Главная городская газета

Школа без героя

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Город

Летний бум граффити: новый петербургский тренд

«СПб ведомости» обратили внимание на один из главных трендов этого лета в Петербурге – появление стрит-арт работ, таких разных и противоречивых. Читать полностью

Как провел ЧМ-2018 главный аэропорт Петербурга

Пулково занимает четвертое место в России по объему пассажиропотока. Как же аэропорт справился с многочисленным наплывом команд и болельщиков мундиаля? Читать полностью

Городские мероприятия остановят движение транспорта в Петербурге

В праздничные дни отдыхающим автомобилистам стоит переквалифицироваться в пешеходов. А работающим - заранее побеспокоится о своем маршруте. Читать полностью

В центре Петербурга сарай пристроился к истории

На 8-й Советской улице, 4, самовольно построили двухэтажное заведение общественного питания, второй этаж которого сколотили из досок. Городские власти требуют снести этот архитектурный эксперимент. Читать полностью

Около «Лахта Центра» появится поликлиника

Строительство многопрофильного стационара одобрено властями Петербурга. Договоренность о создании учреждения была заключена на ПМЭФ-2018. Читать полностью

Петербургскую школу дзюдо имени Рахлина отреставрируют за 2,4 млн рублей

Смольный одобрил проведение ремонтных работ в образовательном учреждении имени Анатолия Рахлина. Именно этот тренер когда-то обучал президента России Владимира Путина. Читать полностью
Реклама
Школа без героя | Источник: waralbum.ru

Источник: waralbum.ru

Именем летчика-истребителя Героя Советского Союза Алексея Севастьянова, первым совершившего ночной таран фашистского бомбардировщика над Ленинградом и погибшего в апреле 1942-го под Рахьей, названы улицы в Колпине и в Московском районе, а также поселок в Приозерском районе области. Многие жители Московского района помнят и о школе на Варшавской улице с музеем и памятником герою в холле, когда-то носившей имя Севастьянова. Но теперь это имя школа уже не носит. Потеряла его вместе с музеем и памятником. «Санкт-Петербургские ведомости» попытались выяснить, когда и почему такое случилось.

Директор 358-й школы Елена Артюхина, как ни удивительно, вообще сомневается в том, что возглавляемое ею образовательное учреждение действительно носило имя Севастьянова:

– Когда я пришла сюда работать в 2003 году, ни музея, ни скульптуры в холле уже не было. Я внимательно просмотрела документы, предыдущие уставы: ни в одном не значилось имя Севастьянова. Может, это имя на табличке было, когда школа была восьмилеткой?

– Выпускники какого-то давнего года мне говорили, что школа то ли носила, то ли боролась за это имя, точнее не скажу, – подключается к разговору завуч по воспитательной работе Ирина Васинович.

На помощь директор зовет старейшего работника учителя истории Оксану Петрову.

– В актовом зале висели стенды с фотографиями и воспоминаниями, даже, кажется, что-то из вещей в экспозиции было, – вспоминает Оксана Ивановна. – Туда приходили ветераны, проводили мероприятия, встречи. При каком директоре и почему все это исчезло, я не вспомню. Наверное, в 1998-м, когда в школе меняли пол и перестраивали стены...

Совместными усилиями восстанавливаем былое: оказывается, музейные стенды вместе со старой мебелью из актового зала еще до капремонта оказались в подвальном помещении. А непосредственно перед ремонтом подвалы были «вычищены»...

Что именно включала в себя экспозиция, были ли там подлинные реликвии военного времени, также никто не помнит.

– Я видела этот музей мельком, когда он уже был на грани гибели, – говорит руководитель городского методического объединения заведующих школьными музеями педагог-организатор Ольга Савельева. – Тогда шел разговор о том, что стоило бы кому-нибудь экспонаты передать, но они оказались никому не нужны.

При этом, по мнению педагогов 358-й, сегодняшнее военно-патриотическое воспитание школьников из-за давней утраты «своего» героя в целом не пострадало. Подобного рода мероприятий, уверяют они, в школе проводится много и на вполне достойном уровне. В прошлом году, например, ученики изучали судьбы героев Великой Отечественной по названиям улиц в Московском районе.

– Наши дети большие молодцы, – успокаивающе говорит завуч. – Литературно-музыкальные композиции готовят потрясающие. Каждый год побеждаем в конкурсе патриотической песни, стоим в почетном карауле... Думаю, отсутствие скульптуры летчика-героя в холле на патриотизме учеников никак не сказывается.

– В школе действует детское самоуправление, и идея возродить музей должна появиться у самих ребят, а не по команде сверху, – разъясняет свою позицию Елена Артюхина. – Мы поднимали вопрос о музее в прошлом году – тогда в рамках проекта «Район, в котором я живу» ученики изучали историю своей школы и узнали о летчике Севастьянове. Наверное, возродить все это было бы здорово. Но здесь важно, чтобы нашлась какая-то привязка к местности. Ведь если детям будет не интересно, они не станут этим заниматься.

Удивительное рядом: судя по всему, тот факт, что школа носила имя героя и в ней находились музей и памятник Севастьянову, «привязкой» директору не кажется.

К слову: едва поднятый вопрос о воссоздании музея натолкнулся на целый ворох аргументов «против». Один из главных: у учреждения нет свободных площадей (там, где когда-то возвышался белоснежный памятник герою-летчику, сейчас находится будка охраны – а без этого современная школа существовать не может). Еще один аргумент: скоро в этом здании останутся только начальные классы, остальные переедут в корпус на Кузнецовской улице – и вряд ли возрождением забытой истории будут заниматься младшие школьники.

В общем, жила школа последние сколько-то лет без Севастьянова и дальше жить собирается.

Ольга Савельева называет утрату севастьяновской экспозиции «одной из черных страниц» в истории школьных музеев Петербурга.

– В 1990-е годы все ломалось, рушилось, уничтожались многолетний уклад и ценности, – вспоминает она. – Экспозиции, созданные в школах руками ветеранов войны, исчезали по мере ухода из жизни инициаторов. Созданное коллективом закрывалось, значит, произошел какой-то слом, разрыв в сознании, а это очень печально.

Савельева напоминает и о других значимых потерях. Например, был выброшен на помойку музей Ольги Берггольц (так распорядилась наследием школа Невского района, в которой училась поэтесса). Сейчас он воссоздан, но уже в другой гимназии. И это уже не тот музей: нет личных вещей Ольги Федоровны, бережно собранных когда-то воспоминаний. Пропали музей Карбышева (Московский район) и красносельский «С пером и автоматом»...

Только лишь самые мудрые директора школ, рассказывает педагог-музейщик, не выбрасывали ставшие «немодными» музейные экспонаты, а берегли их. И сейчас, в преддверии 70-летия Победы, у городского методического объединения отбоя нет от заявок на аттестацию школьных музеев. Ежегодно во Дворце творчества юных их аттестуется от 12 до 18. В петербургском реестре на сегодняшний день числится 189 музеев общеобразовательных учебных заведений, примерно половина из них – боевой славы. Есть также музеи школьной истории, литературные, этнографические, научные и так далее, плюс к этому – активно работающие годами, но не аттестованные (ведь для этого нужно провести серьезную работу – обосновать концепцию, сделать опись и научную обработку фондов), а есть ведь еще и экспозиции малого формата: уголки боевой славы, блокадные комнаты...

Наметившийся «музейный бум» в школах вполне объясним: память о войне с годами не ослабевает, но она становится менее объемной. Стираются детали, навсегда исчезают солдатские истории и имена, если они не записаны в уже изданных книгах. И осознав это, люди массово бросились спасать память о своих дедах и прадедах-ветеранах. Этим объясняются небывалый размах гражданской инициативы «Бессмертный полк» (на сегодня в его народной летописи уже более 165 тысяч солдатских историй) и из года в год растущая численность поисковых отрядов в регионах (в одном Петербурге их сейчас четыре десятка). Подвиг народный, как оказалось, крайне нуждается в персонализации и в фиксации – достоверной и подробной.

Но что же с памятью об Алексее Севастьянове, героически оборонявшем ленинградское небо?

В разговоре директор 358-й школы обмолвилась: не так давно к ней приходили коллеги из соседней 371-й, просили отдать им скульптуру Севастьянова, если она сохранилась и хозяевам не нужна. Изначально 371-я располагалась в здании по улице Севастьянова, 13, в советские времена ее пионерская дружина носила имя летчика-героя. Именно здешние «красные следопыты» помогли взрослым найти останки Алексея Севастьянова, которые и были захоронены с воинскими почестями на Чесменском кладбище в 1971 году.

И школа эта переехала на другую улицу, и пионерской дружины давно нет, а ведь помнят о своем герое, о памятнике!


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook