Главная городская газета

Ничья квартира

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Город

Троллейбусы Петербурга изменят свои маршруты

Жителей Северной столицы просят обратить внимания на изменения маршрутов наземного транспорта. Перемены коснутся троллейбусного движения. Читать полностью

На развязке КАД с Выборгским шоссе ограничат движение

Лето - пора дорожных ремонтов и реконструкций. Поэтому автомобилистов вновь призываются к внимательности. Читать полностью

Петербургский метрополитен готовится к технологическому прорыву

Вскоре поезда  сами будут ставить себе диагноз на предмет возможной поломки. Их появление - ближе, чем кажется. Читать полностью

Как прошла первая репетиция парада Дня ВМФ

Если не знать, что День Военно-морского флота будут отмечать 29 июля, можно было бы подумать, что праздник в Петербурге уже наступил. Как это было? Читать полностью

Петербургский «Львенок» выходит на рельсы

Невский завод электрического транспорта представил первую новинку 2018 года, выпущенную на новом петербургском производстве. Каковы ее преимущества? Читать полностью

Городская хроника: важное в Петербурге 23 июля 2018 

Сегодня в выпуске:
Судьбу долгов определяет суд...
Миллиарды на уборку КАД...
Лучший пахарь — наш земляк...
И другие новости. Читать полностью
Реклама
Ничья квартира | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Тема «черных» риелторов из разряда вечных. Отъем жилья у алкоголиков, одиноких и пожилых граждан – это поистине золотое дно. И потому ни о какой морали и нравственности здесь речь просто не идет. Применяются любые методы вплоть до самых циничных и кровавых. Соответственно, не иссякает поток уголовных дел, возбуждаемых в связи с новыми «квартирными» преступлениями. Есть среди них и те, где речь идет о присвоении недвижимости, принадлежащей умершим людям. Очередное такое расследование только что завершено в питерском ГУ Следственного комитета РФ.

О пользе дружбы
с участковым

Пребывающая сегодня на скамье подсудимых группа «черных» риелторов специализировалась на так называемом выморочном жилье. То есть на таком, которое после смерти владельца некому наследовать и оно должно достаться государству.

Идея аферы сама по себе проста до безобразия. Ушлому человеку нужно всего-навсего получить завещание, которое владелец жилья якобы написал на его имя. Потом счастливый «наследник» вступает в права наследования и быстренько распоряжается полученной собственностью по своему усмотрению.

Разумеется, чтобы реализовать такой проект, нужно немножко подсуетиться. Прежде всего необходим надежный источник информации, вовремя сигнализирующий: по такому-то адресу умер такой-то человек, он единственный владелец жилья, на которое больше никто не претендует. Знающие люди сразу скажут, кто таким источником может быть. Это, конечно же, участковый инспектор полиции. Именно он оформляет первичные документы о смерти и имеет в своем распоряжении все данные об умершем.

Понятное дело, участковый должен в законном порядке проинформировать государственные органы, а также передать им ключи от квартиры и документы умершего. Но он может сделать это немножко попозже – после того как указанные документы окажутся в руках «нужных людей». А те уже изыскивают способы, как слиповать завещание от имени умершего.

Казалось бы, это не такая простая задача. Завещание оформляется на гербовом бланке у нотариуса.

Для этого тот должен удостоверить личность завещателя и подлинность его подписи. Закрыть глаза на явную липу – значит идти на откровенное преступление, поставив на кон свою карьеру, а то и свободу. Да, были у нас и такие случаи, но все же найти столь «доброго дядю» сегодня практически нереально.

Может быть, кто-то не знает, но в сельской местности, где нотариусов нет, их обязанности возложены на глав поселений. И с ними уже договориться гораздо проще. За разумную плату иные из них подмахнут не глядя любую бумажку.

А теперь от теоретических рассуждений перейдем к конкретике.

В проходящей по делу группе злоумышленников девять человек, десятый объявлен в розыск. Все эти люди уже много лет занимаются продажей недвижимости. Знают все тонкости этого ремесла и, конечно же, все возможности для нелегальной наживы. Самый опытный из них – 58-летний Видади Алиага-оглы Зейналов. Уроженец Азербайджана, он уже давно живет в Петербурге, имеет российское гражданство. Закончил институт, работал на заводе, но, как оказалось, призвание свое нашел совершенно в другой сфере.

Именно он, судя по материалам дела, помогал (и явно не бескорыстно) своим собратьям по ремеслу стать «наследниками» умершего человека.


В деревню за подписью
и печатью

Через свою знакомую, проживающую в Псковской области, Зейналов вышел на жителя Великих Лук Сергея Баранова, располагавшего обширным кругом знакомств среди глав сельских администраций. И тех не пришлось долго уговаривать.

Далее, судя по материалам следствия, в один из майских дней 2010 года на свет появилось датированное 3 октября 2005-го завещание от имени петербуржца Иванейчика, умершего 6 мая 2008-го. Сей документ был изготовлен в администрации Крестовской волости Куньинского района. Как значится в завещании, наследницей всего своего имущества, в том числе квартиры по улице Крюкова, Иванейчик назначал некую Галину Карамнову.

Далее, правда, возникла трудность. Шестимесячный срок вступления в право наследования, разумеется, был давно пропущен. Для его восстановления нужно было обращаться в суд. Там Карамнова разыграла целый спектакль, заявив, что она была сожительницей Иванейчика. Привлеченные за небольшие деньги ее знакомые (дав суду подписку об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний!) этот факт подтвердили. В квартире на Крюкова после смерти хозяина они якобы и нашли указанное завещание. В подтверждение этой версии Карамнова представила суду личные вещи и документы покойного. Суд счел эти доказательства убедительными и признал Карамнову законной наследницей. Она оформила квартиру в собственность и продала ее за 2,3 миллиона рублей.

Другое завещание – на этот раз от имени умершей петербурженки Сариковой – всего за 200 тысяч рублей слиповали в администрации сельского поселения «Шелковская волость» Великолукского района. Датировано оно 31 декабря 2010 года. Согласно ему, за месяц до смерти Сарикова завещала все свое имущество (квартиру на Ленинском проспекте стоимостью 3,6 миллиона рублей и 650 тысяч рублей накоплений) некоему Сергею Козлову.

Вступив в право наследования, он снял деньги со счетов Сариковой, оформил на себя квартиру, нашел покупателей и... тут появилась настоящая наследница. «Безупречная» комбинация посыпалась – суд признал завещание недействительным и квартиру на Ленинском у Козлова отобрал. Правда, вопреки очевидному, уголовного преследования за явную подделку тогда не последовало. 650 тысяч, Козлов, увы, уже успел потратить, но иск по поводу этих денег наследница не заявила, и возвращать их обратно ему не пришлось.

Третье завещание было оформлено в администрации сельского поселения «Букровская волость» Великолукского района. На этот раз в право наследования вступил человек, и вовсе не осведомленный о совершении преступления. Его просто использовали втемную, заставив поверить, что умершая пенсионерка завещала ему квартиру на Витебском проспекте. Счастливому «наследнику» (судя по всему, небескорыстно) предложили оформить доверенность на сообщницу Зейналова Веру Шувалову. В результате чего в карманы ушлых дельцов перекочевали 2,6 миллиона рублей за проданную квартиру и около 600 тысяч, снятых с банковских счетов умершей.

Во всех вышеуказанных эпизодах, заметим, источник информации об умерших владельцах квартир так и остался неизвестным. Но в одном случае его все же удалось установить. Им оказался участковый уполномоченный 31-го отдела полиции УМВД России по Кировскому району Санкт-Петербурга Денис Герасимов. Через своего знакомого он передал Зейналову паспорт и сберкнижку умершей пенсионерки Калмыковой, владевшей квартирой на улице Васи Алексеева и не имевшей наследников.

На этот раз Зейналов использовал другой канал – ему пришлось лично поехать в деревню Усть-Волма Крестецкого района Новгородской области. За 100 тысяч рублей в тамошней администрации согласились оформить завещание на одну из его сообщниц. Согласно этому документу, за два года до смерти Калмыкова якобы посетила Усть-Волму и там распорядилась всем своим имуществом в пользу совершенно посторонней женщины. Злоумышленники сняли деньги со счетов умершей и переоформили на «наследницу» квартиру стоимостью 3,7 миллиона рублей. Но продать ее не успели, ибо были задержаны полицией.

Суд над участниками группы уже начался. Зейналов заключил досудебное соглашение со следствием (то есть полностью признал свою вину и дал исчерпывающие показания), и его судили в особом (упрощенном) порядке. Кировский районный суд приговорил его к четырем годам колонии общего режима.


Когда хозяина нет

Полагаю, у внимательного читателя уже возникают законные вопросы. Где вообще в этой истории государство с его охранительными и контрольными функциями? Почему так вольготно чувствуют себя жулики? Уж больно просто у них все получалось – технология аферы явно вполне пригодна для того, чтобы пойти в «широкие массы».

А в самом деле, кто может проверить подлинность нотариальной записи, сделанной главой администрации какого-нибудь отдаленного сельского поселения? В стране таких поселений тысячи, в каждое контролера не поставишь, и, как ни крути, деятельность их глав основана лишь на доверии. Да, в рамках вышеописанных эпизодов троих из них к уголовной ответственности привлекли, одного даже условно осудили. А сколько еще на просторах России безнаказанно мухлюют?

Нотариус, которому принесли подложное завещание для заведения наследственного дела, в принципе мог бы задать вопрос: почему вдруг пожилой петербуржец едет в какую-то глухомань и там пишет завещание на другого петербуржца, с которым его никакие родственные отношения не связывают? Но, как пояснил мне президент Нотариальной палаты Санкт-Петербурга Петр Герасименко, у нотариуса в этой ситуации лишь один способ проверки: он направляет запрос тому самому главе сельского поселения, чтобы удостовериться в подлинности его подписи. Естественно, тот отвечает: да, подпись моя. Все, никаких препятствий для заведения наследственного дела нет.

В управлении Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии (ФРС), куда поступают документы на регистрацию жилплощади, вообще не обязаны «включать голову» – лишь бы на месте были все подписи и печати да правильно расставлены точки и запятые. Экспертизой документов на подлинность здесь не занимаются. Если есть какие-то подозрения, обращаются в правоохранительные органы. Но в данном случае документы подозрений не вызывали, и жулики спокойно получали право собственности.

Однако возможность для афер можно если и полностью не исключить, то хотя бы сильно усложнить. Вы, читатель, не обратили внимание на то, что в эпизоде с квартирой Иванейчика, умершего в 2008 году, завещание было написано лишь в 2010-м? Это значит, что в течение двух лет его квартира «висела в воздухе». Никто не интересовался, вносятся ли коммунальные платежи; никто спустя полугодовой срок, положенный для предъявления претензий на наследство, не озаботился передачей ее в распоряжение государства.

– Ситуация с выморочным жильем – это полный хаос, – заявляет следователь по особо важным делам Анна Кошевая, в чьем производстве находилось уголовное дело Зейналова и компании. – Данные о смерти людей из загсов в ФРС не поступают. Централизованных банков данных освободившегося жилья просто не существует. Представляете, какой это простор для разного рода злоупотреблений! Мы пытались обратить на это внимание районных администраций, но там почему-то не проявили к данной теме никакого интереса. Почему город не заботится о своей собственности? Ведь это же десятки миллионов рублей и возможность обеспечить жильем нуждающихся, много лет стоящих на очереди!

Впрочем, возможно, и выморочного жилья было бы меньше, если бы существовала единая база данных умерших. У большинства из них наверняка есть хотя бы дальние родственники, имеющие право на наследство, но их, разумеется, никто не разыскивает. И государство могло бы им помочь с информацией, но у государства, видимо, другие заботы.

Жаль и тех ни в чем не виноватых людей, которые купили квартиры у жуликов. Теперь, хотя они и добросовестные приобретатели, им придется отстаивать свои права в суде. Правда, то, что государство не слишком активно борется за свою собственность, для них будет явно в плюс. И потому их шансы оставить квартиры за собой достаточно велики.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook