Виктор Смертин: «Мы множим каменные джунгли»

В майском выпуске страницы «Экология» было опубликовано интервью с доцентом, преподавателем кафедры ландшафтной архитектуры Санкт-Петербургского государственного лесотехнического университета Виктором Смертиным.

Виктор Смертин: «Мы множим каменные джунгли» | По данным комитета по благоустройству, общая площадь зеленых территорий в городе составляет около 8 тысяч гектаров. Однако все ли они реально «зеленые»? ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

По данным комитета по благоустройству, общая площадь зеленых территорий в городе составляет около 8 тысяч гектаров. Однако все ли они реально «зеленые»? ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

«Жизнь под капельницей» - так называлась публикация. И посвящена она была печальному состоянию зеленых насаждений в мегаполисе. Судя по откликам читателей, тема далеко не исчерпана и требуется продолжение разговора. Сегодня мы говорим с экспертом о новых и старых парках, о зеленых дворах в «спальных» районах и деревьях-угрозах.

- Виктор Николаевич, ваш рассказ о способах и причинах обрезки деревьев вызвал интерес у читателей. С тополями вроде бы разобрались: стригут в силу необходимости снизить парусность, чтобы они не падали от ветра; пытаются хоть как-то омолодить старые деревья... Теперь читатели интересуются, можно ли отказаться от стрижки других деревьев? Например, лип в Исаакиевском сквере?

- Нельзя. С точки зрения поддержания исторических форм как раз именно Исаакиевский сквер можно считать самым интересным зеленым объектом. Каким он был задуман в XIX веке, таким и сохраняется: деревья здесь непременно стригут, придавая традиционную форму овала их кронам, чтобы не нарушалось архитектурное пространство. Это яркий пример ландшафтной архитектуры, когда здания и деревья представляют собой единый ансамбль.

Вот о деревьях на Стрелке Васильевского острова идут споры. Некоторые специалисты убеждены, что там деревья вообще не нужны, они только лишают это место простора, а главным объектом была и должна оставаться терраса Биржи.

Изначально на Стрелке действительно не предполагалось никаких посадок. Однако в конце XIX века в мире возникла мода на общественные пространства. И начали появляться скверы и бульвары там, где их никогда не было. В Петербурге так появились скверы на Стрелке, у Казанского собора, на Дворцовой набережной... Сейчас эти территории уже невозможно представить без деревьев, но мы должны понимать, что изначально архитекторы не предполагали ничего похожего. Город нашел золотую середину: и деревья сохраняет, и исторический облик бережет. Для этого-то и требуется ежегодно стричь деревья, чтобы они не закрыли фасады дворцов и соборов.

- То есть, если следовать исторической правде, центр вообще должен остаться без зелени?

- Есть такая «историческая правда», которой лучше не следовать. Ведь в центре и с «неаутентичными» посадками маловато зелени, да и та нередко находится в плачевном состоянии.

Летний, Михайловский сады немного компенсируют дефицит. Эти сады - собственность Русского музея. Финансирование и уход за ними осуществляется помимо городских программ. Да и правила у них свои: они, конечно, общедоступны, но при этом охраняются и закрываются на ночь. Поэтому эти территории и находятся в приличном состоянии.

Все остальное, увы, трудно назвать ухоженным. Марсово поле вытоптано. С точки зрения ландшафтного дизайна - работать и работать. Я иногда прошу комитет по благоустройству: подстригите траву на Марсовом, хоть слегка позаботьтесь о газоне...

- Горожане тем не менее постоянно слышат, что в городе идет очередная реконструкция какого-нибудь парка или сквера. Сейчас, к примеру, говорят об Александровском парке у Петропавловской крепости.

- Мне представляется, что в этом парке сейчас слишком много лишних объектов. Например, площадка с макетами лучших зданий Петербурга. Слов нет - отличные макеты... Но для этого парка подобные вещи не были характерны. Между тем и концепция его развития (во всяком случае та, которая обсуждалась в прошлом году) предполагает именно такой путь: не зеленое строительство, а установку урбанистических объектов. Та часть, которая непосредственно примыкает к Петропавловке, еще как-то сохраняется. А остальная территория уже давно представляет собой нагромождение каких-то строений и объектов.

И практически во всех случаях, когда говорят о реконструкции парков, подразумевают прежде всего не ландшафтный дизайн, не продуманные по количеству и качеству посадки, а благоустройство и разнообразные архитектурные формы. А хочется именно - парка.

Возьмите наш Елагин остров. Прекрасное историческое место. Правда, в 1930-х годах по моде того времени его превратили в ЦПКиО. Сделали перепланировку, выделили участки для народных гуляний. А в 80-е годы прошлого столетия ринулись восстанавливать историческую планировку. Тогда вновь, после полувекового перерыва, на Елагином появился Масляный луг. И сейчас еще исторический ландшафт в полном объеме не восстановлен. Работы идут медленно.

- Но у нас же появляются еще и новые парки и скверы...

- Вы хотите сказать: должны были появиться... Но адресная программа строительства парков, по сути, проваливается год за годом. Вопрос денег. Их нет не только на обустройство новых зеленых территорий, но недостаточно даже на содержание существующих.

К тому же, я считаю, новые парки некому проектировать. Была когда-то в Ленинграде уникальная 9-я мастерская, где рождались уникальные проекты. Одним из таких проектов, думаю, был парк Авиаторов на Новоизмайловском проспекте в Московском районе. Здесь деревья, пруды, острова и самолет представляли собой единый органичный комплекс. Сейчас, кстати, парк пребывает в плачевном состоянии.

Возглавлял 9-ю мастерскую совершенно гениальный ландшафтный архитектор Алексей Григорьевич Леляков. Именно его рука чувствуется в эскизе центральной части Парка 300-летия Петербурга. Собственно, в этом парке только и сделано, что посадки в центральной части к юбилею города. Все остальное пространство разбито на лоты, которые инвесторы осваивают практически самостоятельно. Скажем, в одной из частей открыли аквапарк. Дело, конечно, хорошее, но, на мой взгляд, непосредственно к парку отношения не имеет. Вот и все. Больше ничего там не происходит.

- Есть еще новый парк Воинов-Интернационалистов в Купчине.

- Да. И первое, о чем все услышали, что в парке установили памятник интернационалистам и еще какие-то памятные знаки... Ну хорошо. Но сам-то парк нужно развивать. Сам-то он нуждается в продуманном зеленом строительстве, в уходе за посадками, в зонировании... Этого ведь нет! К тому же часть территории, изначально предназначенной под парк, отдали под огромный жилой комплекс.

Прогуляйтесь в Петроградский район. Когда съезжаешь с Кантемировского моста, справа и слева, где были огромные промтерритории, построены такие же огромные жилые комплексы. Что мешало создать здесь парк? О какой среде обитания человека можно говорить, если мы множим каменные джунгли?

- Справедливости ради: многие кварталы полны зелени. Дворы почти всех панельных домов 1970 - 1980-х годов постройки представляют собой настоящие заросли...

- Вот именно. Посадки делали сами жители, как кому заблагорассудится. В лесу выкопают дерево и везут в город сажать. А теперь трагедия: когда приходится деревья убирать, чтобы сети отремонтировать. Или - жители нижних этажей солнца не видят. Зато верхним хорошо!

Или старые ивы во дворе... «Не смейте сносить! Мы под ними на лавочке сидим!» И не доказать женщинам, что сидеть под такой ивой уже давно опасно. Порой во время подрезки или сноса старого дерева доходит до драки.

Хочу историю рассказать. В одном из дворов вплотную к стене дома росла береза. По ней в одну из квартир забрались воры. Хозяйка обворованной квартиры потребовала снести березу. А ее соседка с верхнего этажа потребовала оставить. Вы бы знали, сколько было шума!

- Снесли?

- Снесли.

Должен сказать, что существуют нормы, по которым на расстоянии пяти метров от стен дома деревьев быть не должно. Допускаются лишь небольшие кустарники. С точки зрения этих правил все дворы в кварталах массового строительства представляют собой сплошное нарушение. Нормы практически не действуют.

Деревья, конечно, удаляют мало-помалу. В связи с их старением и угрозой обрушения. Или перед ремонтом коммуникаций, к которым иначе не добраться. Но в основном, я это понимаю, рубить очень жалко... А главное, не хочется нервировать людей.

Парковое строительство, развитие зеленых зон, как и благоустройство городов, - задача для профессионалов. Сейчас я вижу новую тенденцию - привлечение граждан к проектам по благоустройству. Их просят выдвигать идеи, которые потом будут реализовываться за счет бюджета.

Знаете, так не бывает, чтобы человек со стороны мог спроектировать парк. А пожелания граждан - это не проект. Мне не нравится это принижение роли профессионалов. Благоустройство, зеленое строительство - те сферы жизни мегаполиса, которые требуют огромных знаний и опыта. Это не делается на коленке.

Вернее, к сожалению, теперь делается. Горожане ведь сами пожинают плоды непрофессионального благоустройства дворов, которое нередко демонстрируют муниципальные власти, когда дорожки неизвестно откуда начинаются, идут перпендикулярно обычным путям передвижения в микрорайоне и непонятно куда упираются.

И вот теперь такое же отношение культивируется в деле ландшафтного дизайна. Мол, люди пожелали, стало быть, нужно сделать. А если люди пожелали нелепицу?

#парки #зеленые насаждения

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 148 (6257) от 15.08.2018 под заголовком «Хочется парка!».

Комментарии

Самое читаемое

#
#
Год без «Надежды». Почему уникальный проходческий щит для метро Петербурга держат в загоне
05 Сентября 2018

Год без «Надежды». Почему уникальный проходческий щит для метро Петербурга держат в загоне

В чем выгода пробивки двухпутного тоннеля в метро и почему щит стоит в разобранном состоянии – разбираемся в нашем материале.

У скандально известной «Рыбы-кита» объявился хозяин
31 Июля 2018

У скандально известной «Рыбы-кита» объявился хозяин

Плавучий ресторан в виде кита, пришвартованный напротив парка имени Бабушкина, может оставаться в Неве еще несколько лет. Это произошло несмотря на то, что речь идет об охранной зоне.

Петербургская высотка в ожидании «жильцов»
19 Июня 2018

Петербургская высотка в ожидании «жильцов»

Продолжается строительство самого высокого здания в Северной столице. «СПб ведомости» рассказывают о процессе работы, сроках сдачи в эксплуатацию и о том, когда же «белые воротнички» начнут обживать б...

«Ресторану-киту» нигде не рады
05 Июня 2018

«Ресторану-киту» нигде не рады

У стенки Невы напротив парка имени Бабушкина причалил огромный дебаркадер, по форме напоминающий кита или самолет с отвалившимися крыльями. Это плавучий ресторан, которому много лет не могли найти мес...

Патриарший покой курируют свыше
12 Октября 2017

Патриарший покой курируют свыше

Церковный объект в Пушкине украсят апартаментами

На арену вышли дворники
04 Июля 2017

На арену вышли дворники

Две сотни рабочих приняли участие в уборке территории после финального матча Кубка конфедераций-2017 и церемонии закрытия турнира.

Парк победы капитала
17 Апреля 2017

Парк победы капитала

В Черную книгу Всемирного клуба петербуржцев включен Приморский парк Победы, в Красную книгу - «судебный» квартал и фабрика «Красное знамя». Таковы главные итоги пятничного заседания клубного «кругло...

Город прирос Буграми
04 Февраля 2016

Город прирос Буграми

Строительство нового подъезда к Буграм, по всей видимости, откладывается как минимум на три года. Мы уже рассказывали, как на бывших совхозных полях возле этого поселка начинают возводить дома-«мураве...

Выемка под Смоленкой
11 Декабря 2015

Выемка под Смоленкой

Западный скоростной диаметр готовится нырнуть под Смоленку. Углубленная автотрасса ЗСД окаймляет всю западную оконечность Васильевского острова. А для устья реки уже проложили новое русло.

Киевское спешит к Гатчине
21 Мая 2015

Киевское спешит к Гатчине

Полным ходом идет сегодня реконструкция Киевского шоссе, в результате которой дорога должна стать шире и безопаснее. Пока же ремонт провоцирует пробки...

Чем дышат Коломяги
10 Декабря 2014

Чем дышат Коломяги

Два асфальтобетонных завода (АБЗ), мебельное производство и другие не озонирующие атмосферу предприятия  расположились в Коломягах посреди жилых кварталов.