Главная городская газета

Гость редакции — Андрей ПЕТРОВ

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Гость редакции

Выпускник ЛНМО: меняет мир только математика

Его изыскания опубликованы на двух языках, его проект получил Grand Award, его интересу к науке уже десять лет. Он - специальный гость редакции, выпускник 564-й школы Александр Сердюков. Читать полностью

Юсиф Эйвазов: о любви, поклонниках и об оперном Олимпе

Сегодня Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов единственный раз выступят на фестивале «Звезды белых ночей» в опере «Макбет» Верди. Читать полностью

Известный офтальмолог Петербурга: отслоение сетчатки лечится

О новейших технологиях в офтальмологии, о том, что полезно и что вредно для глаз, рассказывает читателям сегодняшний гость редакции доктор медицинских наук, профессор, директор Санкт-Петербургского филиала НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика Святослава Федорова» Эрнест БОЙКО. Читать полностью

Что откроешь в море документов. К юбилею государственной архивной службы России

Сегодня ведомство отмечает свое столетие. У нас в гостях - директор Российского государственного архива Военно-морского флота Валентин Смирнов. Читать полностью

В поисках затерянного Петербурга

Наш собеседник много лет занимался раскопками на Охтинском мысу, на котором располагался своего рода «праПетербург». Читать полностью

Песни вечной мерзлоты. Что ждет российскую Арктику?

Усилиями чиновников Cеверной столицы Петербург примерил на себя и корону главного города Арктики. Авансов выдано много, но до сих пор неясно, как именно Россия должна осваивать «севера» - строя в Заполярье города на века или довольствуясь вахтовыми поселками? Читать полностью
Гость редакции —  Андрей ПЕТРОВ | ФОТО Сергея Грицкова

ФОТО Сергея Грицкова

Мелодия надежды

Андрея Павловича Петрова не нужно представлять читающей публике. Его знают, кажется, все. Он действительно народный композитор. «Если радость на всех одна...», «А я иду, шагаю по Москве», «Снятся людям иногда голубые города» — эти песни охотно поют и за столом, и у костра. Нестареющие мелодии «Служебного романа» и «Мимино» неразрывно связаны с какими-нибудь торжествами — эти и другие фильмы с музыкой Андрея Петрова непременно показывают по телевизору в праздники. Поэтому в предновогодние дни именно Андрея Павловича мы пригласили в гости.


— Андрей Павлович, вы написали музыку ко многим фильмам, которые показывают по телевизору под Новый год. Какая мелодия у этого праздника?

— Светлая, спокойная, возвышенная. Мелодия Нового года — это рождественская музыка. Она звучит при свечах, отражается в елочных игрушках. Она приносит надежду. Ведь чем Новый год ближе, тем дальше отступают проблемы, тем больше хочется верить: что-то очень хорошее обязательно произойдет. И новогодняя музыка должна это отражать. Я помню, когда еще не было CD, привозил из-за границы пластинки с рождественской музыкой — там был и Бах, и современная музыка, но обязательно светлая, спокойная, умиротворяющая.

— Как вы обычно встречаете Новый год?

— Только дома. Обязательно всей семьей. Когда были живы родители, то вместе собиралось четыре поколения, сейчас — три. В прошлом году впервые встретили Новый год на даче, раньше не получалось — дача была летняя, теперь ее наконец утеплили. В этом году тоже будем на даче — с елками, со снегом, с подарками.

— Какие подарки вы любите получать?

— Полезные, нужные. Например, ежедневники. Или блок любимых сигарет. Или бутылку любимого виски.

— А свои песни вы кому-нибудь дарили?

— Когда Эльдару Рязанову исполнилось шестьдесят лет, я на его стихи написал песню и подарил ему. Ее на юбилее спели Алиса Фрейндлих и Олег Басилашвили.

— Уходящий год — год вашего юбилея. А юбилей — это всегда, подарки. Какой из них был самый дорогой, не в смысле денег, конечно?

— Диск, на котором известные исполнители — среди них Юрий Шевчук, Пелагея, Александр Чернецкий и другие — поют мои песни. Они сделали этот диск специально к моему юбилею, и это действительно бесценный подарок. А еще то, что к Инженерному замку, где меня поздравляли друзья и коллеги, пришло очень много людей. Они стояли вдоль канала в течение всей церемонии и явно не из любопытства, а потому что искренне хотели меня поприветствовать. Честно скажу, я этого никак не ждал.

— Чуть раньше вашего был юбилей у Георгия Данелии. Он радовался: «Как хорошо, что я первый, надарят всякой дряни, будет что передарить». Скажите, чем дело кончилось, что вам «передарил» знаменитый кинорежиссер?

— Он не воспользовался такой возможностью.

— В замечательной книге Данелии «Тостуемый пьет до дна» есть смешной рассказ о том, как вы подарили песню итальянской проститутке, которая мечтала стать звездой. Там все правда?

— Элемент художественности присутствует...

— В вашей семье три поколения музыкантов. Конфликты — творческие — бывают?

— Конфликтов нет. Хотя, конечно, вкусы и представления разные. Ольга, моя дочь, училась в Консерватории у Бориса Тищенко и первые годы самостоятельной работы к моей музыке относилась с легкой иронией. Но со временем мы сблизились, даже стали вместе писать — музыку к «Петербургским тайнам», мюзиклы « Капитанская дочка» и «Синяя птица».

Ну а внуки... Петя играет в оркестре Филармонии, Манана поет, окончила Театральную академию. На вступительных экзаменах спела итальянскую арию, а ей говорят: ты не перепутала? У нас не консерватория, тебе, наверное, туда надо.

— Андрей Павлович, было время, когда, музыка, написанная к кинофильму, оказывалась популярнее самого фильма. Уровень киномузыки, песни для кино заметно изменился. С чем это связано?

— Это зависит не от композиторов, а от тенденции. Все самые знаменитые киномелодии — и у нас, и на Западе — написаны в 1970 — 1980-е годы. Сейчас режиссеры увлекаются спецэффектами гораздо больше, чем музыкой. Шумовая партитура заменяет музыкальную. Думаю, это явление временное, музыка обязательно вернется в кино, займет там если не первое, то второе место наверняка.

— Скажите, а насколько режиссер диктует композитору, какая музыка ему нужна? Диктовали ли вам?

— Мне диктуют длительность. Характер музыки я определю сам. Могу сравнить здесь Данелию и Рязанова, с которыми больше всего работал. Данелия всегда точно знает, чего хочет. Для него главная музыкальная тема — визитная карточка фильма. Рязанов изначально дает больше свободы. Для него принципиально важно, что будет звучать в начале и что в финальных титрах.

Почему раньше песни из кинофильмов были необыкновенно популярны? Да потому, что фильм выходил сразу в двадцати кинотеатрах. И это был мощный способ донести песню до миллионов.

— Да, но сейчас фильм покажут по телевизору, и его тоже увидят миллионы.

— Это несравнимо. Фильм покажут один раз, а клипы, которыми заполнен телевизор, десятки раз в день. Кино конкуренции с клипами не выдерживает.

— Как вы относитесь к тому, что в мобильниках звучат ваши мелодии?

— Мне приятно.

— Как вам кажется, есть сегодня интерес к современной серьезной музыке? Или она — удел очень узкого круга?

— Интерес есть. Но действительно у узкого круга. Надо признать, к сожалению, что в среде обитания серьезная музыка практически не звучит. Ни по одному телевизионному каналу ее не услышишь. Что такое современная музыка для молодежи? Это попса, в лучшем случае — рок. Даже джаз не входит в этот круг. В книге о судьбах музыки московский композитор Владимир Мартынов говорит о том, что композитор — умирающая профессия.

— Режиссеры говорят о том же. Наступил век самодеятельности — профессионалам предлагают посторониться. Ледовый дворец, например, собирает команда реалити-шоу «Дом-2». Настоящий бум возникает вокруг «Фабрики звезд».

— И все забывают, что профессия актера или музыканта — это марафонский бег. Сначала ты интересен, а через пять минут тебя забудут, если нет мастерства, нет осмысления того, что делаешь. В этом смысле судьба тех, о ком мы сейчас говорим, очень печальна. У них у всех обманное впечатление, что они творцы. Но о настоящем творчестве они не имеют представления. Свое хобби они принимают за профессию.

— Разовая литература, бесконечный телевизионный мусор, убогая бездарная реклама — порой создается впечатление огромной всеобщей помойки. И под ней оказываются не только исполнители, но и слушатели. Скажите, творческие союзы и творческие вузы осознают эту проблему?

— Про вузы ничего не могу сказать — не преподаю. Союз эту проблему специально не обсуждал, хотя между собой все, конечно, об этом говорят. Но в организации наших фестивалей — а их у Союза композиторов три — ориентируемся на остаток интеллигенции и на молодежь, которая еще к чему-то стремится. Заметили: в названные государством приоритеты (образование, здравоохранение, жилье, сельское хозяйство) культура не входит. А пока государство к ней подобным образом относится, все будет так, как есть.

— Вы полагаете, для серьезного искусства молодое поколение потеряно?

— Да нет, на самом деле среди молодых ученых, врачей, учителей совсем не мало людей, слушающих и любящих серьезную музыку. Но если наше поколение — как бы мы ни ругали советскую власть — воспитывали на высоком искусстве, то сейчас, когда все стало возможным, хлынул поток серости и бессмысленности. А для тех, кто еще хочет общаться с настоящим, создаются барьеры, не позволяющие это общение.

— Недавно в редакцию обратилась семейная пара, привыкшая проводить новогодний вечер в Филармонии. Они много лет подряд перед праздничным застольем слушали музыку, это было их традицией. В этом году, зайдя в кассу, они узнали, что каждый билет стоит 1800 рублей. Разумеется, позволить себе такое они не смогли. Как вы относитесь к этому нововведению?

— Резко отрицательно. Как будто специально вымывается все доступное нормальному человеку. Это серьезная ошибка филармонического руководства. Бывают, конечно, концерты, на которые пойдет богатая публика — на Спивакова, например. Но при этом будут спрашивать: «Филармония, это где?». Уверен, пройдет время, и от нынешней ценовой политики придется отказаться. Надо четко понимать, кто и зачем ходит в Филармонию. Вот закончится фестиваль «Площадь искусств», начнутся суровые зимние будни, и кто будет в зале?

— Андрей Павлович, вы в магазины ходите, подарки к Новому году покупаете?

— К Новому году подарки всей семье покупают жена и дочка. А к дню рождения жены подарок покупаю сам. В магазины, конечно же, хожу.

— Вас узнают?

— То поколение, которое выросло на «Человеке-амфибии», узнает. А у молодых иные кумиры, это естественно. Однажды ехали с женой в такси, разговаривали, называли друг друга по имени. Водитель смотрел, смотрел на нас и говорит: «Все, вспомнил! Вы — Андрей Ростропович и Наташа Вишневская». Вот это популярность! Не моя, конечно.

— Что бы вы хотели пожелать своим близким, нашим читателям и всем петербуржцам в новом году?

— Чтобы хуже не было…

Подготовила Татьяна Отюгова. 


Материал был опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 246 (3547) от 30.12.2005 года.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook