью
 «Двойной лорнет скосясь наводит...»  | Из коллекции ГМЗ «Царское Село»

Из коллекции ГМЗ «Царское Село»

Иконография первых лиц Российской империи вплоть до начала XX века не сохранила ни одного изображения императоров и их супруг в очках и с лорнетами. Между тем в Собственных комнатах императора Александра I в Екатерининском дворе Царского Села хранятся два лорнета, принадлежавшие этому монарху.

Для правителей России и их родных слабое зрение становилось проблемой, поскольку на рубеже XVIII - начала XIX века при императорском дворе сформировалась неписаная традиция этикета, запрещавшая ношение очков. Судя по всему, это правило ввела супруга Павла I императрица Мария Федоровна, которая сама была близорука. До нее, по всей видимости, со зрением у Романовых было все в порядке, за исключением возрастной дальнозоркости.

О том, что ношение или использование «оптики» воспринималось в России власть имущими как некая фронда, а позже как неприличное поведение, свидетельствуют многочисленные мемуарные свидетельства и городские легенды. Например, широко известна история, как Екатерина II, дабы погасить увлечение золотой молодежи лорнетами, распорядилась выдать их столичным будочникам...

Придворные и высший свет также должны были следовать сложившемуся дресс-коду, предполагавшему запрет на ношение очков. Недаром роман Д. С. Мережковского «Александр I» начинается фразой: «Очки погубили карьеру князя Валерьяна Михайловича Голицына». Как следует из текста, министр народного просвещения и обер-прокурор Синода князь А. Н. Голицын был глубоко обеспокоен, узнав, что его племянник камер-юнкер князь В. М. Голицын явился на большой выход в Зимний дворец в очках. Проштрафившийся камер-юнкер, оправдываясь, говорил, что он «отвык от здешних порядков - из памяти вон, что в присутствии особ высочайших ношение очков не дозволено...».

Смотреть на окружающих в лорнет считалось своего рода вызовом. Вспомним, как пушкинский Онегин «лорнировал» в театре незнакомых дам («двойной лорнет скосясь наводит»). Или как лермонтовский Печорин дерзко разглядывал княжну Мэри: «Я навел на нее лорнет и заметил, что... мой дерзкий лорнет рассердил ее не на шутку. И как, в самом деле, смеет кавказский армеец наводить стеклышко на московскую княжну?».

Впрочем, даже при царском дворе на каждое из правил были свои исключения. Очки были запрещены только в парадных действах церемониального характера. На личных императорских половинах вполне допускалось использование моноклей, лорнетов и очков.

Что же касается приближенных, то им разрешалось носить очки только по воле императора. Так, при Александре I и Николае I самым известным придворным очкариком был министр иностранных дел граф К. В. Нессельроде, получивший санкцию на ношение очков лично от Александра I. Современники, описывавшие облик графа, непременно упоминали его очки: «Черты лица его были тонки, нос с заметным горбом, сквозь очки сверкали удивительные глаза». Впоследствии даже сложилась присказка: мол, Николай I рассматривал внешнеполитические проблемы через «очки Нессельроде»... При Александре II привилегированным очкариком стал канцлер А. М. Горчаков.

Что же касается близорукости императора Александра I, то о ней есть многочисленные мемуарные свидетельства. Например, графиня С. Шуазель-Гуфье вспоминала, как она вместе с императором ползала по полу в поисках потерявшегося лорнета: «Прежде чем проститься со мной, государь поднялся и, не говоря, что он ищет, стал внимательно осматривать пол во всех углах гостиной. Я поставила лампу на ковер и тоже стала искать потерянный предмет: оказалось, что государь искал небольшую лорнетку, которой он обычно пользовался и которая упала к моим ногам под стол... она была из простой черепахи, без украшений».

В какой же степени царь был близорук? С любезного разрешения дирекции музея-заповедника «Царское Село» и при поддержке офтальмологов Первого Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И. П. Павлова доктора медицинских наук Сергея Астахова и кандидата медицинских наук Валерия Грабовецкого было проведено исследование лорнетов Александра I. На одном сила очковой линзы была определена - 3.25, на другом - 3.75. Полученные результаты говорят о том, что у Александра I была миопия средней степени. Можно предположить, что император преимущественно пользовался лорнетами для работы с документами, поскольку они позволяли ему вполне комфортно читать документы на расстоянии 30 - 40 сантиметров от лица.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook