Главная городская газета

Гость редакции — Александр Кирович БЫСТРОВ

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Гость редакции

Юсиф Эйвазов: о любви, поклонниках и об оперном Олимпе

Сегодня Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов единственный раз выступят на фестивале «Звезды белых ночей» в опере «Макбет» Верди. Читать полностью

Известный офтальмолог Петербурга: отслоение сетчатки лечится

О новейших технологиях в офтальмологии, о том, что полезно и что вредно для глаз, рассказывает читателям сегодняшний гость редакции доктор медицинских наук, профессор, директор Санкт-Петербургского филиала НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика Святослава Федорова» Эрнест БОЙКО. Читать полностью

Что откроешь в море документов. К юбилею государственной архивной службы России

Сегодня ведомство отмечает свое столетие. У нас в гостях - директор Российского государственного архива Военно-морского флота Валентин Смирнов. Читать полностью

В поисках затерянного Петербурга

Наш собеседник много лет занимался раскопками на Охтинском мысу, на котором располагался своего рода «праПетербург». Читать полностью

Песни вечной мерзлоты. Что ждет российскую Арктику?

Усилиями чиновников Cеверной столицы Петербург примерил на себя и корону главного города Арктики. Авансов выдано много, но до сих пор неясно, как именно Россия должна осваивать «севера» - строя в Заполярье города на века или довольствуясь вахтовыми поселками? Читать полностью

Юность, красота и дипломатия: Моника София Сорочинова из Словакии о жизни в России и борьбе за панславянский мир

Молодой и яркий дипломат, аспирант СПбГУ из Словакии Моника София Сорочинова в откровенном интервью рассказала нашей газете, почему Россия лучше Европы, как быстро выучить русский язык с помощью музыки и почему она не боится последствий за свою пророссийскую позицию. Беседу вёл Борис Грумбков. Читать полностью
Гость редакции — Александр Кирович БЫСТРОВ | ФОТО Петра КОВАЛЕВА/ИНТЕРПРЕСС

ФОТО Петра КОВАЛЕВА/ИНТЕРПРЕСС

Неостывающая смальта

Мозаичной мастерской Российской академии художеств более 150 лет, четверть века ее возглавляет народный художник России Александр БЫСТРОВ.

Мастер хорошо известен в Петербурге в первую очередь работами для станций Петербургского метрополитена - ведь они у всех на виду. Хотя интересы и таланты его многогранны.

О мозаике и путях художника в искусстве рассказывает сегодняшний гость редакции.


- Александр Кирович, побывав в вашей мастерской, всякий осознает, что у мозаики в России богатая история. Напомните о ней читателям.

- Мозаичную мастерскую при Академии художеств создали указом императора Николая I по очень конкретному случаю. В столице России начиналось строительство Исаакиевского собора, и царь повелел украсить его не хуже, чем знаменитые европейские храмы. Одним из путей достижения этого была названа мозаика как наиболее соответствующий монументальной архитектуре вид искусства. Тогда организовали мастерскую, и картины Карла Брюллова, Федора Бруни с церковными сюжетами стали переводить в вечный материал - смальту.

Однако первые мозаичные произведения были созданы на Руси еще при Ярославе Мудром в XII веке - для Софии Киевской. Позднее уже великий подвижник Русской земли Михайло Ломоносов, который среди прочего был первоклассным химиком, разрабатывал способы варки стекла и смальты. Ломоносов задумал создать особого рода памятник Петру Великому - 12 мозаичных произведений по деяниям царя. Но при жизни ученого успели сделать только одну - «Полтавская баталия». Композиция колоссальных размеров 4,81 на 6,44 метра теперь украшает парадную лестницу Академии наук.

Мозаичное искусство органично сочетается с архитектурой - с большими объемами, мощными колоннами, арками, скульптурами. Все это может говорить о мощи страны...

- Как вы пришли к такому специальному виду монументального искусства?

- Художник свой путь не выбирает, убежден, что существует некое провидение...

Я учился в Институте живописи, скульптуры и архитектуры имени Репина у Андрея Андреевича Мыльникова. Это замечательный педагог, грандиозный мастер. После окончания института был принят в творческую мастерскую Академии художеств под руководством Мыльникова.

И вот тут случилось в моей жизни то, что я называю провидением. 1985 год - 40-летие Победы. Свою дипломную работу я посвятил Александру Невскому, легендарной битве на Чудском озере с тевтонскими рыцарями. А в это время строилась станция метро «Площадь Александра Невского-2». Набрался смелости и обратился в метрополитен. Один из его тогдашних руководителей замечательный человек Олег Тимофеевич Арефьев посмотрел мои черно-белые фотографии и сказал: «А что, давай будем делать».

Конечно, я был окрылен. Мне помогли заказать огромный холст размером 5 на 12 метров, и с неимоверным вдохновением я принялся за создание картины - мозаичной, в метро ведь живописи в классическом ее понимании нет.

- А вы понимали тогда, что такое мозаика, как ее делать?

- Все приходилось схватывать с ходу. Тогда молодым художникам давали заказы не слишком интересные - написать для детского садика «Колобка» или «Серого Волка». А тут такое произведение!

Это была для меня первая мозаичная работа в метро. Когда в 1955 году его открыли в Ленинграде, то станции были украшены скульптурами и мозаичными полотнами знаменитых современников. «Пушкинскую» оформлял Михаил Аникушин, «Владимирскую» - Андрей Мыльников, профессор Алексей Соколов, тоже мой учитель, делал мозаичное оформление станции «Автово»... По эскизам еще одного профессора института имени Репина Александра Королева был выполнен первый литой витраж в Ленинграде - на станции «Гостиный двор», сюжет - расстрел июльской демонстрации 1917 года на Невском проспекте. Мыльников и Королев сделали мозаичное панно с Лениным на Финляндском вокзале... И вот в это пространство, громадный зал с большими художниками довелось войти мне. Нужно было искать свое место в том зале.

Мне повезло и дальше. После оформления станции метро «Площадь Александра Невского-2» я был приглашен в хороший коллектив архитекторов Валериана Волонсевича и Александра Константинова - они выиграли конкурс на проект станции «Спортивная». Планировалось делать ее парадной, помпезной в хорошем смысле слова, так как Петербург приглашал Олимпиаду.

Однако Олимпиаду Петербургу не дали, с деньгами в 1990-е годы было сложно, и финансирование урезали. Но мозаичное панно было сделано. Причем такое, что пушкой-сорокапяткой не возьмешь, как сейчас называют - антивандальное. Привычки футбольных фанатов известны...

Отмечу еще, что в эти годы многие обратились к опыту Китая - ехали туда и архитекторы, и художники. Страна привлекла внимание мощным развитием городов, транспортной инфраструктуры, архитектуры. Запомнилось, как мы осматривали восстановление императорских дворцов. Такие у них есть почти в каждой провинции. Впечатляло, но мы говорили: «Это же новодел». Они в ответ мило улыбались: «Ничего, через триста лет они новоделом не будут...».

- Кстати, о новоделе. Вы принимали участие в воссоздании храма Христа Спасителя в Москве...

- Да, это новодел, но грандиозный, почти гениальный. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II сказал: «Как было, так и делайте». Но когда стали поднимать чертежи, то поняли, что нельзя войти в ту же воду, протекавшую здесь столетие назад. Она уже утекла - мимо. У оригинального храма не было цокольного этажа, а сейчас он нужен. А главное, вся окружающая архитектурная среда кардинально изменилась: что-то снесли, построили мост и многое другое.

К воссозданию храма Христа Спасителя привлекли лучшие силы страны, работы велись под эгидой Российской академии художеств. От Петербурга принимали участие две бригады. Одной довелось руководить мне, в ней было порядка тридцати молодых талантливых художников. Другую бригаду из нашего города возглавлял профессор Сергей Николаевич Репин. Мы занимались росписью сводов приделов Александра Невского и Николая Чудотворца. Это живописные работы, выполненные по сохранившимся эскизам, фотографиям XIX века.

Около года работали и написали серию картин, посвященных деяниям благоверного князя Александра Невского: поездка его в Орду, победы, его гибель. Также нашей бригадой был создан алтарный образ «Тайная вечеря». Очень старались, ведь в росписи храма в XIX веке участвовали лучшие художники того времени - Семирадский, Сорокин, Верещагин. Вы их можете не знать.

- Верещагина-то, естественно, знаем...

- Вы имеете в виду Василия Васильевича Верещагина - баталиста. А это другой, его однофамилец - замечательный церковный художник Василий Петрович Верещагин, к сожалению, не столь сегодня известный. То, что связано с церковными работами, у нас не слишком популяризировали. Например, Виктор Васнецов многим известен как художник, написавший картины по сюжетам русских народных сказок и былин, им написаны «Аленушка», «Серый волк и царевич», «Три богатыря»... А в свое время он был известен как художник, который пишет для храмов - на это ушла большая часть его жизни. Но в советское время эта сторона его деятельности замалчивалась. И многое из работ было уничтожено - вместе с соборами и церквями, которые закрывали, сносили, взрывали. Васнецов был глубоко христианский художник и подвижник искусства: писал книги, создавал центры для работы художников. Нынешнее состояние российского общества требует именно таких подвижников.

- Александр Кирович, давайте вернемся к мозаике и вашим работам. Какие еще станции метро вы оформляли?

- Много, уже одиннадцать действующих станций. 23 года строилась «Адмиралтейская». Оформляли «Волковскую», «Бухарестскую», «Международную», «Парнас», «Комендантский проспект», вестибюль «Спасской». Мой сын Егор сделал оформление «Елизаровской», и совместно с моим другом Павлом Ковалевым восстановили витражи и мозаики на станции «Лиговский проспект».

- Сейчас, видимо, основные работы предстоят на пяти новых станциях, которые планируют открыть в будущем году?

- «Новокрестовскую» и «Улицу Савушкина» делает Егор Быстров с другими молодыми художниками - под моим творческим руководством. Они планируют применить там некоторые новации. С помощью современных технологий, когда несколько фильтров накладываются друг на друга, производится имитация движения.

Мы же сейчас занимаемся станцией «Проспект Славы». На ней будут два мозаичных панно с геральдическими композициями: часы в пятиконечной звезде и стилизованный орден Отечественной войны, а также световой витражный фриз из цветного стекла с флагами, звездами, георгиевской лентой - все это символы Победы. Хорошая тема, благодатная.

В вестибюле на выходе к парку Воинов-интернационалистов расположится большое мозаичное панно, посвященное памяти героев, отдавших жизнь в афганской войне, других современных войнах. Решили сделать его черно-белым - тогда впечатление более острое. Когда военные события окрашиваются в цвета, восприятие ослабляется. Не случайно «Герника» Пабло Пикассо - черно-белая.

В другом вестибюле, на выходе к храму Святого Георгия, сменим акцент, отдадим должное героям-пожарным, большой истории становления противопожарной службы в нашем городе. Здесь мозаичное панно будет ярким, с тремя цветами - красным, символизирующим огонь, белым - свет, который дает надежду, и черным - цветом памяти. Это произведение плакатного характера с мотивами иконы «Неопалимая купина», оберегающей пожарных.

Идеи оформления следующей станции этой линии - «Дунайский проспект» понятны: центр Европы, голубой Дунай, много замечательных городов на нем расположено. Я как-то понял, что невозможно все делать одному, надо привлекать молодые силы, передал оформление этой станции группе молодых талантливых художников во главе с Егором Быстровым.

Конечная станция этой ветки - «Шушары». Пришлось поломать голову над идеями, как следует ее оформлять. В переводе с финского это «кочка на болоте». Не вдохновляет. Есть еще крыса Шушера в сказке о Буратино. Тоже ни к чему здесь. Сюжет о народных ярмарках, южных ночах не прижился в душе. Но эта станция соединяется с самым крупным депо для поездов метро, а еще вспомнили, что рядом молодежный центр «Формулы-1». И тогда появилась мысль - отразить скорость, движение.

Теперь эта идея воплощается. Сделаны предварительные эскизы, на одной стороне витража бежит ребенок и табун молодых лошадей, на фоне их несется локомотив. У Сергея Есенина в одном из стихотворений есть образ жеребенка, соревнующегося с паровозом. Мне с юности этот образ запомнился: куда стригунок несется... Разве можно справиться с железной махиной? А на втором витраже - вверху летят легкие самолеты, внизу несутся болиды «Формулы-1», олицетворяющие современные скорости.

- У вас в мастерской сколько человек работают?

- Порядка тридцати, все молодые, талантливые. Я очень благодарен, что они не гнушаются этой тяжелой работой - подготовкой картонов, набором панно. Почему говорю, не гнушаются? Потому что, когда молодой человек заканчивает художественный вуз, конечно, ему хочется стать автором, приняться за какую-то значительную работу. Но сейчас значимых проектов мало, можно по пальцам перечесть. А здесь молодежь постигает технику творчества, учится работать в коллективе. Монументальное искусство не может быть индивидуальным.

- А как же Микеланджело? Разве он не один работал?

- Прямо уж один! А кто ему кальки готовил, кто краски растирал? Это только монахи-отшельники одни - святым духом питаются. У нас же, мозаичистов, работа всегда коллективная. Планируем еще набрать в наш коллектив несколько человек. Ведь уже пробивают тоннель к станциям «Театральная», «Горный институт», «Морской фасад». С идеями там еще не определились. Будем работать.

Подготовил Олег РОГОЗИН


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook