Публичка в цифровую эпоху

Как уже знают читатели «Санкт-Петербургских ведомостей», в Российской национальной библиотеке — новый генеральный директор. Им стал доктор юридических наук профессор Александр Вершинин, ранее руководивший Президентской библиотекой имени Б. Н. Ельцина. Первое свое большое интервью в новом качестве он дал обозревателю нашей газеты Сергею Глезерову.

Публичка в цифровую эпоху | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

— Александр Павлович, вы возглавили РНБ в конце августа, но знакомы с библиотекой очень давно — и как юрист, и как руководитель Президентской библиотеки. Какие у вас ассоциируются с ней воспоминания, чувства? И какие эмоции связаны с назначением?

— Эмоции самые разные... С Публичкой (я нередко по привычке использую ее прежнее название) связано очень многое. Впервые я переступил порог библиотеки в студенческие годы, когда завершал свою дипломную работу на юридическом факультете Ленгосуниверситета. Затем писал здесь кандидатскую диссертацию. Она была основана не только на советских источниках, но и на дореволюционной — на немецкой юридической — литературе: без доступа к историческим фондам было не обойтись.

Вообще же книги были важнейшим средством воспитания и самовоспитания людей моего поколения. Первые книжки — с картонными листами. Потом — не только Маршак, Чуковский и Михалков, но и «Хижина дяди Тома» или «Джексон остается в России». Разумеется, как и многие мальчишки, зачитывался приключенческой литературой. Но уже в третьем классе мне повезло ознакомиться с документальной литературой на Украине: в мои руки попали книга «Это было под Ровно» Дмитрия Медведева, посвященная партизанам и разведчикам, и расследование о молодогвардейцах Кима Костенко «Это было в Краснодоне».

Наша семья часто переезжала, и каждый раз это были новые впечатления и новые книги. А в школу пошел в небольшом городке Приекуле на юго-западе Латвии — бывшем имении баронского рода Корфов — русских немцев: генералов, губернаторов, академиков. А Модест Андреевич Корф, однокашник Пушкина по Царскосельскому лицею, был в середине XIX века директором Императорской публичной библиотеки...

В Президентской библиотеке мы, конечно, изучали и использовали опыт Публички, на Сенатской площади продолжила свою профессиональную карьеру группа ее бывших сотрудников, а такое новое направление в области информационно-библиотечной деятельности, как веб-архивирование, успешно у нас освоил и возглавил Андрей Владимирович Зайцев.

В декабре мы будем, кстати, отмечать три замечательных юбилея: восьмидесятилетие со дня рождения Владимира Николаевича Зайцева, который возглавлял Публичку на протяжении четверти века, с 1985 года, а также юбилеи директоров Императорской публичной библиотеки Афанасия Федоровича Бычкова и Ивана Давыдовича Делянова, обоим двести лет со дня рождения...

— Каковы ваши первые впечатления как генерального директора от Российской национальной библиотеки? Что удивило, озадачило, может быть, огорчило? С самого начала на встрече с коллективом вы сказали, что хочется много, но нельзя ничего делать на горячую голову...

— Действительно, это так. Нельзя совершать резких движений, действовать сгоряча. Быть директором учреждения национального уровня — огромная честь, а с другой стороны — колоссальная ответственность. Нужно быть осмотрительным и последовательным в своих словах и действиях. В моей жизни переплелись две линии.

Первая — научно-образовательная, культурно-просветительская, а вторая связана с практическим применением права, управленческой работой. В Университете занимался организацией работы сначала студенческого научного общества, потом совета молодых ученых. Но не удалось пропустить ни одного колхоза и стройотряда, был и бригадиром, и комиссаром, и командиром. В девяностые годы прошлого века написание монографий и защита докторской сочетались с юридической практикой, а затем с организационной в торгпредстве России в Германии.

Когда создавалась Президентская библиотека, надо было запустить в работу в кратчайшие сроки сложнейший информационно-технологический механизм, формировать трудовой коллектив, создавать межрегиональную, межведомственную, международную сеть, заполнять цифровое хранилище электронными копиями документов, а новое электронное пространство — мультимедийными проектами (конференциями и выставками, научными трудами и научно-популярными видеофильмами, творческими конкурсами и т. д.). Нужно было постоянно решать идеологические вопросы, поскольку тематика электронных фондов Президентской библиотеки — российская государственность, история Российского государства и права. Наконец, после 7 — 8 лет работы в ней потребовалось больше заниматься правовыми вопросами, экономикой и хозяйством с учетом необходимости обновления информационно-технологического комплекса, ведомственных интересов, монополий на рынке и других противоречивых факторов.

Еще более масштабные, сложные и разнообразные организационно-хозяйственные задачи стоят сейчас перед РНБ. В сегодняшнем не самом выгодном состоянии Публичной библиотеки тоже переплетаются и положение всего нашего общества, и развитие управления, и какие-то субъективные истории. В этих хитросплетениях надо аккуратно и последовательно разбираться.

Важно, что в Российской национальной библиотеке сохраняются научно-образовательные и культурно-просветительские традиции, возникшие в позапрошлом и прошлом веках. На них основана текущая и плановая творческая деятельность большого количества профессионалов и мастеров своего дела. После девяти лет напряженной информационной деятельности уже две недели просто получаю удовольствие от глубоких исследований коллег и новых интеллектуальных впечатлений. Только что открыли, например, выставку, посвященную столетию издательства «Всемирная литература». В экспозиции раскрывается история перелома страны, города и известных петербургских семей, книжного дела, библиотеки и ее сотрудников.

— На вашем представлении в РНБ вы назвали три направления улучшения — хранения фондов, условий работы пользователей и труда сотрудников. Расшифруйте, пожалуйста, что вы имели в виду.

— Мое назначение состоялось на фоне сообщения, которое шокировало, — о пожаре Национального музея Бразилии. Наверняка причинами этой трагедии были равнодушие чиновников и халатность работников, сложная экономическая ситуация и недофинансирование. Эти риски надо учитывать и у нас. Не так давно переживали из-за пожара в библиотеке ИНИОН РАН в Москве, а я помню и пожар в библиотеке Академии наук в 1988 году, от последствий которого она до сих пор не оправилась... Одна из серьезных технических проблем РНБ, связанных с хранением фондов: в исторических зданиях отсутствует надежная система пожаротушения. Этот вопрос возник не сегодня, но он далек от решения. А речь идет о сохранности уникального национального достояния. Сложнейшим практическим вопросом является перемещение фонда в новое здание, которое не введено в эксплуатацию.

Для пользователей нужно создавать дополнительные возможности доступа к информационным ресурсам — в Интернете и залах различных зданий библиотеки. Необходимо постоянно совершенствовать информационные сервисы и системы, новые технологические и традиционные библиографические. Надо повышать информационную грамотность сотрудников, сохраняя быстрый доступ к традиционному бумажному фонду. Что же касается улучшения условий труда сотрудников библиотеки, то вынужден констатировать: средняя зарплата в РНБ сильно отстает от целевых показателей, а расходы на управленческий персонал велики.

Национальная библиотека должна быть не только государственным хранилищем, но и образцом для сорока тысяч общедоступных библиотек в стране. Они находятся примерно в таком же положении, как и наша, только масштабы разные. Что я имею в виду? Те же вопросы: хозяйственные и финансовые дела; «бумажное» и «цифровое» хранение и предоставление; библиотечные работники, которые жили раньше в одной эпохе, «бумажной», а теперь вступили в новую — цифровую.

— Сегодня читальные залы исторического здания Публички на площади Островского почти пустые. Почему это случилось и как их наполнить?

— Это одно из не очень приятных открытий, хотя шутят, что мечта библиотекаря — это библиотека без читателей. Факторов, которые привели к такому положению вещей, много, и только в частности — развитие Интернета. Может, недостает тех самых условий, удобных для пользователей? Может быть, люди просто отвыкли от этого замечательного места? Справедливости ради надо сказать, что новое здание РНБ на Московском проспекте заполняется читателями больше. Скорее всего, потому, что там находится вся современная литература.

— В нашей стране уникальная особенность — три национальные библиотеки. Должно ли так быть? Как между ними выстраивается совместная работа?

— Первые две национальные библиотеки возникли в исторические эпохи двух столиц (XIX и XX века). Президентская библиотека стала третьей национальной в XXI веке и является отражением своеобразия нынешней цифровой эпохи. Так что наличие трех национальных библиотек — наша особенность, связанная с логикой исторического развития.

Не так давно бурную дискуссию вызвала идея объединения Российской национальной и Российской государственной библиотек. Сегодня официально подчеркнуто, что этот вопрос закрыт. В соответствии с законом о библиотечном деле, три национальные библиотеки работают на основе координации и кооперации. Я всегда выступал также за консолидацию и интеграцию ресурсов и доступа.

Есть ли проблемы? Есть. В законе о библиотечном деле записано, например, что оператором Национальной электронной библиотеки является Российская государственная библиотека (РГБ). Значит, именно там больше электронных и... материальных ресурсов. Кроме того, по закону, обязательный электронный экземпляр поступает только в РГБ. Проблемы и диспропорции, связанные с дальнейшим развитием национальных библиотек, должны быть решены в законодательстве о библиотечном деле, которое требует последовательного совершенствования в плане систематизации, закрепления единых правил и стандартов.

— Немалый практический смысл координации состоит еще и в том, например, чтобы в ходе оцифровки бумажных фондов исключить дублирование: зачем разным библиотекам сканировать одни и те же книги, выполняя работу дважды?

— Конечно, очень важно исключить дублирование в оцифровке, ведь процесс весьма дорогостоящий. Увы, иногда подобное происходит. В этой сфере интеграция, несомненно, будет помогать.

Фонд Президентской библиотеки, напомню, полностью цифровой, причем мы формировали коллекции, связанные с историей российской государственности. В РНБ универсальный (в т. ч. современный) тематический фонд, здесь хранятся и детские издания, и музыкальные, и карты, и эстампы... По количественным показателям электронных фондов Президентская библиотека, которая существует всего девять лет, практически догнала РНБ.

За счет чего? Все годы мы вели массовую оцифровку. Мы активно собирали то, что цифровали в регионах. Мы занялись архивированием ресурсов Интернета. Это ведь тоже сегодня очень важный источник, сайты периодически исчезают, обновляются, причем вместе с уникальной информацией. Мы начали с архивирования правительственных и президентских интернет-ресурсов.

Мне показалось очень любопытным, кстати, что подразделениями и даже отдельными сотрудниками РНБ создаются специальные сайты на основе фондов и проектов библиотеки. Например, сотрудница центра правовой информации РНБ, мимо которого я уже не мог пройти, Надежда Нечаева создала сайт, посвященный очень интересной исторической личности, публицисту, депутату Государственной думы, министру Временного правительства Андрею Ивановичу Шингареву — она была его потомком и, к несчастью, ушла из жизни этим летом, ей было всего сорок лет. Этот сайт находится на так называемом народном хостинге и сейчас загроможден рекламой, его практически невозможно смотреть, но этот исторический и авторский документ надо обязательно сохранить...

— В деятельности Президентской библиотеки важным направлением было создание виртуальных филиалов во многих регионах страны. Перспективно ли такое направление для РНБ?

— Президентская библиотека пошла в регионы, потому что мы собирали воедино ресурсы по истории российской государственности и стремились представить все источники регионам и за рубежом.

Сегодня собирать все ресурсы в электронном виде и организовывать к ним доступ на региональном уровне призвана Национальная электронная библиотека. Ранее свои виртуальные филиалы активно создавала бывшая Ленинка, Российская государственная библиотека. Но хорошо известно, что региональным учреждениям диссертации и авторефераты в электронном виде доставались не безвозмездно.

Какой может быть ниша РНБ в этом направлении, вопрос открытый. В любом случае нужно думать не только о том, чтобы о нас в регионах не забывали. Интересные проекты можно шире распространять и популяризировать. Публичная библиотека традиционно является крупнейшим и признанным в России методическим центром. Это заслуга еще Владимира Николаевича Зайцева и коллектива библиотеки 1990-х, создавших Российскую библиотечную ассоциацию (РБА), которая и объединила регионы.

Сейчас, к сожалению, Публичка несколько утратила свою координационную и методическую роль. Тем не менее при должных усилиях она будет восстановлена. База РБА до сих пор в Санкт-Петербурге, многие наши сотрудники участвуют в методической работе, технологии не утрачены и лишь нуждаются в государственной поддержке.

— Национальная библиотека одновременно и хранит уникальные экземпляры, и выдает их читателями. Как обеспечить сохранность фондов, не навредив при этом принципу информационной открытости? Где проходит баланс этих двух задач, которые в какой-то момент начинают друг другу противоречить?

— Да, вы правильно говорите о балансе. Именно поэтому в первую очередь в электронный формат переводят те документы, которые уже невозможно выдавать по ветхости. Электронные технологии позволяют их не только сохранять, но и восстанавливать.

Хранение книг, безусловно, является приоритетом, но и пользователей, исследователей ни в коем случае нельзя ограничивать. Это вопрос дискуссии и даже судебных споров. Конкретный пример: какое-то время назад в крупнейших библиотеках и архивах действовал запрет на фотографирование книг, которые выдавали в читальных залах. Затем появились цифровые фотоаппараты, смартфоны — и время заставило пересмотреть устаревшие правила.

Их отменили по решению Верховного суда. Казалось бы, полная свобода? Но возник другой вопрос: как применять новые правила на практике? Ведь что-то можно переснимать как минимум в специальных помещениях, а что-то вообще нельзя отдавать на фотографирование из-за ветхости.

— Не так давно предметом оживленной дискуссии был вопрос о возможности реставрации исторического здания РНБ, создания здесь музея книги. Что вы скажете об этом?

— Да, мне известна полемика. Есть разные точки зрения. Необходимо тщательно разобраться, начиная с решения вопроса о соотношении реконструкции с реставрацией.

Вернусь опять-таки к опыту Президентской библиотеки, которая располагается в бывшем здании Синода — объекте культурного наследия федерального значения. При его приспособлении под Президентскую библиотеку мы сохранили максимум исторических интерьеров, но привнесли и новое: вместо бывшего внутреннего двора, который в прежнее время имел исключительно хозяйственное значение, создали прекрасный новый архитектурный комплекс — один из лучших залов Санкт-Петербурга и еще мультимедийный зал-трансформер. Фактически внутри появилось технологически новое пространство, позволившее связывать историю и современность, Санкт-Петербург, регионы и страны.

Возможно ли такое в РНБ? Пока не готов утверждать, еще не изучил основательно этот вопрос. Но действительно, почему бы не использовать в новом качестве внутренние дворы Публички? Никто не отрицает, что своеобразие Петербурга — его дворы-колодцы. Кто сказал, что, создавая в них новые пространства, мы их непременно портим?

Думаю, вопрос о возможных изменениях в исторических зданиях РНБ, в концепции дальнейшего развития Публички, а также в законодательстве о библиотечном деле — предмет дискуссии, к которой я готов. Главное — чтобы спор был содержательным, критика — без обвинительного уклона и не переходящей на личности, а предложения — конструктивными.

#библиотека #РНБ #интервью

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 171 (6270) от 17.09.2018.


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника
02 Августа 2019

Линия жизни. Как появилась традиция отмечать День железнодорожника

В первое воскресенье августа железнодорожники традиционно отмечают профессиональный праздник.

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке
26 Июля 2019

Продается вид изнутри. Почему нельзя было строить «дом с бантиком» на Мойке

Восторг по поводу новой «элитки» в центре города разделяют не все.

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка
23 Июля 2019

Трех мальчиков и одну девочку родила 37-летняя петербурженка

Четверня появилась на свет в перинатальном центре Петербургского педиатрического университета.

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети
23 Июля 2019

Дизайнерскую карту метро Петербурга опубликовали в Сети

Линии подземки на новой схеме изображены по-другому.

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге
22 Июля 2019

Беглов назвал самый быстрый способ получить квартиру в Петербурге

На встрече с жителями Калининского района глава города рассказал о секрете обретения квадратных метров.

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца
12 Июля 2019

И летчику камуфляж пригодится. Экипажи ЗВО переодевают в форму нового образца

Летный комбинезон выполнен по новым технологиям с использованием специальных материалов и пропитки.

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны
01 Июля 2019

Дорога жизни на Индустриальном. Как в Петербурге восстанавливают технику времен войны

В Красногвардейском районе создается новый музей блокады и битвы за Ленинград.

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества
01 Июля 2019

Жулики с подменных номеров. Петербуржцев предупреждают о новом виде мошенничества

Отличить мошенника от настоящего сотрудника банка стало сложнее.

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка
21 Июня 2019

Дорогая клеточка. В Петербурге появилась «вафельная» разметка

Ее цель - заставить водителей заранее оценивать загруженность перекрестка.

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок
19 Июня 2019

Дома растут как грибы. Как на Пулковском шоссе строят Шампиньонный городок

Здесь поселятся 5,5 тыс. человек, во дворе будут свои школа и детский сад.

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга
19 Июня 2019

На мокром месте. Эксперт - о болотах Петербурга

Раньше в районе 18-й - 20-й линий Васильевского острова пройти посуху было невозможно.

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой
18 Июня 2019

Треть пломбира в магазинах Петербурга оказалась подделкой

Производители заменили сливочный жир в мороженом на растительный.