Главная городская газета

Гость редакции — Николай Николаевич МИКЛУХО-МАКЛАЙ

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Гость редакции

Выпускник ЛНМО: меняет мир только математика

Его изыскания опубликованы на двух языках, его проект получил Grand Award, его интересу к науке уже десять лет. Он - специальный гость редакции, выпускник 564-й школы Александр Сердюков. Читать полностью

Юсиф Эйвазов: о любви, поклонниках и об оперном Олимпе

Сегодня Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов единственный раз выступят на фестивале «Звезды белых ночей» в опере «Макбет» Верди. Читать полностью

Известный офтальмолог Петербурга: отслоение сетчатки лечится

О новейших технологиях в офтальмологии, о том, что полезно и что вредно для глаз, рассказывает читателям сегодняшний гость редакции доктор медицинских наук, профессор, директор Санкт-Петербургского филиала НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика Святослава Федорова» Эрнест БОЙКО. Читать полностью

Что откроешь в море документов. К юбилею государственной архивной службы России

Сегодня ведомство отмечает свое столетие. У нас в гостях - директор Российского государственного архива Военно-морского флота Валентин Смирнов. Читать полностью

В поисках затерянного Петербурга

Наш собеседник много лет занимался раскопками на Охтинском мысу, на котором располагался своего рода «праПетербург». Читать полностью

Песни вечной мерзлоты. Что ждет российскую Арктику?

Усилиями чиновников Cеверной столицы Петербург примерил на себя и корону главного города Арктики. Авансов выдано много, но до сих пор неясно, как именно Россия должна осваивать «севера» - строя в Заполярье города на века или довольствуясь вахтовыми поселками? Читать полностью
Гость редакции — Николай Николаевич МИКЛУХО-МАКЛАЙ  | ФОТО из личного архива Н. Н. Миклухо-Маклая

ФОТО из личного архива Н. Н. Миклухо-Маклая

Потомок встретится
с потомком

В сентябре российские ученые отправятся в Папуа - Новую Гвинею, на Берег Маклая. В последний раз российская/советская экспедиция была там в 1970-х, в год 100-летия высадки на остров выдающегося ученого Николая Николаевича Миклухо-Маклая.

Что завораживает: нынешняя экспедиция прибудет во главе с его полным тезкой: так вышло, что потомок брата великого путешественника - и сам путешественник.


- Николай Николаевич, экспедиция ведь должна была состояться раньше...

- В 2016 году было 170-летие со дня рождения Миклухо-Маклая, и в числе прочего была идея устроить автопробег до Новой Гвинеи за сто дней. Один из банков изъявил готовность в этом помочь. Но попал под санацию.

Я не отменял экспедицию до последнего: искали спонсоров, мы в штабе прорабатывали альтернативные варианты. Но за три месяца сложно найти финансирование: у всех бюджеты, сроки.

Честно говоря, слава богу, что мы в то путешествие не ринулись: автопробег должен был проходить по России, Таиланду, Китаю, Малайзии, Индонезии, со всевозможными преодолениями - мы рисковали попросту опоздать в Папуа - Новую Гвинею к сентябрю. А в сентябре несколько важных дат: 16-го - День независимости, о чем мечтал Миклухо-Маклай, 20-го - день его высадки на берег в 1871 году. А где-то с конца октября начинаются дожди.

Та отмена экспедиции заставила психологически мобилизоваться. Была ведь договоренность с академическими институтами - этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая, Кунсткамерой, МГУ, Русским географическим обществом (РГО). С РГО наша семья вообще в четырех поколениях связана: Николай Николаевич Миклухо-Маклай был самым молодым его членом, мой прадедушка погиб в блокаду в 1942-м, сохраняя архивы Географического общества, я состою в РГО, а в прошлом году сына направил на волонтерскую работу в общество.

- Вы не ученый, вы бизнесмен. Как родилась идея экспедиции?

- Одна из причин, которая меня к этому подвигла, - общение с учеными, которые имеют отношение к Маклаю. И понимание того, что они не могут оказаться на Берегу Маклая. В космос легче слетать: подать заявку и надеяться. Здесь даже заявку подать некуда, потому что нет этого направления исследований. Это притом что в России - самый богатый накопленный опыт экспедиций - и самого Миклухо-Маклая, и советский.

Мы же сможем проследить динамику жизни на северо-восточном побережье Новой Гвинеи: что произошло с людьми за этот период, как они относятся к Маклаю, какая материальная культура.

- А правда: что в их жизни изменилось?

- В городах, конечно, цивилизация, а в деревнях, вполне возможно, ничего не изменилось. Может, они и носят футболки, но пользуются при этом теми же орудиями труда, что и их предки. Хотя радио на батарейках у них есть.

У нас ведь еще и гуманитарная миссия: местные жители просили привезти им рефрижератор и генератор. Если найдутся спонсоры, которые помогут доставить это как «дар от России», - будет здорово.

Современным папуасам, насколько может, помогает сэр Питер Бартер (был министром здравоохранения в Папуа - Новой Гвинее. - Ред.). Он действительно сэр, рыцарь. Мы с ним общаемся: он знал моего двоюродного дедушку, который был внуком Миклухо-Маклая.

- Интересно. А как они познакомились?

- Так они оба - австралийцы... Да, тут, пожалуй, нужна «биографическая справка».

Я - потомок старшего брата Николая Николаевича, Сергея. А вот Николай Николаевич был женат на дочери первого генерал-губернатора Южного Уэльса Маргарет Робертсон-Кларк. У них родились два сына: Александр и Владимир. После смерти Миклухо-Маклая в 1888 году (умер в 41 год. - Ред.) Маргарет с сыновьями уехала в Австралию. Кстати, царская семья из личных средств помогала семье Маргарет в память о выдающихся заслугах Николая Николаевича. Вплоть до 1917 года.

Так вот внук Маргарет и Николая Николаевича, Роб, работал на радио ВВС. Он был довольно известным человеком. Сэр Питер Бартер (ему сейчас 77 лет) знал и его и помнит советскую экспедицию.

- Миклухо-Маклай с характером был. Во Второй гимназии, где он учился, о нем вспоминают как о своенравном подростке.

- У нас в семье не принято бить исподтишка или смолчать на подлость. Николай Николаевич получил в семье великолепное воспитание, потом пришел в гимназию, а тогда в ней были очень жесткие правила, и эти рамки были не для него. Он мог сказать учителю, что тот «врет».

Такие черты характера он унаследовал от отца, Николая Ильича. Тот был инженером-путейцем, работал на строительстве Николаевской железной дороги. Сыновья наизусть знали историю о том, как отец пешком добирался из Черниговской губернии Малороссии в Петербург, чтобы поступить в Корпус путей сообщения. Такая небогатая была семья. И они с детства видели, в каких ужасных условиях живут простые люди: рабочих погибало на строительстве дороги очень много.

Николай Ильич стал первым начальником Московского вокзала...

- ...была бы мемориальная доска на здании вокзала - все бы знали.

- А доска была. В советские времена, помню, мы выходили из вокзала - и видели ее. Сейчас там ларьки. Я писал письма руководству вокзала, но пока доску не нашли. Надеюсь, что мы к этому привлечем внимание, тем более что в следующем году исполнится 200 лет со дня рождения Николая Ильича.

От отца Николай Николаевич взял умение хорошо рисовать, после его смерти вместе с матерью рисовал карты и их продавал. Уважительно относился к любой национальности: у нас ведь корни русские, немецкие, украинские, польские, шотландские.

Наверное, отсюда и его убеждение, что Россия должна защитить остров Новая Гвинея, на который претендовали и другие державы. Россия, присоединяя к себе земли, как правило, толерантно относилась к местным в отличие от многих других колонизаторов. Миклухо-Маклаю виделось государство Чернороссия.

Мне кажется, самое главное - не в том, что он был выдающимся ученым. Главное - он первый доказал, что все люди равны от природы. В его времена считалось, что папуасы - переходный тип от обезьяны к человеку.

- Как доказал?

- Например, у папуасов пальцы на ногах характерно раздвинуты - считалось, что это «обезьянье». Но дело в том, что папуасы своеобразно рыбачат: выхватывают рыбу из воды и удерживают между двумя пальцами ног. Он доказал, что эти черты - просто особенность. Как, к примеру, у людей, которые с детства ездят верхом, ноги определенной формы.

- Честно говоря, немыслимо, как папуасы его приняли.

- Как Миклухо-Маклай писал в дневнике, он вызвал доверие своей беззащитностью. Папуасы почти втыкали в него копья, а он сохранял самообладание и не брался за револьвер. Так и пишет: если возьму пистолет - что дальше? Они разбегутся, а я не завоюю их доверие.

Я общался с народным артистом СССР Юрием Мефодьевичем Соломиным, он рассказывал, как читал эти дневники и решил делать фильм (трехсерийный «Берег его жизни», 1984. - Ред.). Выступал и режиссером, и главную роль играл. Денег не хватало, многие артисты играли бесплатно.

Я впервые тот фильм посмотрел в 1985 году в Русском географическом обществе с бабушкой. Мне было 12 лет. Сначала сказал: «Бабушка, ну так не похож!», а когда досмотрел - «Это Миклухо-Маклай!».

Как он не боялся? Фактически он, 24-летний, ехал на погибель - оттуда не возвращались. Наверное, его гений в том, что он смог найти грань: чтобы и не боялись, и уважали. Когда папуасы навещали его, они не заходили на его территорию, не было панибратства. И его приглашали пожить в своих деревнях - правда, женщин своих показали только через много месяцев.

Когда шел в деревню, насвистывал - предупреждал о своем приходе. Не делал ничего исподтишка. Он был понятным, исходя не из слов, а из поступков. Безусловно, бывали моменты, когда ему хотелось взять оружие, и однажды он все-таки показал его в действии - чтобы объяснить: Маклая лучше не злить.

- Папуасы называли его просто Маклаем?

- «Миклухо» без труда выговаривают, кажется, только в России. Вообще его называли «барон Маклай». Его предком был шотландский барон, который воевал на стороне поляков, попал в плен к казакам, прижился, женился на казачке по фамилии Миклуха.

Когда Николай Николаевич поехал учиться в Германию, он, чтобы не мучить европейцев произношением фамилии Миклуха, представлялся как Маклей. Нормальная шотландская фамилия.

Для отъезда в Новую Гвинею ему выдали официальный паспорт, где было написано «Миклухо-Маклай». Таким образом, он еще и «воссоединил фамилию».

- Вы говорите, что мы давно не имеем представления о том, что происходит на Берегу Маклая. Но западные ученые наверняка там работают.

- Конечно. Однако кто бы из России туда по каким-нибудь делам ни наведывался, местные спрашивают: а где ваша великая Россия? Николай Николаевич для них был великий человек из великой России. Там есть мемориал Маклая, улица Маклая, школа имени Маклая.

Этот регион уникален чем: более 800 племен, около тысячи диалектов, которые отличаются так, что их можно считать разными языками. Возле побережья - самое большое количество тунца в мире. Залежи золота. Китайские компании добывают там газ.

А присутствие России, в том числе научное, - нулевое. В МИД мне сказали, что понятия не имеют, как там сейчас люди живут. Наше тамошнее посольство находится даже не в Папуа, а в Индонезии.

Я везу четырех ученых, чтобы мы не потеряли это направление исследований: едут Арина Лебедева - Кунсткамера, Андрей Туторский из МГУ, Игорь Чининов из Института имени Миклухо-Маклая, будет еще Влад Смирнов, путешественник и фотограф. Буду снимать документальный фильм.

Нашу экспедицию я бы назвал «разведкой».

Добираемся самолетами - это займет около 40 часов. Побываем на Дне независимости 16 сентября; 20 сентября - день высадки Миклухо-Маклая, на Берегу Маклая тоже будет большой праздник. А для меня самого - событие: встреча с потомком того самого человека, который был проводником Маклая.

- Извините, у вас голову от этого не сносит?

- Сносит, конечно. Сейчас говорю - мурашки бегут. У них ведь хранительницей истории прибытия Маклая выступает семья папуаса, который первым встретился с Николаем Николаевичем. И эта семья Туй передает легенду о Маклае. Другие тоже могут об этом рассказывать, но истинной считается легенда из уст потомков того проводника. Другим людям претендовать на «истинность» нельзя: злые духи нападут. Хорошая защита авторского права.

У нас запланировано путешествие по деревням, везем копии рисунков Маклая из Кунсткамеры с изображением предметов быта - будем выяснять, какими они до сих пор пользуются.

Там есть Мадангский университет (Маданг - административный центр провинции в Папуа - Новой Гвинее. - Ред.), хочу наладить связи между этим университетом и нашими университетами и академическими институтами.

После того как сделаем все в Папуа (это займет около двух недель), лечу в Сидней. В Австралии имя Николая Николаевича знают превосходно: в Сиднее есть музей Маклея, где работает экспозиция, посвященная Маклаю. Есть стипендия Общества Миклухо-Маклая, которое создал мой двоюродный дедушка Роб. До 15 тысяч австралийских долларов - на изучение маклаевского наследия и музейных коллекций.

Я бы хотел, чтобы и наши меценаты выделяли стипендию российским исследователям.

- Николай Николаевич, вот вы жили себе, работали - и вдруг затеяли такую экстремальную историю...

- К экстриму я готов. Мы с двоюродным братом полгода жили в Индии, вовсе не как туристы: денег почти не было, а ограниченность в средствах заставляет жить «вместе с народом». Я знаю, каково это - обходиться без электричества. Знаю, каково просыпаться, когда думаешь, что дождь пошел - а это просто 46 градусов тепла и пот застилает глаза.

Ну и вообще закален: с восьми лет занимался парусным спортом, а если искусство шкипера в том, чтобы избежать проблемы, то у спортсменов наоборот: мы эти проблемы ищем. Вот у нас когда был ветер хороший, мы с сыном ходили, и я его предупреждал: «Сынок, когда тебя смоет с яхты (заметьте, не «если», а «когда»), ты не переживай: мы сразу на помощь не придем. Волны огромные, развернуться быстро не сможем. Подними руку и жди, без паники».

Конечно, определенного рода опасности есть. Например, на Берегу Маклая практически нет людей со второй группой крови: не выживают, потому что больше предрасположены к малярии, что выяснила еще советская экспедиция.

Но если не я сейчас - то кто и когда?

Мне не приходило предложение: давай, Николай, мы под твою фамилию все сделаем, а ты с нами поедешь. В этом году 190-летие со дня рождения Семенова-Тян-Шанского, ребята проработали путешествие, а его потомка пригласили. Со мной ситуация немножко другая: приходится самому.

- Вы, потомки, знакомы друг с другом? Теплая компания получается: Миклухо-Маклай, Семенов-Тян-Шанский...

- Еще есть Пржевальские в Москве, Крузенштерны.

Как-то устраивали мероприятие «Русский путешественник», посвященное Миклухо-Маклаю, в городе Орле. Так вот бежим, опаздываем на поезд, я строчу супруге SMS: «Циолковский нас довез, Крузенштерн тащит вещи». Уж не знаю, что проводники думали, когда наши паспорта смотрели.

С фамилией с детства было много и смешного, и несмешного: вплоть до того, что к маме не приезжала «скорая» - говорили: «Миклухо-Маклай? В психиатрическую звоните».

В детстве я этой фамилии немножко «сопротивлялся»: не люблю, когда мне говорят, каким я должен быть. Если молодец - то не потому что я Миклухо-Маклай. Но потом понял, что и мои дети будут носить эту фамилию, и это заставляет правильно ею пользоваться. А пользоваться надо: не дело, если родители многого достигли, а ты это как бы «спускаешь». В чем тогда движение, прогресс?

И, по-моему, в нашей многонациональной стране не грех напомнить, что именно наш соотечественник по фамилии Миклухо-Маклай первым доказал, что все люди равны.

Подготовила Анастасия ДОЛГОШЕВА

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook