Главная городская газета

За памятниками закрепили охрану

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Город

«Медвежью лапу» запускают в небеса: высотная застройка в Лахте

Вместо обещанного уютного пригорода в лесу к северу от муниципального округа Лахта-Ольгино может возникнуть уплотненный высотками «спальный» район. Читать полностью

Почему Петергоф ограждается от художников?

Как главную площадь города Петергофа превращают в филиал турецкой Антальи? Как проводил здесь свободное время Герман Греф и по каким пейзажам тоскуют художники? Читать полностью

У площади Восстания появился портал в XIX век

К Дню города в пешеходной зоне на 1-й Советской улице, в двух шагах от площади Восстания, устанавливают бронзовый экипаж. В отличие от конки у станции метро «Василеостровская», этот фаэтон распряжен. Читать полностью

К искусству через туалет: история галереи на Тульской улице

На Тульской построили необычное здание в духе неоконструктивизма, словно прислонившееся боком к соседнему дому. Это «художественная галерея», в которую не попадешь на выставку. Читать полностью

Пульс предместий Петербурга: 22 мая 2018

Для жителей Шушар одна из главных проблем - нехватка выездов из микрорайонов на ключевые магистрали. А что происходит в других пригородах Петербурга? Читать полностью

Городская хроника 22 мая 2018

Сегодня в выпуске:
Меняю трубу на котел...
«Подорожник» до Кудрова доведет...
Воды не жалели...
И другие новости. Читать полностью
Реклама
За памятниками закрепили охрану | ФОТО digitalconsumator/shutterstock.com

ФОТО digitalconsumator/shutterstock.com

Радикально реконструировать памятники архитектуры в Петербурге становится сложнее. Судебный прецедент с домом Мордвиновых – если решение первой инстанции останется в силе – подтвердит недопустимость трюков с историко-культурными экспертизами. Он покажет, что в рамках подобных исследований нельзя подстраивать список предметов охраны здания к конкретному проекту.

Дом Мордвиновых выходит на улицу Глинки (# 4) и на Театральную площадь (# 14). Особняк возвели в 1787 – 1788 годах, а затем неоднократно расширяли и перестраивали. В конце XIX века над памятником работал архитектор Федор Нагель. Он, пожалуй, и определил его облик. В 1970-х годах здание надстроили третьим этажом, и с тех пор оно выглядело так, как мы привыкли его видеть.

С советских времен в доме находилась детская больница. Но в 2006 году ее решено было перевести, а здание на Театральной – отдать под инвестиционный проект, превратив его в гостиницу. Досталось оно компании «Мегахаус». По заказу этой фирмы проект апартамент-отеля, названного Opera Palace, разработали архитектурные мастерские Сергея Цыцина и Рафаэля Даянова. Проект предполагал надстройку лицевого корпуса до шести этажей (включая мансарду). Оставить собирались фасадные стены на уровне цоколя и 1 – 2-го этажей.

Комитет по охране памятников выдал разрешения на производство работ в середине июля 2015 года. А вскоре начался снос дворовых корпусов. В ноябре демонтаж был остановлен в рамках обеспечительных мер, принятых арбитражным судом по иску прокуратуры. Надзорное ведомство сочло, что согласование было выдано в нарушение требований федерального закона об объектах культурного наследия. Ведь еще около года назад поправки к этому закону прямо запретили увеличение габаритов памятников архитектуры.

Недавно же разрешения на работы были отменены Куйбышевским районным судом. После чего арбитражное производство приостановили.

Не соответствующей закону признана историко-культурная экспертиза дома Мордвиновых, выполненная в 2013 году. В этом исследовании пытались решить две задачи одним махом: одновременно обосновать и изменение предметов охраны памятника, и приспособление объекта под современные цели.

Суд полагает, что это недопустимо: сначала должны устанавливаться предметы охраны, а потом уже на их основе можно делать вывод о возможности перестройки здания. Таковы требования ратифицированной еще во времена СССР конвенции об охране всемирного наследия.

Таким образом, авторы документа должны были руководствоваться прежним списком предметов охраны. Тем, который был предложен, когда здание признавали памятником в 2009 году. Они же пытались скорректировать список.

Суд также полагает, что выводы экспертизы должны соответствовать ее целям. Целью данной экспертизы было заявлено обоснование возможности приспособления здания. Однако в выводах меняются предметы охраны.

Кроме того, Куйбышевский районный суд поддержал тот же аргумент, с которым прокуратура обратилась в арбитраж: объемно-пространственные характеристики памятников архитектуры должны сохраняться.

Признав незаконность экспертизы, отменять ее суд не стал в связи с истечением срока, отведенного на обжалование. Поэтому заявители обратились с новым иском, в котором оспариваются утвержденные на основании этого исследования предметы охраны.

Заместитель председателя городского отделения Всероссийского общества охраны памятников Александр Кононов, отвечая на вопрос «Санкт-Петербургских ведомостей», высказал мнение, что победа градозащитников в новом деле позволит им в перспективе добиться восстановления здания примерно в том виде, каким оно было до реконструкции. В дальнейшем памятник можно использовать как под гостиницу, так и под административную функцию.

Комментарии компании «Мегахаус» оперативно получить не удалось. Архитектор проекта Рафаэль Даянов считает, что с инвестором поступили несправедливо. Коммерсанты выполнили инвестиционное условие, приспособив под больницу здание на улице Декабристов, 40. Теперь же им не дают воплотить задуманное. Кроме того, закон не должен иметь обратной силы. Но в данном случае это правило, похоже, не соблюдается.

Дом Мордвиновых не единственный пример того, как историко-культурная экспертиза, призванная, по закону, способствовать сохранению памятника, подводит его под реконструкцию. Похожая история приключилась с домом Абазы на набережной Фонтанки, 23, который задумали превратить в гостиницу.

Там инвестор – компания «Фонтанка-отель» – также заказал свое исследование уже после того, как дом признали памятником. Экспертиза была призвана обосновать возможность надстройки лицевого корпуса мансардой. При этом в ней уточнялся список предметов охраны (ранее они были прописаны нечетко, утверждала автор исследования). В 2013 году экспертиза была согласована КГИОП. Но годом позже суд отменил соответствующее распоряжение как незаконное.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook