Юрий Бакей: Генплан - вещь консервативная

Недавно приняты очередные изменения в Правила землепользования и застройки (ПЗЗ) Петербурга. «Санкт-Петербургские ведомости» посчитали это важным поводом, чтобы пригласить в редакцию Юрия Бакея.

Юрий Бакей: Генплан - вещь консервативная | Фото: Александр Дроздов

Фото: Александр Дроздов

Мы говорили о преемственности генпланов, новом музее блокады, направлениях городского развития, агломерации, общественных пространствах и многом другом.

- Юрий Константинович, чем вызваны изменения в ПЗЗ?

- Формально это приведение правил в соответствие с изменениями в Генеральном плане Петербурга. По сути - надо было внести в правила 15 объектов транспортной инфраструктуры, из главных, это Восточный скоростной диаметр и аэроэкспресс «Витебский вокзал - аэропорт «Пулково». Но в ходе общественных слушаний была внесена еще целая тысяча предложений...

- Например, перевести территорию улично-дорожной сети около Смольного в территорию, где можно построить МВК «Оборона и блокада Ленинграда»?

- Именно так, без ущерба для будущего Орловского тоннеля.

- Как вы считаете, место для музея выбрано удачно?

- На мой взгляд, был вариант лучше. Для начала замечу, что НИПЦ генплана подробно занимался вопросом выбора места для блокадного музея и предлагал более десяти точек, связанных с историей обороны Ленинграда. Как в центральной части города, так и на периферии. Например, в Кировском районе, на Пулковском рубеже...

В итоге мы остановились на участке недалеко от Пискаревского кладбища. Там можно было создать единый комплекс за счет архитектурного решения и общего градостроительного сценария пространства. К сожалению, этот вариант не был принят, в том числе музейщиками.

- Прежде Генеральный план Ленинграда, а потом Петербурга принимался на 20 лет. Теперь его меняют каждый год. Это, по-вашему, правильно?

- На мой взгляд, генплан и ПЗЗ должны задавать территориальное развитие Петербурга на длительную перспективу. Не менее 20 лет плюс понимание, как город будет развиваться дальше.

Сфера капитального строительства инерционна, от идеи до реализации много времени проходит: изыскания, разрешения, согласования... А тут меняют правила игры.

Как-то мы подарили английским коллегам альбом про генпланы Петербурга. Они искреннее удивлялись: для них и 20 лет - это слишком часто. По сути, генплан - вещь очень консервативная.

- И как быть?

- Изменения могут быть единичными. Вал недопустим. Генплан - это зонирование территории: жилая, промышленная, деловая и т. д. Так зачем внутри жилой территории показывать улицы, когда, по закону, они могут быть в любой зоне? Необходимо показывать только каркас - дороги скоростного движения и главные магистрали.

Не говорю уже о том, что в основе любого генплана лежит стратегия социально-экономического развития, а не мечты архитекторов, что нам такого сделать «прорывного».

- А «вброс» в генплан Восточного скоростного диаметра оправдан?

- Эта магистраль там была, теперь уточнена ее трассировка. В том числе с учетом опыта эксплуатации ЗСД как скоростной платной дороги. Не как они работают где-то, а как у нас, здесь.

- Генплан Петербурга задал площадь города больше, чем площадь Москвы (если не считать Новой Москвы). Когда это произошло и почему?

- Всегда Петербург был больше Москвы по площади, а в советское время стал меньше по числу жителей. Но замечу, что Ленинград состоял из двух частей - собственно город и значительные территории, которые ему административно подчинялись: от Курортного района до Колпина.

Старшие коллеги в свое время объяснили мне, как происходило расширение. Например, в 1960-е годы было принято решение строить дамбу. Чтобы привлечь десятки тысяч строителей, им надо дать стимул - ленинградскую прописку. Возникли целые «спальные» кварталы.

- Можно ли дальше не расширять урбанизацию территории Петербурга, не «растаскивать» город?

- Невозможно, население растет слишком быстро. В прогнозе генплана 2005 года численность населения оценивалась к 2025 году в 4,5 млн человек, а уже сейчас 5,3 млн. Это только постоянные жители, а есть еще временные. Петербург с момента основания существовал за счет приезжих, так называемого механического прироста населения. В советское время это были 40 тысяч человек в год. По данным Петростата, в 2017 году механический прирост составил более 60 тысяч человек.

- Какой подход к основным параметрам генплана нужен сегодня с вершины многолетнего опыта лучших градостроителей?

- Это вариант компактного города с развитыми транспортными связями. Петербург - мегаполис, и он не может быть велосипедно-пешеходным. Только отдельные улицы, причем не длиннее 600 метров.

Модная ныне тема общественных пространств возникла не вчера, 600 метров - расстояние, которое человек преодолевает, не теряя интереса к увиденному. На этом строились проекты пешеходных улиц в европейских городах. Не все там было удачно, но эксперименты неизбежны. В 1970-е годы, когда я был студентом, на Западе была в моде «подземная урбанистика». У нас только начинались подземные переходы, там строили подземные пешеходные площади. Сейчас эти площади признаны ошибкой, людей достают из-под земли, загоняя туда автомобили.

- Насколько удачны, на ваш взгляд, пешеходные улицы - Малая Садовая и Малая Конюшенная?

- Малая Садовая - лучше. Крутящийся шар стал знаковым объектом общественного пространства «Встретимся у шарика» - всем понятно, это своеобразный мем. Так рождаются легенды и мифы Петербурга.

- Почему берега Невы южнее Смольного отдаются под жилую застройку, а не под общественные пространства

- Ответ прост - это частная земля. Для любого архитектора общественное пространство - это праздник.

Все мы наблюдаем эксперимент на Петроградской стороне, когда строительная площадка (частная земля) объявляется зеленой зоной. Если этот эксперимент устоит в судах, получит продолжение в изменениях закона, у нас появится право распоряжаться 50 гектарами на Октябрьской набережной.

- Развитие общественных пространств - производная от политической воли? Когда в Москве снесли устаревшую гостиницу «Россия», было много идей, что делать дальше. В частности, предлагалось воссоздать квартал Зарядье XVII века как город ремесел. В итоге появился парк «Зарядье», зимой это большой пустоватый газон...

- Я не видел «Зарядья», но знаю москвичей, которые, кроме как «дом - работа», никуда не выползали. А в «Зарядье» поехали, открытие парка стало событием. Что касается политической воли в Петербурге, то это, например, Парк 300-летия. Нам дали неделю на посадочные чертежи, после чего было назначено время закладки. Я собственноручно посадил дерево и получил именной сертификат.

- И какое дерево, если не секрет, посадили?

- Не дуб! Шел 1996 год, триста саженцев собирали по всему городу и области. Это была одна из последних акций Анатолия Собчака. Потом губернатором стал Владимир Яковлев, и я снова участвовал в закладке парка...

- А если вместо судебного квартала на проспекте Добролюбова создать парк, это было бы правильное градостроительное решение?

- Наверное... однако реалии у нас иные. Здорово, что вывели ГИПХ из центра города, но это потребовало огромных затрат ВТБ, и дальше все пошло по известному сценарию... Вот если бы Петербург имел собственные средства на вывод ГИПХа, тогда можно было бы говорить о парке. Хотя и в этом случае потребовались бы десятилетия.

- Где сейчас главный ресурс городского развития - серый пояс, неосвоенная часть Приморского района или что-то еще?

- Серый пояс - однозначно ценный ресурс развития, но это очень сложная история. Там много факторов: дорогая подготовка территории, санитарно-защитные зоны соседних работающих предприятий, жилье можно построить - а где «социалку» размещать и т. д. Такой ресурс надо брать не быстро, реальным качеством того, что появится, а не железобетонными джунглями.

Мы начали работу с Ленинградской областью по агломерации как ресурсу городского развития на южных и юго-восточных границах города и области. Очень не хочется повторять опыты Мурина - Девяткина с их плотной и высокой застройкой.

- Сейчас много разговоров о переезде в область СПбГУ. Это правильный план?

- Нет, не правильный, на мой взгляд, Университет надо развивать на намывных территориях Васильевского острова. Для меня странно представить СПбГУ вне острова - это история и смысл этого города. Когда-то мы просчитывали строительство университетского кампуса в устье Смоленки. Даже было распоряжение Анатолия Собчака передать Университету эту территорию, мы детально прорабатывали логистику, связь расписания занятий и потоков транспорта.

Намыв не самый дешевый, но самый правильный вариант. Конечно, можно оптимизировать любые процессы, только потом может быть поздно отыгрывать назад.

- Вы полагаете, исторические здания на Васильевском острове за СПбГУ надо сохранить?

- Конечно. Все там достаточно компактно.

- Как следует решать транспортные проблемы ближнего закадья - Бугров, Кудрова, Мурина, которые продолжают активно застраиваться?

- Не буду повторять известных вещей о стене жилых домов вдоль КАД. Сейчас идет тяжелый процесс переговоров с Ленинградской областью. Например, мы против продолжения в область Гражданского проспекта. Он не рассчитан на транспортные потоки, которые устремятся на него из Мурина. Наша альтернатива - ВСД, и на этот вход в город надо ориентироваться. На этом входе запроектированы и метро, и скоростной трамвай.

- Активная застройка Усть-Славянки привела к тому, что к метро «Рыбацкое» не попасть. Люди жалуются. Это что - новая градостроительная ошибка?

- Правильно жалуются. Но если Рыбацкий мост через Славянку десятилетиями не ремонтируется, то причем здесь генплан и ПЗЗ? Для Петербурга мосты - ключевая проблема. Достаточно сказать, что только через Неву необходимо перебросить как минимум четыре моста - Ново-Адмиралтейский, в створе Арсенальной улицы, Большой Смоленский и в створе Фаянсовая - Зольная. Они все есть в Генеральном плане Петербурга.

- И их построят?

- Ново-Адмиралтейский отменен Верховным судом, но по процедуре принятия решения о его строительстве. Суд не вправе оспорить само планировочное решение. Мост в створе Арсенальной улицы в обозримом будущем не появится. Остальные два построят

- Горячей точкой стала Пулковская обсерватория. Потому, что ПЗЗ в свое время не отрегулировали защитную зону астрономических наблюдений?

- На территории обсерватории находятся в том числе и жилые дома. Там много разных функций, не имеющих отношения к астрономии. Наше давнее предложение к обсерватории - сформулируйте свои требования, понятные строительному рынку.

ПЗЗ проходит антикоррупционную экспертизу, поэтому заложенные там условия не могут быть предметом переговоров между городской властью и астрономами. ФАНО, которому принадлежит имущество обсерватории, и РАН, которая ставит обсерватории научные задачи, должны утвердить документ. Он станет для нас законом.

- Вы участвовали в переговорах с градозащитниками по вопросам угроз объектам культурного наследия, которые могут возникнуть при прокладке новых улиц и магистралей, заложенных в генплан. До чего-нибудь договорились?

- Конфликтных точек двенадцать. Где-то надо исправить неточности, где-то мы столкнулись с нежеланием понять, что карты генплана имеют мелкий масштаб и не отражают деталей. Но главное, что все 12 объектов входят в комплексную транспортную схему с пометой «к реализации после 2030 года». Это достаточное время для поиска технологических и юридических решений, в частности, отражения в российских законах международных требований по охране Петербурга как объекта всемирного наследия ЮНЕСКО.

- Но разве «Блан-Менильская» развязка не убьет Английский парк?

- По ту сторону парка живут десятки тысяч человек, у них реальная проблема добираться в Петербург. Генплан ставит задачу обеспечить связанность территорий, он не говорит как. Но, будучи законом, обосновывает выделение средств на изыскания и проработку решений. КРТИ прорабатывает проект туннеля под территорией парка.

- Какие самые сложные объекты в списке двенадцати?

- Лопухинский сад. Прорабатывались шесть вариантов связи между Аптекарской и Песочной набережными. Между ними давно «искрит». Мне не хочется, чтобы там прошла набережная. У меня лично с этим садом связано много положительных эмоций юного возраста. Но что-то надо делать, искать внятное решение, обсуждать варианты, а не вопить «близко не подпустим». Кстати, новый мост Бетанкура, или Серный, часть этой транспортной системы.

- Продолжение Измайловского проспекта как-то сможет обойти бывший Варшавский вокзал?

- Для этого надо переместить памятник архитектуры - здание электроподстанции. Если передвинуть ее, она перестанет быть памятником.

- Перестанет. Памятник - это не только камни, но и пространство.

- А на мой взгляд, не перестанет. Будем мы его воспринимать и в другом месте. Среда там деградировала. Это же не Александринский театр, который нельзя взять и откатить в сторонку.

- Магистраль № 7 через Удельный парк нужна?

- Нужна, несмотря на всю массированную критику. С «вылетами» на Выборгское и Новоприозерское шоссе. Эту мою позицию разделяют все профессиональные транспортники. Магистраль должна начинаться от Арсенальной улицы. Как пройти Удельный парк? Надо искать оптимальное взаимоприемлемое решение. Знаете, какой принцип мы закладываем при подготовке транспортных решений?

- Какой?

- Средневзвешенное время поездки по всему городу не должно превышать 45 минут. Эта цифра все определяет. Когда-то Наум Сергеевич Пальчиков, мой учитель, терпеливо объяснял: чтобы осваивать северо-запад Петербурга, надо создать там шесть транспортных связей. Сейчас сделано только четыре - три линии метро и ЗСД, который, кстати, вчерне был задуман в 1974 году как магистраль № 16.

- ЗСД уничтожил морской фасад Петербурга. Может быть, создать его заново на намыве?

- Начну с того, что прежний морской фасад не получился. Надо создавать новый морской фасад с учетом реально работающего Морского порта.

- Но ведь морпорт - это не архитектура, а «сараи»...

- Там самое главное - функциональность, строгие павильоны, отвечающие технологии встречи пассажиров. У таможенников и пограничников - подогреваемые кресла. Где вы их еще видели?

Против парка вдоль намывной набережной у меня нет возражений. Но важнее, как намыв свяжется с большой землей. Надо построить две развязки с ЗСД. Точнее, вторую половину северной для съезда на намывные территории и всю южную - кстати, ее проектирование начинается.

- Существует мнение, что именно НИПЦ должен готовить все ППТ в Петербурге и только на бюджетные деньги. Это правильная идеология?

- Не знаю. Наверное, НИПЦ должен какие-то стратегические вещи задавать - основные улицы, ключевые социальные объекты в масштабе микрорайона и крупнее. Чтобы при застройке не было ссылок типа «школу и паркинги построят другие, где-то там». В остальном в Петербурге хватает мозгов, чтобы придумывать красивые, нестандартные архитектурные решения.

Материал был опубликован в газете под № 115 (6224) от 29.06.2018 под заголовком «Средневзвешенное время и место».

#интервью #гость #редакция #генплан

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 115 (6224) от 29.06.2018.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Гость редакции — Николай Вадимович АЛЕКСАНДРОВ
14 Июля 2017

Гость редакции — Николай Вадимович АЛЕКСАНДРОВ

Генеральный директор ОАО «Метрострой»

Гость редакции — Анатолий Владимирович Каган
30 Июня 2017

Гость редакции — Анатолий Владимирович Каган

Заслуженный врач РФ, главный врач детской городской больницы № 1

Гость редакции - Андрей Львович ПУНИН
23 Июня 2017

Гость редакции - Андрей Львович ПУНИН

Доктор искусствоведения

Алексей Витальевич КАВОКИН
21 Апреля 2017

Алексей Витальевич КАВОКИН

Физик

Петр СВИДЛЕР
29 Декабря 2016

Петр СВИДЛЕР

Международный гроссмейстер