«Зенит» с попкорном

Главным приятным сюрпризом нового футбольного сезона стал настоящий прорыв «Зенита» в плане посещаемости. Мало кто ждал, что огромный стадион «Санкт-Петербург» на Крестовском, вмещающий более 55 тысяч зрителей, будет близок к аншлагам, а число болельщиков после переезда мгновенно вырастет в два с половиной раза. И атмосфера на новой арене совсем иная, чем на «Петровском». Сегодня любители футбола могут убедиться в этом на питерском дерби («Динамо» — «Зенит»).

«Зенит» с попкорном | ФОТО Павла КАРАВАШКИНА/ИНТЕРПРЕСС

ФОТО Павла КАРАВАШКИНА/ИНТЕРПРЕСС

Пять домашних матчей собрали 217 тысяч человек, примерно 43 тысячи за игру. В прошлом году в среднем было 18 тысяч. Да, вместимость разная, но даже средняя заполняемость новой арены не уступает старой (80 — 90%). И это при всех скандалах, протечках, недоделках и непростой логистике — долгой дороге, очередях на входе и пробках после матча. Чудеса, да и только!

— Добираться до стадиона долго, но это отчасти хорошо, — считает юный болельщик «Зенита» Максим. — Идешь два километра, людской поток растягивается, поэтому нет давки. А вот после игры сложнее: все «шаттлы» и метро переполнены. На самом стадионе есть такая проблема: если не успел в перерыве сразу встать в очередь, быстро купить что-нибудь поесть не получится. Очереди в туалет тоже огромные...

В общем, проблемы есть. К чести клуба, он их старается решать и зачастую решает — запускает бесплатные автобусы, ведет работу с болельщиками и так далее. Наверняка в будущем проблем станет меньше, особенно когда «Зенит» будет на стадионе полноправным хозяином. Но в любом случае минусы в плюсы превратить нелегко, а потому посещаемость растет не из-за этого.

Тогда из-за чего? Понятно, что на первых матчах велик был сам по себе интерес к новой арене, но его уже удовлетворили все кто хотел. Можно отметить и цены на билеты — они стали более демократичными, что как раз объясняется большей вместимостью (клуб все равно заработает гораздо больше за счет количества). Важна и посвежевшая игра команды, хотя не стал бы переоценивать этот фактор.

Но ключевая причина в том, что разительно изменилась сама обстановка на трибунах. Начать хотя бы с условий — под крышей люди не рискуют промокнуть и замерзнуть, всегда могут уйти в подтрибунные помещения и найти подходящие развлечения. Потому наконец-то и пошли на футбол солидные люди.

— Никаких торчащих проводов и текущих крыш мы не заметили, — рассказал после матча с «Ростовом» менеджер среднего звена одного из крупных банков Евгений Шевкопляс. — Крышу закрыли, было тепло и уютно. Отдельно стоит упомянуть кресла: я впервые видел на стадионе кресла с подлокотниками. В общем, новый стадион получился очень большим и комфортным. Местом, предназначенным скорее для семейного просмотра матчей, чем для активного боления ярых фанатов.

Вот-вот — именно для семейного просмотра. В этом и смысл всей зенитовской революции — на трибуны привлекли обычных семейных болельщиков, далеких от кричалок, баннеров и прочих фанатских атрибутов. Тех, кто обычно ходит в торгово-развлекательные центры или в кино, сидя там с попкорном. И ориентировался на них клуб совершенно сознательно, стремясь снизить роль активных фанатов.

На самом деле это возвращение к истокам и одновременно следование современным тенденциям. Именно такие обычные болельщики, которых фанаты немного презрительно зовут «кузьмичами», заполняли трибуны в советские времена. Активное фанатское движение начало набирать силу лишь в восьмидесятые годы прошлого века, а задавать тон стало в девяностые — именно тогда, когда посещаемость на российских стадионах резко упала. И клубы поначалу приветствовали фанатов, всячески поощряли их, радуясь шумной поддержке. Мол, наконец-то мы стали, как англичане — с петардами, кричалками и футбольными хулиганами.

Только вот в самой Англии и других европейских странах в это время уже шел обратный процесс — активных фанатов клубы задвигали на обочину, делая ставку на семейно-развлекательный просмотр. Причина понятна: семейные болельщики приносят деньги в клубную кассу, а фанаты нет.

«Зенит» был бы рад совершить такой же поворот еще десять лет назад, но мешали сильное фанатское движение и устаревший стадион. На «Петровский» мужчин-болельщиков с женами и детьми привлекать было некуда и нечем. «Вираж» занимал четверть арены, активные болельщики сидели и в других секторах. Находиться на трибунах и не кричать было практически невозможно, как невозможно было закрыть уши от бесконечного мата. Теперь же роль фанатов уменьшилась чисто математически — они составляют уже не 25% от общего числа болельщиков, а примерно десятую часть.

— Мой сын любит футбол, поэтому я стараюсь ходить с ним на стадион, — рассказал Шевкопляс. — На «Петровский», правда, выбирались редко — боялись футбольных хулиганов, хотя ничего страшнее матерных кричалок нам не встречалось. Как только закончилась стройка века, мы тут же захотели сходить на «Санкт-Петербург». Атмосфера, конечно, поразила: фан-сектор прыгает, орет, а остальные сидят и молча смотрят, как в театре. Все активные фанаты, похоже, уместились на «Вираже». Вокруг нас сидели очень тихие болельщики, среди которых было много женщин и детей. Они не поддерживали кричалки, не пели гимн и вообще вели себя крайне скромно.

Что ж, это именно тот «футбол с попкорном», типичный для современной Европы, к которому наконец-то пришел «Зенит». Некоторым болельщикам со стажем в той же Англии такое «неатмосферное» боление не нравится — дескать, не по-футбольному это, свою команду надо поддерживать на всю катушку. Однако на самом деле это здорово, ведь у людей появилась свобода выбора. Хочешь кричать — иди в фанатский сектор. Хочешь спокойно футбол посмотреть — сиди на обычных трибунах.

К тому же еще неизвестно, кто поддерживает команду больше. Российские фанаты уже давно стали «вещью в себе» — они озабочены в основном собственными кричалками, баннерами и разборками с другими группировками. Игру они смотрят далеко не всегда, а значит, и не могут на нее толком отреагировать. А вот «кузьмичи», в том числе и семейные, смотрят именно футбол и живее реагируют на игру. Именно они заставляют команду и клуб становиться лучше. Если игры не будет, а клуб забудет о хорошей работе с болельщиками, многие «кузьмичи» (хотя и не все) перестанут ходить на трибуны.

Однако не нужно путать их с третьей разновидностью футбольных болельщиков, презираемой всеми, — так называемыми глорами. То есть теми, кто гонится за славой и ходит на команду лишь тогда, когда она находится на вершине. На самом деле и такие болельщики футболу нужны и ничего особенно плохого в них нет. Но рассчитывать на них клуб, конечно, не может — никто не способен выигрывать всегда. Впрочем, на Крестовском наплыва «глоров» пока и не наблюдается, тем более что и оснований особых нет — «Зенит» в последнее время обилием титулов похвастать не может.

Выходит, все объясняется исключительно новым стадионом, а клуб тут как бы ни при чем? Конечно, это не так. Ведь далеко не всем новые современные арены помогают — например, ЦСКА и «Рубин» особой выгоды из них не извлекли. Успехов добились лишь «Спартак» и «Краснодар», но и то в гораздо меньшем масштабе. Безусловно, по работе с болельщиками «Зенит» сейчас лучший в России.

Петербург, получается, вновь задает традиции интеллигентного боления, как это уже давно происходит в хоккее, а недавно начало происходить и в теннисе. По крайней мере в спортивном плане наш город оправдывает неофициальное звание культурной столицы…

#футбол #"Зенит" #дерби

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Год без «Надежды». Почему уникальный проходческий щит для метро Петербурга держат в загоне
05 Сентября 2018

Год без «Надежды». Почему уникальный проходческий щит для метро Петербурга держат в загоне

В чем выгода пробивки двухпутного тоннеля в метро и почему щит стоит в разобранном состоянии – разбираемся в нашем материале.

У скандально известной «Рыбы-кита» объявился хозяин
31 Июля 2018

У скандально известной «Рыбы-кита» объявился хозяин

Плавучий ресторан в виде кита, пришвартованный напротив парка имени Бабушкина, может оставаться в Неве еще несколько лет. Это произошло несмотря на то, что речь идет об охранной зоне.

Петербургская высотка в ожидании «жильцов»
19 Июня 2018

Петербургская высотка в ожидании «жильцов»

Продолжается строительство самого высокого здания в Северной столице. «СПб ведомости» рассказывают о процессе работы, сроках сдачи в эксплуатацию и о том, когда же «белые воротнички» начнут обживать б...

«Ресторану-киту» нигде не рады
05 Июня 2018

«Ресторану-киту» нигде не рады

У стенки Невы напротив парка имени Бабушкина причалил огромный дебаркадер, по форме напоминающий кита или самолет с отвалившимися крыльями. Это плавучий ресторан, которому много лет не могли найти мес...

Патриарший покой курируют свыше
12 Октября 2017

Патриарший покой курируют свыше

Церковный объект в Пушкине украсят апартаментами

На арену вышли дворники
04 Июля 2017

На арену вышли дворники

Две сотни рабочих приняли участие в уборке территории после финального матча Кубка конфедераций-2017 и церемонии закрытия турнира.

Парк победы капитала
17 Апреля 2017

Парк победы капитала

В Черную книгу Всемирного клуба петербуржцев включен Приморский парк Победы, в Красную книгу - «судебный» квартал и фабрика «Красное знамя». Таковы главные итоги пятничного заседания клубного «кругло...

Город прирос Буграми
04 Февраля 2016

Город прирос Буграми

Строительство нового подъезда к Буграм, по всей видимости, откладывается как минимум на три года. Мы уже рассказывали, как на бывших совхозных полях возле этого поселка начинают возводить дома-«мураве...

Выемка под Смоленкой
11 Декабря 2015

Выемка под Смоленкой

Западный скоростной диаметр готовится нырнуть под Смоленку. Углубленная автотрасса ЗСД окаймляет всю западную оконечность Васильевского острова. А для устья реки уже проложили новое русло.

Киевское спешит к Гатчине
21 Мая 2015

Киевское спешит к Гатчине

Полным ходом идет сегодня реконструкция Киевского шоссе, в результате которой дорога должна стать шире и безопаснее. Пока же ремонт провоцирует пробки...

Чем дышат Коломяги
10 Декабря 2014

Чем дышат Коломяги

Два асфальтобетонных завода (АБЗ), мебельное производство и другие не озонирующие атмосферу предприятия  расположились в Коломягах посреди жилых кварталов.