Главная городская газета

Гость редакции - Александр ЖЕЛЕЗНЯКОВ

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Гость редакции

Выпускник ЛНМО: меняет мир только математика

Его изыскания опубликованы на двух языках, его проект получил Grand Award, его интересу к науке уже десять лет. Он - специальный гость редакции, выпускник 564-й школы Александр Сердюков. Читать полностью

Юсиф Эйвазов: о любви, поклонниках и об оперном Олимпе

Сегодня Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов единственный раз выступят на фестивале «Звезды белых ночей» в опере «Макбет» Верди. Читать полностью

Известный офтальмолог Петербурга: отслоение сетчатки лечится

О новейших технологиях в офтальмологии, о том, что полезно и что вредно для глаз, рассказывает читателям сегодняшний гость редакции доктор медицинских наук, профессор, директор Санкт-Петербургского филиала НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика Святослава Федорова» Эрнест БОЙКО. Читать полностью

Что откроешь в море документов. К юбилею государственной архивной службы России

Сегодня ведомство отмечает свое столетие. У нас в гостях - директор Российского государственного архива Военно-морского флота Валентин Смирнов. Читать полностью

В поисках затерянного Петербурга

Наш собеседник много лет занимался раскопками на Охтинском мысу, на котором располагался своего рода «праПетербург». Читать полностью

Песни вечной мерзлоты. Что ждет российскую Арктику?

Усилиями чиновников Cеверной столицы Петербург примерил на себя и корону главного города Арктики. Авансов выдано много, но до сих пор неясно, как именно Россия должна осваивать «севера» - строя в Заполярье города на века или довольствуясь вахтовыми поселками? Читать полностью
Гость редакции - Александр ЖЕЛЕЗНЯКОВ | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

От «Сосновки» до орбиты

Наш сегодняшний собеседник - инженер-физик, много лет работал в ракетно-космической корпорации «Энергия», флагмане пилотируемой космонавтики. Регулярно принимал участие в подготовке и осуществлении запусков с космодрома «Байконур» пилотируемых и грузовых кораблей. С 2014 года - сотрудник Института робототехники и технической кибернетики. А теперь еще и пишет книги об истории покорения космоса. Наш разговор не только о вехах этой истории, но и о космических традициях, об отношении к космонавтам в обществе. А начался он с сюжета чисто петербургского.


- Александр Борисович, зубчатая башня института робототехники, что напротив лесопарка «Сосновка», знакома многим горожанам. А вот что в ней происходит, знают очень немногие. Поделитесь секретом?

- Это уже давно не секрет. Когда началось строительство производственных корпусов, башня отводилась для испытаний. Планировалось, что внутри нее с высоты около 70 метров будут сбрасывать спускаемый аппарат космического корабля (а это более двух тонн «железа»), дабы таким образом проверять, как срабатывают двигатели мягкой посадки.

Но пока шло строительство, систему удалось испытать в других условиях, и надобность в подобном использовании башни отпала. Поэтому внутреннее пространство решили приспособить для испытаний бортовых манипуляторов космического корабля многоразового использования «Буран». Их также разрабатывали в институте.

Был создан уникальный стенд имитации невесомости, на котором и разместили манипуляторы. На нем не только отрабатывалась конструкция бортовой системы, но и проходили тренировки экипажей «Бурана» - регулярно на стенд приезжали группы космонавтов, которые осваивали навыки использования манипуляторов для различных операций на орбите.

- Орбитальный полет ныне воспринимается как событие совершенно рядовое, а вот 60 лет назад, когда был запущен первый в мире искусственный спутник Земли, это вызвало эффект, буквально потрясший все человечество...

- Нельзя забывать, что в самом разгаре была холодная война, еще чувствовались отголоски недавних событий в Венгрии и Суэцкого кризиса. Политика Советского Союза воспринималась на мировой арене неоднозначно. И вдруг - первый спутник!

В один миг авторитет нашей страны пошел вверх. Первому космическому старту искренне радовались и в Европе, и в странах третьего мира, которые получили новый ориентир в своей политике. Некоторые даже объявили о намерении строить у себя социализм, чтобы быть похожими на СССР.

А вот для Америки первый спутник стал шоком. Там по-настоящему испугались. Американцы верили в недосягаемость территории своей страны для кого бы то ни было и в одночасье перестали чувствовать себя защищенными. Они были уверены в своем технологическом превосходстве - и оказались поверженными и проигравшими.

- Какие цели ставили перед собой советские ученые - организаторы этого научного свершения?

- Первоначально предусматривалось, что на борту спутника будут приборы, а системы будут работать долго. Но если бы мы продолжали реализацию именно этого проекта, то вряд ли обогнали американцев. Именно поэтому Сергей Павлович Королев сделал объект очень простым по конструкции.

Не зря его обозначили в документации как ПС - простейший спутник. 58 сантиметров в диаметре, весом чуть больше 83 килограммов. В определенном смысле - кусок «железа» с радиопередатчиком. Но большего и не требовалось. Спутник был призван зафиксировать наш приоритет в космосе. Он совершил 1440 оборотов вокруг Земли, а затем сошел с орбиты и 4 января 1958 года сгорел в плотных слоях земной атмосферы.

Уже второй советский спутник, запущенный 3 ноября 1957 года, нес на себе гораздо большую нагрузку. На его борту находилась собака Лайка, на теле которой были закреплены датчики, фиксировалась температура, сердечный ритм, частота дыхания, потоотделение и другие физиологические параметры. Нужно было закрепить наше превосходство над Америкой, доказать всему миру: мы можем запускать не только простые болванки, но и сложные космические аппараты, на борту которых могут находиться живые существа.

К сожалению, для Лайки это был билет в один конец: она погибла от перегрева уже на четвертом витке. Но даже если бы она и отлетала семь дней, как было запланировано, ее все равно не смогли бы доставить на Землю. Разработка технологии возвращения аппаратов из космоса была следующей задачей, которую пришлось решать конструкторам. Первые удачные эксперименты в этом направлении датированы 1960 годом. А до этого момента все, что запускалось в космос, в конечном итоге сгорало в атмосфере.

Сейчас на орбите находится порядка полутора тысяч спутников - как функционирующих, их около 500, так и завершивших работу. Из действующих самая большая «группировка» у Соединенных Штатов - около двухсот. Второе и третье место делят Россия и Китай - по 120 - 130 аппаратов.

Уже и многие другие страны обзавелись собственными спутниками. Как правило, это телекоммуникационные аппараты, а также небольшие исследовательские конструкции, создающиеся силами университетов или национальных космических агентств. Сегодня они летают под флагами многих стран. В том числе таких, связь с космосом которых раньше трудно было представить. Например, Саудовская Аравия обладает уже более чем десятком спутников на орбите. В декабре первый спутник появится у Анголы. Правда, большинству стран космические аппараты принадлежат только юридически, а изготовили их космические державы - Россия, США, Франция, Китай, Япония.

- Американцы позже нас запустили свой спутник, но тем не менее, высадившись на Луне 20 июля 1969 года, получается, смогли взять некоторый реванш? Впрочем, есть предположение, что их вообще не было на Луне, что все это фальшивка...

- Эта версия давно уже набила оскомину. Есть куча доказательств, что они там были. Например, возьмем знаменитый эпизод с развевающимся американским флагом. Это, пожалуй, любимый аргумент сторонников теории «лунного заговора». Действительно, в отсутствие атмосферы флаг не должен был развеваться. Но полотнище было изготовлено из ткани с армированной сеткой, скручено в трубочку и заправлено в чехол. В таком виде астронавты и доставили его на Луну.

При установке флага ткань должна была крепиться к каркасу из металлических трубок. Но при сборке астронавты его повредили, и один угол ткани не удалось зафиксировать. А в условиях пониженной гравитации деформация пружинистой армированной сетки создала впечатление, что флаг полощется, как на ветру. Есть и другие доказательства, вытекающие из элементарных основ физики.

Кроме того, на фотографиях лунной поверхности, сделанных в последние годы американскими, китайскими и японскими зондами, четко видны и наши «Луноходы», и американские посадочные ступени «Аполлонов», и «следы» на Луне. Нынешняя техника позволяет отснять все это с нужной детализацией.

- А вы помните, как в нашей стране восприняли высадку американцев на Луне?

- Очень хорошо помню вечерний выпуск новостей на телевидении 20 июля 1969 года. Обычно программа начиналась ровно в 23.00, а заканчивалась в 23.15. Часы можно было сверять. Но в тот день она неожиданно затянулась. И закончилась на четыре минуты позже сообщением о том, что минуту назад посадочная ступень корабля «Аполлон» с двумя астронавтами совершила посадку на Луне.

Да, не было прямой трансляции из Центра управления полетами в Хьюстоне, как по всему миру, да и на следующий день мы с двухчасовым опозданием увидели первые шаги Армстронга и Олдрина по Луне. Но вопреки расхожему ныне мнению советские СМИ вовсе не замалчивали достижения США в космосе.

Если же говорить о восприятии этих событий, то в первую очередь, конечно, была досада. Мы столько лет были первыми в космосе и вдруг не смогли опередить американцев...

Что касается официальной трактовки, то она была следующей: СССР, мол, сконцентрировал свои усилия на исследованиях Луны автоматическими аппаратами, а американцы решают те же задачи с помощью пилотируемых кораблей.

Вместе с тем большинство из нас понимали, что подобная высадка - на Луне - достижение не одной страны, а всего человечества. Сегодня вообще трудно говорить об отставании или лидерстве какой-то из космических держав. В чем-то мы опережаем американцев, в чем-то они нас. Кое-какие приоритеты есть и у китайцев. А вот глобального превосходства нет ни у кого.

- Поговорим о космических традициях...

- Большинство их родилось случайно, но несет в себе определенный смысл. Как правило, традициями становятся определенные действия, которые совершаются в преддверии успешных полетов.

Например, что назвали «технической остановкой» в степи. Когда экипаж, уже облаченный в скафандры, отправляется из монтажно-испытательного корпуса на стартовую площадку, где-то на полпути автобус останавливается (желательно, чтобы при этом рядом с остановкой были небольшие кустики). Сами понимаете почему: космонавты по очереди подходят к правому заднему колесу справить малую нужду. Даже если в этом нет необходимости. И наши космонавты, и иностранцы.

А родилась эта традиция 12 апреля 1961 года. Когда автобус с Юрием Гагариным и Германом Титовым направлялся к месту старта, будущему первому космонавту, что называется, приспичило. И он попросил сделать остановку. Как известно, полет прошел успешно.

Помня об этом, Герман Титов, когда через четыре месяца сам ехал на старт, также попросил остановить автобус в том же месте. И сегодня никто не изменяет этой традиции.

Еще одна традиция космонавтов - смотреть накануне вылета фильм «Белое солнце пустыни». Вообще просмотр кинокомедии вечером перед стартом - один из элементов психологической разгрузки. Юрий Гагарин смотрел фильм «Осторожно, бабушка», кто-то из его товарищей «Операцию «Ы», кто-то - «Кавказскую пленницу». А вот экипажу корабля «Союз-12» в сентябре 1973 года показали фильм «Белое солнце пустыни». Это был первый пилотируемый полет после трагической гибели экипажа корабля «Союз-11».

Василию Лазареву и Олегу Макарову фильм очень понравился. Да и полет прошел успешно. Чтобы закрепить успех, и следующий экипаж посмотрел это кино. И снова полет прошел без существенных замечаний. Ну а дальше все экипажи без исключения смотрят «Белое солнце пустыни». Сами космонавты шутят: кто посмотрел этот «боевик» менее пяти раз, не может считаться космонавтом...

Еще одна космическая традиция - «космический пендель». Прежде чем экипаж займет свои места в кабине корабля, он получает от главного конструктора по пилотируемым комплексам (или его зама) так называемый ускоряющий пинок под пятую точку. Традиция, как и остальные, родилась не на пустом месте. В апреле 1975 года с космодрома «Байконур» был запущен корабль «Союз», однако преждевременное отключение двигателя третьей ступени привело к тому, что корабль не набрал нужную скорость и на орбиту не вышел.

Следующий старт состоялся в мае того же года. К полету готовились Петр Климук и Виталий Севастьянов. Главный конструктор Валентин Глушко, провожая космонавтов, поддал им коленом пониже спины и сказал: «Это вам, ребята, дополнительное ускорение, чтобы обязательно добрались до орбиты». Старт прошел нормально. Теперь все космонавты получают «дополнительное ускорение».

- А сколько вообще в мире космонавтов?

- Когда я совсем недавно работал над книгой «Космонавты мира», то привел в ней биографии 996 человек из почти 50 стран. Это и профессиональные космонавты, и «частники» (те, кто готовится летать на кораблях, разрабатываемых частными фирмами США), и космические туристы. Надеюсь, что охватил всех. Правда, о китайцах сведения не полные.

- А не обидно ли вам, что большинство людей даже фамилий их не знают? Раньше дело обстояло совсем иначе...

— То, что сегодня полеты космонавтов ажиотажа уже не вызывают, с точки зрения психологии - нормально. Пик интереса не может быть вечным. Точно так же в свое время развивалась авиация. Первые полеты, рекордные достижения - и пилоты ходили в героях, были всем интересны. Потом авиация стала массовой, доступной, и интерес к ней упал.

Так же и космонавты: первые из них были объектами для поклонения и подражания. Потом ореол романтики прошел, пилотируемые полеты стали регулярными. Космонавты сегодня летают в космос не для подвига, а для каждодневной и рутинной работы. Более того, я бы удивился, если бы сегодня космонавтов воспринимали так же, как пятьдесят лет назад. Профессия перестала быть уникальной, хотя ее представители еще долго будут оставаться «штучным экземпляром».

Подготовил Сергей ГЛЕЗЕРОВ

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook