Главная городская газета

Легализуемое детство

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Город

Какое будущее ждет автовокзалы Петербурга?

Автовокзал «Южный» в составе транспортно-пересадочного узла «Купчино» значительно улучшит транспортное обслуживание жителей юга Петербурга и уменьшит нагрузку на улично-дорожную сеть центра, но не обеспечит в полном объеме обслуживание международных и межрегиональных автобусных маршрутов всех направлений.... Читать полностью

К Исаакию вернулся фонарик

Ко Дню города один из главных символов Петербурга Исаакиевский собор предстанет в своем первозданном виде. Основные реставрационные работы на главном куполе собора, включая световой фонарик и крест, закончены. Читать полностью

Как метаморфозы «Ночи музеев» стали ее «элементами»

Более 95 тысяч человек посетили «Ночь музеев» в Петербурге, по сравнению с 2017 годом количество гостей увеличилось на 5 тысяч. Именно на такие цифры ориентируются организаторы акции, больше за 12 часов работы - с шести вечера до шести утра музеи не могут принять физически. Читать полностью

Поздравление с 315-летием Санкт–Петербурга от полпреда президента РФ по СЗФО Александра Беглова

Полномочный представитель президента Российской Федерации в Северо-Западном федеральном округе Александр Беглов поздравил петербуржцев с Днем города. Читать полностью

Как «Чижик» прижился в Петербурге

Зеленобокий длиннохвостый «Чижик», запущенный в первый «полет» по трамвайному маршруту № 8 в начале марта этого года, вошел в рабочий ритм: на трассе протяженностью 4,6 км пассажиров перевозят семь вагонов, выполняя рейс за 16 - 17 минут. Читать полностью

Летний дворец готов принять посетителей

26 мая для петербуржцев и гостей города открывает свои двери Дворец Петра Великого. Читать полностью
Легализуемое детство | ФОТО Елены ПАЛЬМ/ТАСС

ФОТО Елены ПАЛЬМ/ТАСС

По состоянию на середину сентября в Петербурге и Ленинградской области были зарегистрированы 1 млн 222 тыс. иностранных граждан. Сколько среди них несовершеннолетних? Ответить на этот вопрос с ходу в миграционной службе региона не смогли – такая статистика не ведется. Оно и понятно: отдельного «детского» миграционного законодательства не существует – дети мигрантов легализуются на территории РФ практически по тем же правилам, что и взрослые. Только чуть строже.

Если родители законно пребывают на территории России, ребенка также поставят на миграционный учет. И тогда он на равных со всеми сможет учиться в петербургской школе, заниматься спортом, музыкой, посещать кружки...

По крайней мере 90 дней. Как только этот срок, указанный в его миграционной карте, истечет, школа обязана сообщить об этом в надзорные органы, а миграционная служба – выдворить ребенка вместе с родителями (родителем), закрыв въезд в РФ как минимум на год.

Впрочем, даже если такой ребенок и покинет Россию вовремя, то есть до истечения трехмесячного срока, вернуться в свой класс и сесть за свою парту он сможет не раньше чем через три месяца.

По закону, иностранец из безвизовой страны (а таковых большинство среди гастарбайтеров в Петербурге) имеет право находиться на территории РФ суммарно лишь 90 дней из каждых 180. Изменения в миграционное законодательство внесены с 1 января 2014 года. Свыше трех месяцев могут оставаться те, кто имеет разрешение на временное пребывание (РВП), либо вид на жительство (ВЖ), либо трудовой патент, либо учится в государственном вузе. Жены и дети трудовых мигрантов из дальнего зарубежья могут проживать на территории РФ весь срок работы главы семьи, оговоренный в разрешительных документах.

А вот для «ближних» безвизовых иностранцев понятие «сопровождающие члены семьи» законом не предусмотрено (напомним: безвизовый режим распространяется на бывшие советские Абхазию, Азербайджан, Армению, Белоруссию, Казахстан, Киргизию, Молдавию, Таджикистан, Узбекистан и Украину). Даже если у папы-мамы из такой страны есть действующий годовой патент на работу в Петербурге, ребенок все равно должен каждые три месяца выезжать на родину, пережидать там как-то 90 дней, после чего у него появится право въехать в Россию вновь.

Все дети школьного возраста должны обучаться – и это тоже закон. Ответственность за его соблюдение несут семья и школа.

Представим: прибывший в Петербург с родителями-гастарбайтерами к началу учебного года ученик старательно втягивается в учебу весь сентябрь, октябрь и часть ноября. Затем возвращается на три месяца на родину (что он там делает, где учится, чему?). А в марте снова вдруг появляется в своем петербургском классе...

– Введенное в законодательство правило «90 из 180» серьезно осложнило работу школ, в которых учатся дети-иностранцы, – говорит заместитель начальника отдела общего образования комитета по образованию Анна Грубская. – По сути, оно поставило под удар непрерывность образования. Адаптация учеников, для которых русский язык не является родным, их обучение в рамках общей программы задача сама по себе непростая, а ведь ребенку еще придется выезжать на родину...

Для того чтобы в школу приняли ребенка-иностранца, родители должны подтвердить законность собственного пребывания в РФ (виза или миграционная карта, подтверждение регистрации в Петербурге) – без этого директор не имеет права принять у его родителей заявление. Зачисляя новичка, руководитель учреждения оставляет у себя копии всех этих документов. И если срок их действия закончился, а информации о продлении от родителей так и не поступило, он обязан сообщить о ребенке без регистрации в УФМС. Если директор этого не сделал, а проверка обнаружит в школе детей, не имеющих законного права находиться в России, ему как должностному лицу грозит штраф 30 тысяч рублей за каждого.

Но ведь для школы и для директора очень важно прежде всего обеспечить право детей на получение образования, как это декларируется Конвенцией по защите прав ребенка! Что делать? Отстранить – отступить от положений конвенции, нет – нарушить российский миграционный закон.

Что директора выбирают на практике?

– Нужно отдать должное комитету по образованию и школам – с их стороны ведется тщательный контроль за легальностью нахождения в Петербурге учеников-мигрантов, – отмечает заместитель начальника УФМС России по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Дмитрий Никифоров.

В комитете по образованию объясняют: на практике директора чаще все же пытаются выдержать какой-то срок, дают родителям время привести свои дела в порядок, усиленно работая с каждой семьей – лишь бы только ребенок не выпал из учебного процесса. Ведь жизненные ситуации бывают разные...

Но вне зависимости от человеческого понимания и участия работает единая информационная база, отслеживающая статусы и перемещения иностранцев в России. Она ведется автоматически, а значит, о том, что легальный мигрант – хоть взрослый, хоть несовершеннолетний – перешел в категорию нелегалов, специалистам миграционной службы становится видно буквально в тот же день.

– Формально мы должны принимать определенные меры по выдворению лица, незаконно находящегося на территории Российской Федерации, – говорит Никифоров. – Естественно, детей без родителей не выдворяем. Да и меры к выдворению бывает сложно принять – такая семья, как правило, моментально исчезает из нашего поля зрения, «уходит в подполье». А неучтенные лица – это всегда для общества плохо: непонятно, как идет вакцинация детей-нелегалов, как оказывается медпомощь, какие условия проживания... Не секрет, что процент заболеваемости среди мигрантов по сравнению с россиянами очень высок. При выявлении таких фактов проводим разъяснительную работу о том, каким образом они могут легализовать положение детей на территории Российской Федерации.

Как только ребенок становится нелегалом, он пропадает из поля зрения и школы.

По информации комитета по образованию, на конец предыдущего учебного года (данные по текущему сейчас собираются) в петербургских школах обучались более 9417 детей-инофонов, то есть мигрантов, для которых русский язык не является родным. Еще 1553 маленьких иностранца посещали детские сады северной столицы.

То есть все пришедшие в детсады и школы несовершеннолетние инофоны тщательно сосчитаны.

А те, кто не пришел? Скольких юных нелегалов родители прячут от миграционных служб и системы образования (малыши сидят дома, подростки трудятся на складах и рынках – тоже, разумеется, нелегально)? Такая категория мигрантов, к сожалению, для северной столицы тоже не экзотика, и это не просто проблема – беда...

– Дети должны учиться вне зависимости от их гражданства! – повторяет Анна Грубская. – Нас очень беспокоит сложившаяся ситуация, но директор или учитель не должен и не вправе ходить по домам и выявлять иностранцев школьного возраста, которые не учатся. Наша задача – научить тех, кто пришел в школу.

В УФМС с этим в принципе не спорят, но все же отмечают: за последние два года миграционными органами именно совместно с сотрудниками школ была проделана большая работа, в корне изменившая ситуацию. И прежде всего за счет того, что к каждой «детской проблеме» и там и там подходили сугубо индивидуально.

– Если родители ребенка-иностранца легализованы (есть патент, работа, трудовой договор, регистрация по месту реального проживания, оплачиваются налоги) и не пропустили срока продления миграционного учета, то мы по их заявлению в порядке исключения продлеваем этот учет ребенку сверх 90 суток на весь срок действия родительского патента – чтобы он мог жить с родителями и не прерывал учебный процесс, – поясняет позицию УФМС Дмитрий Никифоров.

На вопрос, сколько таких решений принято, а сколько детей-иностранцев все же были исключены из петербургских школ по истечении 90 суток с момента въезда, в миграционной службе ответить затруднились – такая статистика не ведется. Но признали: процесс продления срока пребывания «в порядке исключения» детям мигрантов ведется активно.

– Мы очень ждем изменений в российском миграционном законодательстве, которые урегулируют этот пробел и уравняют членов семей иностранцев из безвизовых стран с иностранцами из дальнего зарубежья, – говорит заместитель главы УФМС. – Но уже сейчас легализация несовершеннолетних мигрантов у нас по факту максимально упрощена. Практика продления миграционного учета детей «в порядке исключения» поставлена на поток, чем их родители активно пользуются. С начала года легализован уже 1621 ребенок, родители которого проживают и работают в регионе. Так что случаи исключения детей-иностранцев из школы не так уж часты.


Почти треть детей-иностранцев, обучающихся в петербургских школах,
сегодня составляют граждане Украины (более 2,6 тысячи).
Далее по убывающей: представители Узбекистана (почти 1,7 тыс.),
Азербайджана (более 1,5 тыс.), Таджикистана (0,9 тыс.)...



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook