Главная городская газета

Сергей Павлович АЛЕКСЕЕВ

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Гость редакции

Выпускник ЛНМО: меняет мир только математика

Его изыскания опубликованы на двух языках, его проект получил Grand Award, его интересу к науке уже десять лет. Он - специальный гость редакции, выпускник 564-й школы Александр Сердюков. Читать полностью

Юсиф Эйвазов: о любви, поклонниках и об оперном Олимпе

Сегодня Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов единственный раз выступят на фестивале «Звезды белых ночей» в опере «Макбет» Верди. Читать полностью

Известный офтальмолог Петербурга: отслоение сетчатки лечится

О новейших технологиях в офтальмологии, о том, что полезно и что вредно для глаз, рассказывает читателям сегодняшний гость редакции доктор медицинских наук, профессор, директор Санкт-Петербургского филиала НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика Святослава Федорова» Эрнест БОЙКО. Читать полностью

Что откроешь в море документов. К юбилею государственной архивной службы России

Сегодня ведомство отмечает свое столетие. У нас в гостях - директор Российского государственного архива Военно-морского флота Валентин Смирнов. Читать полностью

В поисках затерянного Петербурга

Наш собеседник много лет занимался раскопками на Охтинском мысу, на котором располагался своего рода «праПетербург». Читать полностью

Песни вечной мерзлоты. Что ждет российскую Арктику?

Усилиями чиновников Cеверной столицы Петербург примерил на себя и корону главного города Арктики. Авансов выдано много, но до сих пор неясно, как именно Россия должна осваивать «севера» - строя в Заполярье города на века или довольствуясь вахтовыми поселками? Читать полностью
Сергей Павлович АЛЕКСЕЕВ | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Шушары
на мировой арене

Наш сегодняшний собеседник – в полном смысле «человек-оркестр». Заядлый джазмен, играющий на саксофоне. Он же – мастер парусного спорта, президент Санкт-Петербургского парусного союза. Он же – Почетный консул Филиппин. Он же до недавнего времени – генеральный директор «Ленэкспо», а ныне вице-президент конгрессно-выставочной компании «Экспофорум-Интернешнл». С выставочной деятельностью связана едва ли не большая часть его жизни. Тот статус, в котором мы его представляем, обрел он в конце прошлого года. Кстати, первым из россиян.


– Разрешите, Сергей Павлович, вас поздравить с новым титулом. Что это за организация? Чем она занимается?

– Всемирной ассоциации выставочной индустрии (UFI) уже 90 лет. Создавалась она в 1925 году как союз международных ярмарок. В том числе знаменитой Нижегородской. Предполагалось активное многостороннее сотрудничество – обмен информацией и опытом, заключение договоренностей о сферах влияния, разработка стратегии развития отрасли. Штаб-квартиру разместили в Париже. Сегодня в ассоциацию входят 676 членов из 82 стран. Она организует 37 тысяч выставок в год, в них участвует 2,8 миллиона компаний, число посетителей 260 миллионов. Разумеется, все это организуется не только для того, чтобы кто-то пришел и что-то купил. Главная задача выставок – это демонстрация возможностей стран, регионов и конкретных партнеров, освоение новых рынков сбыта, определение ценовой политики, продвижение городов как центров деловой активности. Жизнь идет, информационные технологии развиваются, но ничего лучшего для продвижения своих товаров в мире не придумано. Выставки – зеркало экономики страны.


– Разумеется, бал правят крупные фирмы?

– Как раз нет. Основные участники – представители малого и среднего бизнеса. Для них это главный инструмент освоения рынков. Через UFI можно выйти на любую из всех этих миллионов фирм. А крупные фирмы, входящие в ассоциацию, имеют базу данных покупателей – их уже, наверное, десятки миллионов. Представляете, какие возможности! Кто владеет этой информацией, тот может продать любой товар.


– В России есть такие базы?

– А как же – вот, к примеру, у нас в «Ленэкспо». Каждая выставка – а их уже не одна сотня прошла за эти годы – обязательно «откладывается в памяти». Конечно, у нас счет не на миллионы, но уж на многие сотни тысяч точно. В СССР был Госплан, он контролировал 600 миллионов позиций, и вдруг его не стало! А рынок сам себя регулировать не может, это иллюзия. Нужны вот такие информационные центры. Поэтому-то выставочные комплексы и начали так бурно развиваться. У нас это коммерческие структуры. А вот в Германии, которая традиционно является «законодателем мод» в выставочной деятельности, такими комплексами владеют власти – либо городов, либо земель. Хозяева крупнейшей в мире Ганноверской ярмарки – город Ганновер и земля Нижняя Саксония, административным центром которой он является.


– Мы ведь тоже с этого начинали?

– Разумеется, «Ленэкспо», когда я туда пришел в середине 1980-х, было государственной организацией – при советской власти иначе и быть не могло. Но государство оказалось, как сейчас говорят, неэффективным менеджером. Состояние комплекса производило удручающее впечатление. В павильонах хранили картошку. Там не было ни туалетов, ни кафе или ресторанов. Если проводились международные выставки, то этим занимались московские организации – только они имели право на внешнеэкономическую деятельность. Город с этого практически ничего не получал – соответственно, развивать комплекс толком было невозможно. Наши сотрудники использовались там исключительно как вспомогательный персонал. Но люди мечтали туда попасть даже в качестве уборщицы. Ведь только там можно было «потрогать руками» настоящую красивую заграничную жизнь.

Было немало людей, готовых, извините, продаться с потрохами за банку пива. А когда кто-то пустил слух, что после выставки «Техно-мода Италии» будут продавать экспонаты, то очередь была, наверное, тысяч десять человек. Я понял, что павильоны просто снесут. Пришлось вызывать милицию, перегораживать вход машинами.


– Тогда, помнится, говорили, что многие на этих экспонатах наживались...

– Экспонаты легально получить было невозможно – они ввозились и вывозились под контролем таможни. Павильоны на ночь опечатывали и ставили на охрану, но сотрудники прятались в вентиляционных шахтах, ночью оттуда выходили и очищали выставочные стенды. Воров в конце концов поймали и посадили. Но появились новые. Помню, пришлось устроить выездное заседание суда прямо на «Ленэкспо». А потом я набрал новых людей и поставил задачу начать зарабатывать самим. Пришлось приложить массу усилий, но удалось добиться права на внешнеэкономическую деятельность. Тогда и появилось внешнеторговое объединение «Ленэкспо».


– Государство вам чем-нибудь помогало?

– До 1990 года – да. Но в условиях планового хозяйства и строгих лимитов на стройматериалы мы могли ждать помощи годами. А комплекс нужно было реконструировать срочно. Так хозспособом, то есть за свои деньги, был построен 6-й павильон. Помог председатель исполкома Ленгорсовета Владимир Яковлевич Ходырев. Срок, отведенный на строительство, был четыре года. Из них три ушло на согласование. Но мы за оставшийся один все равно уложились. Правда, в спешке забыли спроектировать туалеты. Пришлось потом ломать стены, перекрытия, прокладывать трубы... Зато опыт получили бесценный. Последнее, что построили по финскому проекту, – многофункциональный 8а павильон. За пять месяцев.

Когда уже в новой России, в 1990-е, встал вопрос об акционировании комплекса, я был категорически против. Меня поддержал мэр Собчак. Но всех пережал Чубайс. Комплекс превратился в АО, 51% акций поровну достались всем членам коллектива, остальные 49% были проданы на сторону. Народ сразу же бросился свои акции продавать, и их стали скупать, в том числе и криминальные личности. Пришлось предпринять огромные усилия, чтобы спасти комплекс, иначе на этом месте давно бы стояли дома.


– Как удалось?

– Еще в 1989 году мне повезло попасть на бизнес-курсы в Гамбург. Там хороший современный выставочный комплекс, и я на нем прошел все науки – маркетинг, структуру и назначение выставок, работу с персоналом. А уже в 1991-м мы с московским «Экспоцентром», «Нижегородской ярмаркой» и другими коллегами создали Российский союз выставок и ярмарок. Тогда в этом деле был полный хаос. Международные выставки делал кто попало. Иностранцев обманывали, деньги и экспонаты пропадали. Мир от российской «выставочной индустрии» был просто в ужасе. Мы сделали все, чтобы укротить эту стихию – разработали устав, сформулировали определенные стандарты проведения мероприятий. В том же 1991-м робко постучались в двери UFI. Там очень удивились: «Вы у себя в России еще и выставки делаете?!» Когда мы рассказали про свою работу, нам прямо заявили: «Извините, но вам еще сюда рановато». Но уже в 1994-м на конгрессе в Сингапуре «Ленэкспо» и Российский союз выставок были приняты в UFI. Сейчас туда входят уже 40 из 90 российских выставочных комплексов.


– Какие проблемы сегодня видятся наиболее актуальными?

– На одной из предстоящих встреч, к примеру, мы будем обсуждать проблему конкуренции с интернет-торговлей. Разумеется, полностью она нашу нишу не займет, но часть покупателей на себя уже перетягивает. Нужно выработать определенную стратегию конкурентной борьбы. Интересно также проанализировать тенденции развития глобальной выставочной индустрии наиболее значительных игроков этого рынка.


– Мы тоже не стоим на месте? Открыли гигантский выставочный центр в Шушарах...

– Решение о его создании, думаю, созрело в недрах Петербургского международного экономического форума, который ежегодно проводится в «Ленэкспо». Стало понятно, что рамки Васильевского острова ему уже тесны и неудобны. Да и, как ни печально, отдав «Ленэкспо» 25 лет жизни, в этом признаваться, но я прекрасно понимаю, что мировым требованиям выставочной индустрии комплекс сегодня не соответствует. Прежде всего из-за своей плохой транспортной доступности. На то, чтобы разгрузить приходящие к нам грузовики и обеспечить их таможенный досмотр, отводится максимум два дня. Когда их приходит десять, мы с этим справляемся. Но современные комплексы должны принимать одновременно несколько тысяч грузовиков! К тому же у «Ленэкспо» совершенно нет паркинга. Транспорт забивает все соседние дворы. Наш бедный Васильевский остров, по правде говоря, всем этим уже измучен.

Возникают также колоссальные проблемы с обеспечением безопасности, особенно в нынешнее неспокойное время. Ведь здесь бывают до 20 тысяч посетителей в день. А Экономический форум, конечно, в этом смысле – пик нагрузок. Сотни VIP-персон, главы многих государств! Комплекс в Шушарах, конечно, решил массу проблем как для жителей города, так и для гостей. Он удобно расположен и построен с соблюдением всех современных требований. Там три огромных выставочных павильона, две великолепные гостиницы, большой бизнес-центр, открытая и подземная автостоянки, а в скором времени появится и лучший в России конгресс-центр. Последнее, кстати, отражает нынешние мировые тенденции – сейчас людям уже не так важно посмотреть на товар, как просто встретиться и пообщаться. Сделку на миллиард долларов по Интернету не заключишь.


– В связи с переживаемым нами кризисом выставочная деятельность, наверное, становится менее активной?

– Никуда не деться – такая тенденция, конечно, существует. Общее число посетителей и участников снижается. Однако мы не сдаем позиций. Только за 2015 год на площадках «Ленэкспо» и «Экспофорума» прошло более сотни различных мероприятий. Традиционная выставка «Агрорусь», к примеру, собрала участников из 67 субъектов страны, а посетили ее более 120 тысяч человек. Развиваем мы и новые проекты. Для помощи нашему бизнесу создали Центр импортозамещения и локализации. В нем зарегистрировано уже 3000 участников, прошло 130 мероприятий, заключено около 40 соглашений. В 2016 году, помимо всего прочего, на новой площадке пройдут три крупнейших международных форума – экономический, энергетический и газовый.

Подготовил Михаил РУТМАН



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook