Екатерина ДЬЯЧЕНКО

Екатерина ДЬЯЧЕНКО | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Мы ехали не на парад

На завершившихся в Рио-де-Жанейро Олимпийских играх российские спортсмены завоевали в общей сложности 56 наград, 19 из них – высшей пробы. Не остался без побед и Петербург.
О своем «золоте», отношении к нашим атлетам в Бразилии, купании в прохладном Атлантическом океане, фехтовании ради удовольствия и планах на будущее рассказала посетившая редакцию «Санкт-Петербургских ведомостей» чемпионка Игр-2016 в командном турнире саблисток, трехкратная чемпионка мира и пятикратная чемпионка Европы.


– Екатерина, Олимпиада в Рио стала для вас не только золотой, но и дебютной. Главный старт четырехлетия полностью оправдал ожидания?

– Итоговый результат оправдал вообще все. Что было со мной в спорте до Игр и что случится после. Хотя, конечно, саму атмосферу Игр в полной мере прочувствовать не удалось. На торжественной церемонии открытия мы не присутствовали – руководство решило, что не стоит растрачивать энергию, так что даже парадные костюмы с собой в Бразилию не брали. В итоге на церемонию наша фехтовальная сборная делегировала шпажистку Олю Кочневу – она присылала оттуда видео, делилась впечатлениями. По словам Оли, ей очень понравилось. Впрочем, мы понимали, что поездка на данное мероприятие действительно может негативно сказаться на нашей подготовке, ведь жили мы не в Олимпийской деревне, а в 70 километрах от Рио на базе в Портобелло. Федерация фехтования России, в том числе Алишер Усманов, бизнесмен и президент Международной федерации фехтования, приложили все усилия, чтобы создать идеальные условия для подготовки. В Портобелло был хороший отель, оснащенный залами и дорожками для фехтования, то есть всем необходимым для тренировок. Так что в Олимпийскую деревню мы приезжали только накануне соревнований – пройти маркировку оружия, поужинать, лечь спать и с утра фехтовать на олимпийском турнире. После чего возвращались на нашу базу.

– А когда вы прилетели в Бразилию?

– Еще 25 июля. Как раз накануне нашего отлета было разбирательство Международного олимпийского комитета по поводу допуска сборной России. Мы тогда сидели на чемоданах и гадали: поедем в Рио или нет? Естественно, волновались очень сильно, весь день провели как на иголках. Ведь кто-то ради Олимпиады готовился четыре года, а я и вовсе восемь лет, поскольку не попала в команду на Игры-2012 в Лондоне. Время тянулось ужасно медленно, никто не звонил, и такая тишина, признаюсь, тяготила. В то воскресенье у нас как раз был выходной, и мы в пять вечера с товарищами по команде Юлей Гавриловой и Колей Ковалевым отправились в торговый центр неподалеку – попить кофе, разрядить атмосферу. При этом постоянно отслеживали новости. Так что положительный вердикт узнали прямо в кафе. Конечно же, сильно обрадовались и сразу же поехали обратно на базу. Собирать вещи для путешествия в Рио.

– Расскажите про ваше житье-бытье в Портобелло.

– Мы жили в курортном закрытом для посторонних месте. Рядом находился пляж, куда ходили на зарядку. Но тренировок на берегу Атлантического океана не проводили – тренер боялся травм, ведь наши ноги не привыкли к песку. Так что ограничивались пешими прогулками по пляжу. За огороженную территорию выходить нам строго запретили. Сказали – рисковать нельзя, обстановка вокруг достаточно криминогенная, мало ли что. В отеле с нами жили бразильские охранники, которые также сопровождали в поездках. Кстати, с нами в Портобелло «квартировали» и олимпийцы из других стран – ребята и девчонки из сборной Австралии по регби, шведки, англичане. Потом, правда, они все разъехались – остались только мы и туристы.

– Купаться в Атлантическом океане вам тоже запрещали?

– Напротив, тренер даже рекомендовал купаться по утрам. Один раз и я решилась на этот подвиг. Ведь в Бразилии нынче в разгаре зима, не так и жарко. Солнце греет с десяти утра до двух дня – в это время можно даже немного позагорать. А вечерами бывает холод и дождь. В общем, есть сходство с нашей нынешней петербургской погодой. Так что я долго не плавала, окунулась и обратно на берег, под горячий душ. Вода в Атлантическом океане в Портобелло, кстати, слегка горьковатая и коричневатая, чем-то похожа на петербургскую торфяную. Песок также очень соленый. Судя по всему, в самом Рио на знаменитом пляже Копакабана все куда симпатичнее, но это с чужих слов. Вообще культурной программы в Бразилии у нас особо и не было – только разок нам организовали поездку в местный сафари-парк. Некоторых животных раньше я видела только в книжках – тапира, например.

– А как насчет комаров? Ведь накануне Олимпиады только и разговоров было о том, что эти насекомые могут заразить участников и гостей Олимпиады вирусом Зика...

– Честно говоря, перед поездкой на Игры я паниковала по этому поводу, запаслась всякими средствами от насекомых, фумигаторами. Но через несколько дней после прилета тревога отступила – мы вообще не видели насекомых. Может, дело в слишком прохладной по бразильским меркам зиме?

– Бразильские бандиты в итоге оказались куда опаснее комаров, совсем без эксцессов обойтись не удалось. Не боялись ограблений?

– В нашем случае вероятность столкнуться с преступниками практически равнялась нулю. Нас ведь всюду сопровождала охрана, даже если бы мы захотели выйти в город и получить порцию адреналина – это было попросту невозможно. После завершения соревнований, правда, могли попросить руководство поменять билеты и задержаться в Рио на несколько дней, отметить победу непосредственно на месте событий. Но посовещались всей командой и решили, что слишком соскучились по дому.

– Признавайтесь, руководители накручивали вас перед соревнованиями? Требовали два «золота» из двух? Ведь женская сабельная сборная России считалась настоящей дрим-тим – в последние годы вы великолепно выступали на чемпионатах мира и Европы...

– Вы правильно сказали – у нас дрим-тим. Мы с девчонками даже в соцсетях под таким названием создали группу, где посылаем друг другу сообщения. Но при этом по поводу результатов в Рио никто на нас не давил. Считаю, главный тренер сборной России по фехтованию Ильгар Мамедов поступил очень мудро – перед соревнованиями не накручивал. Не чувствовалось никакого психологического давления, только поддержка.

– Как настраивались на олимпийское фехтование?

– Турнирную сетку мы узнали еще за неделю до старта. Так что на первый бой против кореянки выходила уже с детальной тактической схемой. Но, главное, и в личном, и в командном турнирах настраивала себя прежде всего получить от фехтования удовольствие. Ведь Олимпиада – грандиозный спортивный праздник! Понятно, в первые мгновения своего стартового поединка сильно волновалась, что абсолютно нормально. Огромная благодарность Алишеру Усманову, организовавшему выезд в Рио около полутора сотен наших болельщиков. Они прекрасно нас поддерживали. Когда я увидела их, в том числе и моих родителей, в зале, услышала крики поддержки, волнение улетучилось. Поняла, что не одна, бояться нечего, надо сделать все, что могу. И с таким настроем приступила к фехтованию.

– А как вели себя иностранцы? Соперницы не бросали косых взглядов? Болельщики не освистывали?

– Фехтование – интеллигентный вид спорта. Да и допинговые скандалы у нас крайне редки. Так что никакого улюлюканья и шепота за спиной не было, даже никаких агрессивных комментариев в соцсетях. Мы вообще со всеми находимся в хороших отношениях, в том числе и с саблистками из США и Украины. Частенько встречаемся с ними на сборах – общаемся, шутим. И никогда не обсуждаем политику – других тем хватает.

– В полуфинале командного турнира вы встречались как раз с американками. Причем одна из соперниц Ибти-хадж Мухаммад фехтовала в хиджабе (традиционном исламском женском головном платке), а Дагмара Возняк удивила всех фиолетовым цветом волос под маской...

– Да, мы с Дагмарой давно друг друга знаем. Правда, ее цвет волос удивил даже меня – обычно она так не красится. Возможно, ей требовалась какая-то встряска перед Олимпиадой и стилист посоветовал покраситься в фиолетовый цвет. Что же касается Мухаммад, то благодаря своей позиции по отношению к выступлениям в хиджабе она стала очень известна. В США она – медийная личность, встречается с президентом Бараком Обамой, борется за права мусульманок в хиджабах. Кстати, она еще и является дизайнером хиджабов.

– Мы заметили, что после пропущенных уколов фехтовальщики частенько скидывают с себя маски. Для чего?

– Во-первых, это увеличивает доступ к кислороду. Во-вторых, пока ты закрыт, находишься в маске, то можешь копить плохую энергию. А когда снимаешь маску, то часть негативной энергии выплескивается во внешний мир. В-третьих, без маски ты можешь установить визуальный контакт с судьей. Грубо говоря, посмотреть арбитру в глаза. Такой элемент психологического давления.

– С вами работают в основном иностранные тренеры. Как с ними общаетесь?

– Да, у нас генеральным менеджером является француз Кристиан Бауэр. Разговариваем с ним без переводчика на английском, хотя порой в его речи проскальзывают французские и итальянские слова. Встречаются и русские, но редко. Причем ругается Кристиан исключительно на итальянском, мы уже все изучили. А вот ребята-рапиристы, которые в Рио также взяли «золото» в командном турнире, со своим итальянским тренером Стефано Чериони общаются через переводчика.

– Многие в России с интересом смотрели фехтовальный олимпийский турнир, но путались в видах оружия – сабля, рапира, шпага. Чем отличаются правила? И можете ли вы взять в руки рапиру и пойти фехтовать?

– В качестве тренировки могу. Ведь стойка у саблистов и рапиристов одинаковая, разная только площадь поражаемой поверхности. Для обывателя проще всего шпага – там можно колоть в любое место, кроме маски и гарды, закрывающей руку. Правил как таковых тоже нет – только секундомер и соперник. Загорелся один фонарь – балл одному, оба фонаря – значит очки начисляются обоим. И так до 15 уколов. В рапире и сабле сложнее – атакующие действия, оборонительные, куда большая роль арбитров, разбирающих фехтовальные фразы и решающих, кто прав в конкретном эпизоде.

– Электрические шнуры, разноцветные фонари – без современных технологий в современном фехтовании никуда. Скажите, технике всегда можно доверять?

– За этим следят очень пристально. На Олимпиаде мало того, что мы сдавали на маркировку все оружие, так и шнуры нам выдали только за десять минут до старта. Также маркируются куртки, перчатки, маски. И все равно периодически сбои случаются. К примеру, в бою с кореянкой нанесла такой удар, словно разрубила соперницу пополам. Мы обе остановились, а фонарь не загорелся. И судья сразу снял с себя ответственность – мол, ничего не видел, фехтуйте дальше.

– После победы в командном турнире вы порадовали и даже шокировали публику высказыванием «кровь и секс сделают фехтование популярным»...

– Я привыкла шутить. И не ожидала, что мое заявление так растиражируют. Вообще рассуждала на тему, как популяризировать фехтование – говорила о костюмах, перечисляла другие варианты. А потом решила добавить юмора – если фехтовальщицы будут соревноваться раздетыми, то рейтинги взлетят до небес. Теперь вот друзья смеются, подкалывают...

– Но популярность фехтования в России действительно не слишком велика...

– Надеюсь, сейчас, после триумфального выступления нашей фехтовальной команды в Рио, и болельщиков и желающих заниматься станет больше. Пользуясь случаем, с удовольствием приглашаю детей – у нас как раз есть определенные сложности с набором в «Приморец» на улице Савушкина. Там молодые талантливые тренеры, которые готовы работать, помогать одаренным детям раскрыться. Кстати, я, когда нахожусь в Петербурге, тоже там тренируюсь – моя КШВСМ арендует в «Приморце» зал.

– В каком возрасте набирают в фехтование?

– Сейчас с семи лет. Я вот тоже пришла в этом возрасте.

– Учитывая родителей-тренеров и старшего брата знаменитого саблиста Алексея Дьяченко, у вас была альтернатива фехтованию?

– Меня никто не принуждал, но откажись я от фехтования – с родителями бы практически не виделась. А так общалась с ними на тренировках. Меня очень сильно поддерживали бабушка с дедушкой, возили на занятия и обратно. К сожалению, любимая бабушка не дожила до моего олимпийского триумфа, скончалась за два месяца до нашей победы в командном турнире в Рио.

– Ваш брат выиграл «бронзу» Игр-2004 в Афинах, завоевал три «золота» на чемпионатах мира. Он был для вас кумиром?

– Леша не только был, но и остается моим кумиром. И всегда им будет. Всю жизнь тянулась за ним, а он меня поддерживал. Часто пишет перед соревнованиями, знает, как я переживаю. А в моем детстве он всегда привозил сувениры, какие-то шоколадки из-за границы, которых в России тогда не было... С восхищением смотрела и на его медали. Правда, как вспоминает мама, после одной из первых тренировок я села и задумалась. После чего сказала: «Смотрю, тут везде Лешины награды, а куда мои-то вешать будем?!».

– Теперь вы стали олимпийской чемпионкой. Что дальше? Думаете продолжать карьеру? Или завязать со спортом?

– Мне в этом году исполнится 29 лет, хочется больше времени проводить с мужем. Вообще я очень домашний человек – когда приезжаю домой, с удовольствием стираю, готовлю. Но из-за постоянных сборов и соревнований полноценной семейной жизни не получается. А мы с супругом очень хотим детей, так что склоняюсь к перерыву, к декретному отпуску. Мой муж – сам спортсмен, пловец, поэтому во всем меня поддерживал. Его заслуга в моем олимпийском «золоте» очень велика. Ведь после Игр-2012 в Лондоне, когда командный турнир саблисток не проводился, а в личные соревнования не удалось пройти отбор, я хотела закончить с фехтованием. И тогда муж сказал: «Катя, уверен, ты не реализовала свой потенциал. Если уйдешь сейчас, то будешь потом жалеть». Решила продолжить и уже в 2013-м завоевала «серебро» на чемпионате мира в личном турнире и в командном. И окончательно поняла, что хочу продолжать, не могу все бросить. Сейчас же мечтаю окунуться в домашнюю атмосферу. И заодно использовать этот свой золотой момент для пропаганды любимого вида спорта. Чтобы фехтование стало таким же популярным, как во времена СССР, когда соревнования собирали множество участников и зрителей. Также мы основали частную фехтовальную школу, которую хотелось бы вывести на новый уровень. Подумываю создать спортивную студию, где в том числе использовать и методы миостимуляции, обычно применяющиеся для восстановления после травм и инсультов. Сама пробовала данную систему – «включались» такие мышцы, о которых прежде и не знала... Но это все пока только наметки.

– Признавайтесь, собираетесь вернуться после декретного отпуска в фехтование?

– Да, собираюсь.

Подготовил Сергей ПОДУШКИН



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 157 (5774) от 26.08.2016.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Гость редакции — Николай Вадимович АЛЕКСАНДРОВ
14 Июля 2017

Гость редакции — Николай Вадимович АЛЕКСАНДРОВ

Генеральный директор ОАО «Метрострой»

Гость редакции — Анатолий Владимирович Каган
30 Июня 2017

Гость редакции — Анатолий Владимирович Каган

Заслуженный врач РФ, главный врач детской городской больницы № 1

Гость редакции - Андрей Львович ПУНИН
23 Июня 2017

Гость редакции - Андрей Львович ПУНИН

Доктор искусствоведения

Алексей Витальевич КАВОКИН
21 Апреля 2017

Алексей Витальевич КАВОКИН

Физик

Петр СВИДЛЕР
29 Декабря 2016

Петр СВИДЛЕР

Международный гроссмейстер