Главная городская газета

Нержавеющая память

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Город

Фанзона ЧМ-2018: и Бразилия болела за Россию

Во время матча «Россия - Египет» каждый удачный гол российской сборной болельщики встречали с ликованием. Причем, радовались не только славяне. Читать полностью

В борьбе за сквер парламентарии вышли на передовую

Застройка на зеленого участка на Петроградской стороне возмущает местных жителей и градозащитников. Что же по этому поводу думает строительная компания? Читать полностью

ЧМ-2018: экономика футбола

На волне мундиаля финансовые бонусы получают практически все сферы бизнеса Петербурга. Гостиничная отрасль - не исключение. Читать полностью

Городская хроника: важное в Петербурге 21 июня 2018

Сегодня в выпуске:
500 новых остановок...
Вторая попытка третьей очереди...
Трансляция из «шаттла»...
И другие новости. Читать полностью

Бастион дамбы сдержал натиск

Кронштадтские форты перед ним были бессильны: он прорывался к Петербургу и уходил, нанеся страшный урон. Теперь затворы дамбы методично  отражают натиск воды. Как это происходит? Читать полностью

Морского волка обокрали на 4 млн рублей

Закончилось громкое дело петербургского мошенника, обманувшего клиента Сбербанка. Как ему это удалось - в нашем специальном материале. Читать полностью
Нержавеющая память | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Год исполнился с того времени, как наш город оказался охвачен всероссийской общественной акцией «Последний адрес», посвященной памяти жертв сталинских репрессий. Их имена увековечивают на маленьких единообразных памятных табличках на фасадах домов. По тем адресам, откуда главным образом во время большого террора 1937 – 1938 годов были увезены безвинные люди...

Небольшие таблички, размером 11 на 19 см, делают из нержавеющей стали. На них всего несколько строк, выбитых вручную: когда родился человек, кем он работал, когда арестован, погиб и реабилитирован. С левой стороны таблички – небольшое «окошко»: там как будто бы могла быть фотография...

Началась акция в Москве, но быстро вышла за пределы столицы. Памятные знаки устанавливают главным образом родственники репрессированных. Они оплачивают стоимость знаков и обязуются затем присматривать за их состоянием.

В нашем городе уже установлено 76 таких памятных табличек по 43 адресам. Из них семь адресов добавилось в последнее воскресенье марта. На улице Декабристов, 53, появилась табличка, посвященная профессору Восточного института Роберту Куллэ. На улице Союза Печатников, 7, – Карлу Пфейфферу, работавшему в бухгалтерии управления дворцами и парками, на Московском проспекте, 63, – заводскому мастеру Ивану Крутикову.

На Большой Монетной, 9, – последний адрес переводчика и писателя Михаила Дьяконова. Инициатором установки таблички стал его внук Алексей Янковский.

– Миллионы наших соотечественников погибли в ГУЛАГе, а в нашем городе есть только один скромный памятник этой трагедии – «соловецкий» камень на Троицкой площади. Необходимо, чтобы память об этих людях зримо была рядом с нами, – говорит он.

Высоко оценивает «Последний адрес» писатель Яков Гордин:

– Эта акция – своего рода лекарство от беспамятства. Из «Последнего адреса», дай бог, может вырасти нечто большее – пробуждение общественной совести.

Однако, справедливости ради, «Последний адрес» вызывает сомнения. И вовсе не только у почитателей «вождя народов», а у тех, кто считает посыл акции абсолютно справедливым, но не может уйти от вопросов: насколько она соответствует облику города? Да и вообще отвечает ли законодательству?

Да, сегодня эти таблички не столь заметны. Однако, следуя логике, если потомки жертв репрессий могут ставить такие знаки на фасадах домов, то что помешает, к примеру, увековечить точно так же других достойнейших людей – героев «Бессмертного полка», жертв блокады, ликвидаторов чернобыльской аварии или воинов, павших в горячих точках за пределами нашей страны?.. И во что тогда могут превратиться фасады зданий?

– Меня беспокоит отсутствие внятной позиции органов власти по отношению к «Последнему адресу», что и порождает сомнения в законности этой акции, которую лично я считаю чрезвычайно важной и нужной, – говорит председатель петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис. – Кстати, в изменениях в федеральный закон «О реабилитации жертв политических репрессий», принятых в начале марта нынешнего года, говорится, что органы власти и местного самоуправления «вправе осуществлять меры по увековечению памяти жертв политических репрессий и поддерживать деятельность организаций и граждан в этом направлении».

Как известно, установка мемориальных досок в Петербурге регулируется городскими законами. Утверждать их должен специальный совет при правительстве города, которое в свою очередь дает свое разрешение. Возглавляет этот совет председатель комитета по культуре. Установка мемориальных досок возможна органами государственной власти, местного самоуправления и юридическими лицами в соответствии с эскизным проектом, согласованным комитетом по градостроительству и архитектуре.

В Музее городской скульптуры, куда мы обратились за комментарием, сообщили, что проект «Последний адрес» никаких согласований от органов государственной власти не получал. Однако там же подчеркнули, что таблички «Последнего адреса» по формальным признакам мемориальными досками не являются, поэтому законодательство о них на эти знаки не распространяется. Организаторы акции также считают, что таблички «Последнего адреса» – это не мемориальные знаки, а, скорее, таблички в формате «информационно-технического знака», и на них не требуется разрешение властей – нужно только согласие собственников жилья дома, на котором вешают знак. И такое «добро» собственники дают.

Действительно, согласно Жилищному кодексу, общим имуществом дома, в том числе и фасадами, распоряжаются собственники жилья. Их общее собрание вправе давать разрешение на установку подобной таблички.

Однако если здание находится в охранной зоне, то, по городскому закону, собственники жилья обязаны согласовать подобные действия с комитетом по градостроительству и архитектуре. Если же дом имеет охранный статус памятника архитектуры, истории и культуры, то, согласно городскому закону, на его фасаде ставить мемориальные доски вообще нельзя – можно только внутри. И в этом случае согласие собственников жилья не может побороть этот запрет.

Впрочем, сама эта норма закона вызывает возражения. И еще в декабре прошлого года петербургский парламент одобрил в первом чтении (а в январе нынешнего – во втором) законопроект, позволяющий все-таки устанавливать мемориальные доски на фасадах зданий-памятников.

Как выясняется, вопросы о законности табличек «Последнего адреса» возникают не только в нашем городе. В июне прошлого года была демонтирована табличка в Таганроге – первый знак всероссийского проекта вне Москвы и Петербурга. После этого в Таганроге произошел опрос населения, в ходе которого жители города высказались в поддержку проекта «Последний адрес». Это было зафиксировано местной городской думой, так что теперь препятствий к продолжению проекта там нет.

Установленную табличку "Последнего адреса" сняли в Твери: там чиновники заявили, что ее размещение не было согласовано с местной городской думой. Однако сейчас этот вопрос решается. Конфликтная ситуация случилась в Барнауле, где неизвестные сначала сняли табличку с именем жертвы сталинских репрессий бывшего директора Барнаульского меланжевого комбината Максима Гольдберга, а затем вернули ее на прежнее место. Однако, судя по камерам видеонаблюдения, этим занимались не работники управляющей компании, а политические оппоненты «Последнего адреса».


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook