Умаление чести. О разбирательстве между ректором Литвиненко и петербургской газетой

«Встать, суд идет!» — слова, знакомые даже тем, кто никогда не присутствовал на судебных заседаниях. Судья появляется в зале, присутствующие встают — и это знак уважения не только к конкретному представителю судебной системы, но и к закону в целом. К закону и порядку, от которых очень многое зависит в нашей жизни. И к судебной власти.

Умаление чести. О разбирательстве между ректором Литвиненко и петербургской газетой | Иллюстрация pixabay.com

Иллюстрация pixabay.com

Впрочем, и в практике судов случаются иногда такие решения, после которых хочется не встать, а привстать. От изумления.

Одно из них было принято в нашем с вами городе Санкт-Петербурге еще весной, но до сих пор продолжает обсуждаться в средствах массовой информации и в социальных сетях; в первый день сентября о нем обстоятельно говорили в большом интервью на одной из федеральных радиостанций. Дело это знаменито прежде всего вердиктом: в качестве компенсации морального вреда суд постановил выплатить истцу 10 миллионов рублей.

10 миллионов! И это не в буржуазных Соединенных Штатах, где суды частенько оперируют крупными суммами, — в нашей стране, где даже столичные суды присуждают компенсацию морального вреда в среднем от 5 до 50 тысяч рублей, а компенсация в размере 500 тысяч рублей является событием, из ряда вон выходящим.

Откуда же такая сумма?

Точный и достоверный ответ на этот вопрос знает лишь один человек: судья Василеостровского районного суда Галина Владимировна Быстрова. Это ведь она приняла столь беспрецедентное решение.

Дотоле, надо сказать, судья Быстрова не была особо на виду. Рассматривала, как правило, обычные дела — выносила решения о закрытии сайтов по представлению прокуратуры, разбиралась в имущественных и семейных спорах, отказала в удовлетворении иска дольщику одной из крупных строительных компаний.

И вот то самое дело: «о признании не соответствующими действительности, порочащими честь и достоинство Литвиненко Владимира Стефановича, распространенные на сайтах сведения, обязании совершить определенные действия, взыскании компенсации в возмещение причиненного морального вреда» (орфография оригинала сохранена).

По одну сторону процесса — Владимир Литвиненко, человек в нашем городе чрезвычайно известный и влиятельный, многолетний ректор Горного университета. И совсем не бедный, кстати: его годовой доход в 2017 году (согласно официальной декларации) составил 248 287 302 руб. 35 коп. Больше двадцати миллионов рублей в месяц.

По другую сторону — издатели газеты «Деловой Петербург», одна общественная организация и три физических лица (журналисты).

Предмет рассмотрения — статьи, опубликованные в «Деловом Петербурге», где препарировались некоторые аспекты деятельности Владимира Литвиненко и Горного университета, в том числе вопросы перехода прав собственности на недвижимость. Я вот совсем не поклонник такого жанра и вполне допускаю, что статьи не вполне корректны, тем более по отношению к уважаемому в городе человеку — но ведь в любом случае они построены на каких-то цифрах, ссылках на документы и оценочных суждениях.

Вопросы признания каких-либо сведений порочащими, а уж тем более возмещения морального вреда — крайне тонкие. И в судах Российской Федерации (а также всего остального мира) они рассматриваются во множестве: всегда есть СМИ, которые хотят или готовы напечатать что-то нелицеприятное, и всегда есть граждане или компании, которые хотят или готовы этим нелицеприятным оскорбиться.

И баланс интересов в этой сфере давно уже сложился. Заинтересовано ли общество, чтобы СМИ «вскрывали нарывы»? Да. На то СМИ и четвертая власть. Должны ли быть публикации СМИ достоверными, основанными на фактах, предельно выверенными? Обязательно. Имеют ли право граждане и организации, попавшие под огонь СМИ, подать в суд? Разумеется, на то и правовое государство. Должны ли обе стороны в суде доказывать свои позиции? Да, а как же иначе!

Обязательно должны доказывать.

И суд должен предоставить им такую возможность: доказывать по пунктам, опираясь на документы, анализируя подчас самые мелкие нюансы — потому что именно они могут в конечном итоге иметь решающее значение.

Но вот Василеостровский районный суд, Санкт-Петербург, наши дни. Идет разбирательство под председательством Г. В. Быстровой.

Ответчики ходатайствуют об истребовании доказательств — заверенных документов Росреестра. Галина Владимировна (цитирую по решению суда): «суд считает заявление таких ходатайств злоупотреблением процессуальными правами».

Ответчики просят вызвать свидетеля. Галина Владимировна: «суд не может согласиться с доводами ответчиков в том, что именно в процессе судебного рассмотрения дела суд обязан истребовать у третьих лиц предполагаемые доказательства».

Ответчики возражают по экспертизе спорных публикаций и просят вызвать в суд эксперта. Галина Владимировна: ходатайство «отклонено судом в целях скорейшего отправления правосудия по делу: на момент проведения судебного заседания у суда имелась информация о затруднительности явки эксперта в суд в связи с нахождением в отпуске».

Можно продолжать выдержки, но вряд ли стоит.

И вот вишенка на торте — 10 миллионов!

Позвольте, но как же так? Разве не писал Верховный суд РФ в одном из своих документов, что «суды всегда должны в своих решениях приводить достаточные мотивы, оправдывающие ту или иную сумму компенсации морального вреда, присуждаемую заявителю»?

Писал (ссылка для педантов: «Обзор практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации», утв. президиумом Верховного суда РФ 16 марта 2016 г.).

Как же выглядят эти «достаточные мотивы» в цитируемом решении? А вот как: «умалялся, подвергался дискредитации его профессиональный и человеческий авторитет, создаваемый на протяжении всей его жизни, который является для него жизненно важным нравственным фундаментом».

Слова веские, но где же конкретика? Чем именно умалялся и чем оправдана беспрецедентная присуждаемая сумма? Небывало клеветническими утверждениями? Однако в решении суда вроде нет ни слова о клевете. Грубыми оскорблениями в адрес уважаемого человека?

Нет, не оскорблениями.

Из решения судьи Быстровой:

«Права истца нарушаются не употреблением в отношении него напрямую оскорбительных высказываний, а подрывом его репутации и умалением его чести и достоинства планомерным распространением о нем негативно окрашенных сведений, обладающих явным эмоционально отрицательным контекстом»;

«Оспариваемые сведения даны в форме утверждений о фактах либо имплицитных (скрытых) утверждений о фактах, либо за счет контекста влекут имплицитное (скрытое) обязательное следствие, имеющее статус скрытого утверждения»;

«Информация автоматически приобретает негативную окраску», «создает негативно окрашенные ассоциативные связи».

Скрытые утверждения. Негативная окраска. Контекст. Вот поэтому — 10 миллионов. Совсем не имплицитные, кстати. Самые что ни на есть явные.

А еще суд постановил опубликовать «на главной странице сайта сетевого издания DP.RU по адресу https://www.dp.ru без ограничения во времени полный текст решения суда по настоящему делу, а также опровержение».

Полный текст — это 40 страниц на компьютере. Очень обширный документ, как и любое решение районного суда. Со множеством опечаток, кстати. И он — на главной странице без ограничения во времени?

Похоже, судья Быстрова не очень хорошо представляет, что такое интернет-сайты СМИ и как они функционируют. Или же, напротив, представляет отчетливо. Потому что такое решение парализует сайт. На главной его странице отныне должны быть не новости, не деловая информация, не курсы валют и сообщения, например, о предстоящих выборах в парламент — а полный 40-страничный текст решения суда.

На все остальное место вряд ли останется.

Читатель, не спеши проверять вышеназванный сайт! Он функционирует, новости с него пока что никуда не делись. Потому что судебная система — это не одна судья Быстрова, это и возможность оспаривания, апелляции. Ответчики так и поступили. И решение Галины Владимировны пока не вступило в законную силу.

Продолжение тяжбы ожидается нынешней осенью.

Но в целом история — более чем грустная. И поневоле подумаешь о том, что «умаление чести» — слова не только про истца и конкретные газетные статьи. Где проходит граница между объективным судебным разбирательством и давлением на СМИ? Можно ли забывать о том, что состязательность сторон — краеугольный камень правосудия, основа общественного доверия к судам? Вопросы эти сегодня возникают сами собой.

Как и вопрос о границах допустимого в деятельности средств массовой информации. У журналистов в руках инструменты огромной силы, размахивать ими направо и налево, круша перегородки и вторгаясь в личное пространство, — не самое ответственное поведение.

Умаление чести. Практически для всех, кто причастен к этой истории.

А еще возникает вопрос, на который лично у меня не существует готового ответа: что же в итоге наносит больший ущерб репутации публичного лица — отдельно взятые статьи или многомесячная широко обсуждаемая тяжба, в ходе которой рождаются такие поразительные вердикты?

Об этом, возможно, стоило бы поразмышлять и уважаемому истцу.

#суд #пресса

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 165 (6264) от 07.09.2018 под заголовком «Умаление чести».

Комментарии

Самое читаемое

#
#
В пустовавший 5 лет «город-призрак» начали заселяться военные
24 Сентября 2018

В пустовавший 5 лет «город-призрак» начали заселяться военные

Дома на Петергофском шоссе стояли готовыми с 2013 года, но обживать их начали только сейчас. Правда, вода досталась не всем новоселам.

Жители дома в Петербурге обнаружили потайной двор-колодец
11 Сентября 2018

Жители дома в Петербурге обнаружили потайной двор-колодец

О его существовании не знала управляющая компания дома, а жильцы не знали, куда деваться от невыносимого запаха мусора.

Год без «Надежды». Почему уникальный проходческий щит для метро Петербурга держат в загоне
05 Сентября 2018

Год без «Надежды». Почему уникальный проходческий щит для метро Петербурга держат в загоне

В чем выгода пробивки двухпутного тоннеля в метро и почему щит стоит в разобранном состоянии – разбираемся в нашем материале.

У скандально известной «Рыбы-кита» объявился хозяин
31 Июля 2018

У скандально известной «Рыбы-кита» объявился хозяин

Плавучий ресторан в виде кита, пришвартованный напротив парка имени Бабушкина, может оставаться в Неве еще несколько лет. Это произошло несмотря на то, что речь идет об охранной зоне.

Петербургская высотка в ожидании «жильцов»
19 Июня 2018

Петербургская высотка в ожидании «жильцов»

Продолжается строительство самого высокого здания в Северной столице. «СПб ведомости» рассказывают о процессе работы, сроках сдачи в эксплуатацию и о том, когда же «белые воротнички» начнут обживать б...

«Ресторану-киту» нигде не рады
05 Июня 2018

«Ресторану-киту» нигде не рады

У стенки Невы напротив парка имени Бабушкина причалил огромный дебаркадер, по форме напоминающий кита или самолет с отвалившимися крыльями. Это плавучий ресторан, которому много лет не могли найти мес...

Патриарший покой курируют свыше
12 Октября 2017

Патриарший покой курируют свыше

Церковный объект в Пушкине украсят апартаментами

На арену вышли дворники
04 Июля 2017

На арену вышли дворники

Две сотни рабочих приняли участие в уборке территории после финального матча Кубка конфедераций-2017 и церемонии закрытия турнира.

Парк победы капитала
17 Апреля 2017

Парк победы капитала

В Черную книгу Всемирного клуба петербуржцев включен Приморский парк Победы, в Красную книгу - «судебный» квартал и фабрика «Красное знамя». Таковы главные итоги пятничного заседания клубного «кругло...

Город прирос Буграми
04 Февраля 2016

Город прирос Буграми

Строительство нового подъезда к Буграм, по всей видимости, откладывается как минимум на три года. Мы уже рассказывали, как на бывших совхозных полях возле этого поселка начинают возводить дома-«мураве...

Выемка под Смоленкой
11 Декабря 2015

Выемка под Смоленкой

Западный скоростной диаметр готовится нырнуть под Смоленку. Углубленная автотрасса ЗСД окаймляет всю западную оконечность Васильевского острова. А для устья реки уже проложили новое русло.

Киевское спешит к Гатчине
21 Мая 2015

Киевское спешит к Гатчине

Полным ходом идет сегодня реконструкция Киевского шоссе, в результате которой дорога должна стать шире и безопаснее. Пока же ремонт провоцирует пробки...