Главная городская газета

Алексей ЛЕПОРК

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Гость редакции

Юсиф Эйвазов: о любви, поклонниках и об оперном Олимпе

Сегодня Анна Нетребко и Юсиф Эйвазов единственный раз выступят на фестивале «Звезды белых ночей» в опере «Макбет» Верди. Читать полностью

Известный офтальмолог Петербурга: отслоение сетчатки лечится

О новейших технологиях в офтальмологии, о том, что полезно и что вредно для глаз, рассказывает читателям сегодняшний гость редакции доктор медицинских наук, профессор, директор Санкт-Петербургского филиала НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» имени академика Святослава Федорова» Эрнест БОЙКО. Читать полностью

Что откроешь в море документов. К юбилею государственной архивной службы России

Сегодня ведомство отмечает свое столетие. У нас в гостях - директор Российского государственного архива Военно-морского флота Валентин Смирнов. Читать полностью

В поисках затерянного Петербурга

Наш собеседник много лет занимался раскопками на Охтинском мысу, на котором располагался своего рода «праПетербург». Читать полностью

Песни вечной мерзлоты. Что ждет российскую Арктику?

Усилиями чиновников Cеверной столицы Петербург примерил на себя и корону главного города Арктики. Авансов выдано много, но до сих пор неясно, как именно Россия должна осваивать «севера» - строя в Заполярье города на века или довольствуясь вахтовыми поселками? Читать полностью

Юность, красота и дипломатия: Моника София Сорочинова из Словакии о жизни в России и борьбе за панславянский мир

Молодой и яркий дипломат, аспирант СПбГУ из Словакии Моника София Сорочинова в откровенном интервью рассказала нашей газете, почему Россия лучше Европы, как быстро выучить русский язык с помощью музыки и почему она не боится последствий за свою пророссийскую позицию. Беседу вёл Борис Грумбков. Читать полностью
Алексей ЛЕПОРК | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Общественность бьет тревогу по случаю очередного уничтожения исторического промышленного здания на Лиговском проспекте, и в тот же день КГИОП рапортует об успешном ходе выполнения программы реставрации памятников архитектуры... То и другое - чистая правда. Что и почему происходит с городским наследием, мы пытались разобраться вместе с нашим гостем.

Патина времени и новодел

- Алексей Константинович, так что, по-вашему, правильнее - стакан наполовину полон или наполовину пуст?

- Главная проблема, на мой взгляд, в том, что никто не думает об архитектурной, шире - культурной среде. Есть разговор об отдельных памятниках.

Еще одна проблема - происходит подмена архитектурной реставрации стремлением к идеальному блеску, который убивает историческую среду. И становится непонятно, где та старина, о которой мы так много говорим.

Если есть старый город, то он должен нести патину времени. Сейчас идет реконструкция Никольского рынка. От него не осталось ничего, кроме наружных стен. А где неровные выщербленные каменные плиты на галереях, которые были свидетелем времени? Все будет приведено в идеальный порядок. Фактически получим новодел. Это какая-то маниакальная идея евроремонта. Хорошо еще, если с точным воссозданием, без собственных фантазий.

- Но существуют современные строительные, пожарные, санитарные и прочие нормы и правила. Как с этим быть?

- Как-то в галереях Гостиного двора из-под асфальта «пробились» старые плитки. Надо было их оставить. Еще недавно на Троицком проспекте в некоторых местах сохранялась старая брусчатка диабазом. Ее старательно выковыривали и заасфальтировали эти места.

У архитектуры, как у человека, есть свои морщины, это буквальный ландшафт времени, приторно было бы делать всем пожилым людям косметические операции.

- Никольский рынок ведь не единственный пример?

- Худший для меня пример - Инженерный замок, еще лет двадцать он был именно Инженерным, результатом переделок двух веков. После войны отремонтировали то, что пострадало. Сейчас замок превращен в какую-то фантазию.

- Варварские перегородки разобраны - мы можем увидеть авторский замысел Винченцо Бренны...

- Но мы утратили память об Инженерном кадетском корпусе с Достоевским и Карбышевым. Уже не говорю о том, что проекты Бренны не сохранились. Есть только описание.

- А если бы проектные чертежи сохранились?

- Это ничего не меняет. Инженерный замок - это не икона, которую можно было расчистить от записей. Не было 20 лет назад там искусственного мрамора и лепнины на стенах, их создали заново. Вместо исторического памятника мы получили внеисторический.

- Но приспособленный для работы в нем Русского музея.

- Скажу крамольную вещь: надо приспосабливать так, чтобы сохранить историчность. Например, зашить. Понимаете, к чему я клоню? К Конюшенному ведомству.

- Закончим с Инженерным замком. Его главный герой - это Павел, вокруг него строится вся мифология замка. В конечном итоге интерес к нему людей. Петербург Достоевского совсем другой, и находится он в других местах...

- Пока там жилые дома - Петербург Достоевского сохранится. И в Сенном рынке, и в Апраксином дворе, которого у Достоевского нет, но атмосфера там как раз нужная: закоулки, домики, странные люди, такая темная смесь. Но и ее хотят залакировать и зачистить.

- Теперь о Конюшенном ведомстве. На ваш взгляд, двухлетние споры о будущей судьбе этого памятника напрасны?

- Скажу так: надо было поставить инвестору условие - сохранить и законсервировать все стены и приспособить под новую функцию, разрешив разгородить огромные конюшни.

- А как же доступность уникального памятника для любителей классической петербургской архитектуры?

- Доступность - замечательная вещь, когда существует пользователь, способный привести здание в порядок и обеспечить возможность безопасного посещения. На сегодня для Конюшенного ведомства его нет.

- А если отдать Конюшенное ведомство музею?

- Не буду повторять слухи, каким музеям что обещали. Принципиально важно другое - количество музеев не может быть бесконечным. И расширять все существующие музеи также не вижу большого смысла. Многим бы справиться с ремонтом того, что у них есть, и привлечь туда побольше публики. Никакая экономика рост числа музеев не выдержит.

- Пренебрежение патиной времени позволяет сносить исторические здания - не памятники?

- Причем, заметьте, протестуют поэтому преимущественно по поводу дореволюционных зданий. Это следствие того, что устраиваем блеск. В сознание людей встроена программа - все, что не сияет, неважно и незначимо и может быть уничтожено. Зачем старое неказистое сохранять? Вместо неказистого исторического сохраним только художественно пышное.

Именно по этой причине уничтожено больше сталинской архитектуры, чем зданий XIX века. К примеру, депо на Обводном канале снесли, позади построили «Ленту», а перед ней пустырь для парковки, это градостроительное мышление?

Мы культивируем одну придуманную историю: важен императорский Петербург, не важен - социалистический Ленинград.

- И советские постройки уверенно включают в списки диссонирующих объектов...

- Меня потрясло, как можно было включить в этот список гостиницы «Ленинград» и «Советская»! Не надо их ломать, и никакие они не диссонирующие объекты. Это история. Да и здания совсем неплохие.

В начале улицы Декабристов есть Дом быта, мне и его жалко, это часть времени. Его снесут, чтобы построить станцию метро «Театральная»... Вот в Таллине сохранен, к примеру, автобусный вокзал 1970-х годов. Как часть жизни эстонцев.

Мне известен один, на мой взгляд, удачный пример сохранения патины советских времен в России. Но не в Петербурге.

- Неужели в Москве?

- Именно там. Сначала посмотрел на музей современного искусства «Гараж» в парке Горького, перестроенный по проекту Рэма Кулхааса из советского «типового» ресторана «Времена года» образца 1968 года, и подумал, сколько денег угрохали...

- На что?

- Сохранен дизайн советского общепита с майоликовым панно. Для его реставрации пригласили суперспециалистов из Италии. Поначалу подумал: понты, хипстерский ход. Но потом принял, ведь сохранена история, пусть пижонски, но хоть так. А ведь в других случаях просто сотрут, и как не было. «Гараж», конечно, запредельный пример, но принцип неплох.

- Принцип получается очень дорогой?

- Если хотим сохранять историческое наследие любого времени - это дорого. Но подчас не дороже, чем если все делать заново.

- Вернемся к советским постройкам в Петербурге. Не все забыты, постоянно обсуждаются идеи спасения водонапорной башни Якова Чернихова и силовой подстанции Эриха Мендельсона.

- Попытка сделать там музеи - утопия. Надо искать инвестора, который найдет способ освоить эти памятники конструктивизма. Ясно, что частному бизнесу не интересен пресловутый креативный кластер. Но и того, кто сможет, не разрушая памятник, сделать там кафе, рестораны, бутики, салоны, гастрономические центры, еще надо поискать.

- А кто, по-вашему, должен заниматься поисками?

- Городские власти. Это и есть функция власти: не деньги давать, а искать способ, чтобы они пришли, где это требуется. И помогать делу.

- Когда говорят про градостроительные обязанности власти, часто называют необходимость создать «дизайн-код» для исторического центра, то есть детальный свод правил, что делать в центре города. Начиная от высоты дома до цвета фасада и вида оконного переплета. Что вы думаете про дизайн-код?

- Не может быть в городе дизайн-кода, выдумка это. Город - он живой и разный, как люди. Да, у людей есть нормы поведения (правда, где они теперь?), именно такие нормы должны быть и у зданий, но не более того.

- Сколько рядовой исторической застройки надо сохранять, а скольким можно пожертвовать?

- Максимально много и продуманно приспосабливать.

- Это будет выглядеть катастрофой для бизнеса, для которого главное - прибыль.

- Но прибыль в кафе среди старых кирпичных сводов будет больше. Вспомните привлекательность Таллина для советских людей. Если сказать, что тогда культурнее были, тогда надо работать над бытовой культурой.

- Десять лет назад была принята Петербургская стратегия сохранения исторического наследия. Тогда много говорилось о необходимости сохранения небесной линии, в том числе и морского фасада как вида на город с Финского залива. Висячие мосты ЗСД с высокими опорами и мачты нового стадиона сделали эту тему неактуальной.

- Идея выхода города к морю появилась в 1970-е годы, градостроительное решение тогда так и не было найдено, гостиница «Прибалтийская» не стала доминантой. Но надо было искать ходы позже. Вместо этого появилась тотальная застройка. Это и есть отсутствие стратегической градостроительной политики.

- Но вы не будете спорить, что ЗСД нужен городу?

- Да, но тогда проведем конкурс или пригласим мировых звезд - архитекторов и конструкторов мостостроения и вместе с ними доработаем проект. С тем чтобы в этом уникальном городе, придуманном властью, начиная с 1703-го и заканчивая 1970-ми годами, удалось построить ЗСД с вантовыми мостами и не закрыть вид на Петербург. А лучше было бы еще и обогатить его новым (не убийственным!) силуэтом.

- Конкурс на проект стадиона выиграл знаменитый японский архитектор Кисё Куракава, и тогда было ясно, что «усы» будут торчать.

- Так надо было улучшать проект, а не скандалить. Встанем на позицию Екатерины II, которая искала лучшее здание для Стрелки Васильевского острова и решила снести недостроенную биржу Кваренги. А через полтора десятка лет Александр I нашел Тома де Томона и долго дорабатывал проект Биржи. На стадион ушло времени почти как на ту Биржу, но без толку. Место значимое, требует усилий. А сложившийся ансамбль города - тем более!

Подготовил Лев БЕРЕЗКИН


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook