Палитра недуга. Как работают патологоанатомы

Профессия врача-патологоанатома настолько не публична, что большинство из нас не очень представляют, чем, собственно, он занимается. В представлении человека, далекого от медицины, врач-патологоанатом – это специалист, который работает исключительно с телами умерших. На самом же деле основная задача клинического морфолога, так еще называют патологоанатома, – сделать все возможное, чтобы живому пациенту был поставлен правильный диагноз и назначен нужный курс лечения. Рассказать о тонкостях этой профессии мы попросили заведующего патологоанатомическим отделением больницы Святителя Луки кандидата медицинских наук Алексея ПЕРЕМЫШЛЕНКО.

Палитра недуга. Как работают патологоанатомы | ФОТО pixabay

ФОТО pixabay

– Алексей Сергеевич, у обывателя выработался стойкий стереотип: врач вашей специальности – это суровый, циничный человек, у которого в одной руке скальпель, в другой – бутерброд...

– А еще фартук и лужи крови вокруг... Просто народ насмотрелся криминальных сериалов. В жизни ничего подобного нет. Исследование летальных случаев лишь небольшая часть нашей деятельности. Все остальное – работа с живыми людьми, точнее, с образцами их тканей. То есть все, что берется у человека при оперативном вмешательстве или биопсии, отправляется на исследование патологоанатому. И ни один серьезный диагноз не считается окончательным, если не подтвержден морфологически.

Предположим, врач-гинеколог видит какие-то изменения в шейке матки женщины. Но однозначно поставить диагноз не может. Тогда он делает забор крохотного кусочка ткани и отправляет его нам, чтобы уже наши специалисты дали ответ на непростой вопрос, чем она больна.

Чаще всего такое исследование проводится при подозрении на онкологию: мы определяем характер опухоли, стадию ее развития, агрессивность... Более того, прогнозируем, как она будет реагировать на химиотерапию или лучевое лечение. Как видите, несмотря на то что сегодня в распоряжении лечащего врача есть и МРТ, и КТ, и ПЭТ, именно мы, морфологи, помогаем врачу-онкологу, радиотерапевту или хирургу не только поставить точный диагноз, но и назначить пациенту наиболее адекватный курс лечения.

Так что, вопреки устоявшемуся стереотипу, основное орудие труда морфолога не скальпель, а микроскоп, стеклопрепараты и современные методы исследования.

– Если не секрет, какие?

– В первую очередь это изучение под микроскопом образцов тканей. Мы делаем из них тончайшие срезы, которые накладываются на стекла, и окрашиваем специальными красками, чтобы при большом разрешении можно было четко разглядеть, с какой патологией мы имеем дело.

В палитре морфолога великое множество красок: гематоксилин, эозин, альциановый синий... Они позволяют распознавать клеточные структуры, инфекционные агенты, предопухолевые и опухолевые изменения.

Но бывает, что этого недостаточно, и тогда мы прибегаем к иммуногистохимическим (ИГХ) методам исследования, которые безусловно стали настоящим прорывом в диагностике.

В этом случае мы обрабатываем срезы не красками, а антителами к определенным опухолевым тканям. Этот метод позволяет точно определить тип опухоли и установить устойчивость к лекарственным препаратам до начала лечения. Таким образом, пациента избавляют от лишней интоксикации и назначают именно то лекарство, об эффективности которого заведомо известно.

Кстати, благодаря именно этому методу диагностики стала возможна таргетная терапия – направленная на уничтожение определенной патологии и не затрагивающая при этом другие ткани.

Все чаще применяется молекулярная генетическая диагностика, такие методы, как FISH-тесты (цитогенетический анализ) или секвенирование.

– Говорят, что в Новосибирске ученые создали прибор, который способен безошибочно обнаружить в слюне или крови человека всего несколько молекул раковых клеток. А вот, мол, ИГХ может «пропускать» до 15% всех гормонально-зависимых опухолей. Где истина?

– На мой взгляд, не стоит сравнивать эти два совершенно разных метода диагностики. Ученые в Новосибирске пошли по пути молекулярной генетики. Согласен, это более объективный метод. Но что касается пациента, то для него цель любой диагностики не просто определить тип опухоли, а выбрать тактику лечения. А именно в этом случае ИГХ зарекомендовал себя как наиболее эффективный метод.

– К вам обращаются пациенты с необходимостью провести пересмотр гистологического материала?

– Довольно часто. И это нормальная практика, которую в западных клиниках называют «второе мнение». Бывает, пациент, узнав, что у него онкологический диагноз, принимает решение начать лечение в одном учреждении, потом переходит в другое. Безусловно, принимая такого человека в нашу клинику, мы проводим стандартный алгоритм обследования, в результате которого можем или полностью подтвердить диагноз поставленный ранее, согласившись с выводами коллег, или обнаружить иной тип опухоли.

К сожалению, человеческий фактор никто не отменял. И только работа команды специалистов помогает избегать ошибок.

– И как часто приходится с такими ошибками сталкиваться?

– Это очень сложный вопрос. Да, бывают проявления халатности, недостаточность знаний или умений. Но нужно понимать, что ни один врач не желает вреда своему пациенту.

– В последние годы не только в России, но и за рубежом говорят о дефиците врачей-патологоанатомов. С чем это связано?

– Не хватает не только специалистов нашего профиля, но и врачей в целом. Сегодняшняя ситуация с пандемией очень ярко демонстрирует острую необходимость в реаниматологах, пульмонологах, инфекционистах.

Вообще путь врача очень сложный. Это долгие годы обучения, становления, многие уходят из профессии, только-только начав нарабатывать опыт. Причин тому много. Кого-то не устраивает материальная составляющая профессии, кого-то психологическая...

Если брать именно патологоанатомов, то это очень сложная специализация, которая требует предельной концентрации, внимательности и усидчивости, знаний во всех областях медицины. Мы совершенствуемся в профессии непрерывно. А главное – у патологоанатома нет права на ошибку.

#медицина #врачи #здравоохранение

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 152 (6750) от 27.08.2020 под заголовком «Палитра недуга».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Из отпуска с вирусом. Количество заболевших корью петербуржцев растет
12 Августа 2019

Из отпуска с вирусом. Количество заболевших корью петербуржцев растет

В начале июля было зарегистрировано уже 60 случаев заболевания корью, в том числе у 16 детей.

От глаукомы до катаракты. Как вовремя распознать болезни глаз
08 Августа 2019

От глаукомы до катаракты. Как вовремя распознать болезни глаз

Как сохранить зрение, рассказывает офтальмолог.

Пациента вызывали? На диспансеризацию пригласят по SMS
08 Августа 2019

Пациента вызывали? На диспансеризацию пригласят по SMS

Начихать на собственное самочувствие станет сложнее

Квасить или мариновать? Чем опасны домашние заготовки
08 Августа 2019

Квасить или мариновать? Чем опасны домашние заготовки

Ботулизм не имеет ни цвета, ни запаха.

Эксперты объяснили высокое количество психически больных людей в Петербурге
06 Августа 2019

Эксперты объяснили высокое количество психически больных людей в Петербурге

За 2018-ый год в Северной столице зарегистрировали 4 тысячи 783 новых случаев ментальных заболеваний.

В НИИ Джанелидзе впервые успешно пересадили печень
30 Июля 2019

В НИИ Джанелидзе впервые успешно пересадили печень

Александр Беглов поздравил городскую больницу с удачной трансплантацией.

Врачи рассказали, как не заразиться гепатитом в салоне красоты
25 Июля 2019

Врачи рассказали, как не заразиться гепатитом в салоне красоты

Риск заболеть присутствует во время маникюра.

Избавить от ожирения, снизить смертность. В Петербурге займутся проблемами детского здравоохранения
25 Июля 2019

Избавить от ожирения, снизить смертность. В Петербурге займутся проблемами детского здравоохранения

Все больше детей страдают хроническими заболеваниями с рождения.

Вирус XXI века. Число ВИЧ-инфицированных россиян достигло критической отметки
08 Июля 2019

Вирус XXI века. Число ВИЧ-инфицированных россиян достигло критической отметки

В 13 регионах страны ВИЧ заражены более 1% населения. В числе самых проблемных, к сожалению, и Ленобласть.

Детский хирургический центр за 6,5 млрд построят в Петербурге
02 Июля 2019

Детский хирургический центр за 6,5 млрд построят в Петербурге

Об этом рассказал действующий губернатор Северной столицы Александр Беглов.

В Петербурге «сердечники» бесплатно получат лекарства
26 Июня 2019

В Петербурге «сердечники» бесплатно получат лекарства

Депутаты ЗакСа окончательно утвердил меры поддержки перенесшим ишемический инсульт петербуржцам.

Таблетки на смену уколам. В России впервые одобрили новую терапию гепатита С для детей
26 Июня 2019

Таблетки на смену уколам. В России впервые одобрили новую терапию гепатита С для детей

Сегодня диагноз «гепатит С» ежегодно ставят 3 - 4 миллионам человек в мире.