Главная городская газета

Дружок как имущество

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Город

Летний бум граффити: новый петербургский тренд

«СПб ведомости» обратили внимание на один из главных трендов этого лета в Петербурге – появление стрит-арт работ, таких разных и противоречивых. Читать полностью

Как провел ЧМ-2018 главный аэропорт Петербурга

Пулково занимает четвертое место в России по объему пассажиропотока. Как же аэропорт справился с многочисленным наплывом команд и болельщиков мундиаля? Читать полностью

Городские мероприятия остановят движение транспорта в Петербурге

В праздничные дни отдыхающим автомобилистам стоит переквалифицироваться в пешеходов. А работающим - заранее побеспокоится о своем маршруте. Читать полностью

В центре Петербурга сарай пристроился к истории

На 8-й Советской улице, 4, самовольно построили двухэтажное заведение общественного питания, второй этаж которого сколотили из досок. Городские власти требуют снести этот архитектурный эксперимент. Читать полностью

Около «Лахта Центра» появится поликлиника

Строительство многопрофильного стационара одобрено властями Петербурга. Договоренность о создании учреждения была заключена на ПМЭФ-2018. Читать полностью

Петербургскую школу дзюдо имени Рахлина отреставрируют за 2,4 млн рублей

Смольный одобрил проведение ремонтных работ в образовательном учреждении имени Анатолия Рахлина. Именно этот тренер когда-то обучал президента России Владимира Путина. Читать полностью
Реклама
Дружок как имущество | ФОТО Александра ДРОЗДОВА

ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Домашняя собака на прогулке что-то подобрала с земли, съела, а придя домой, забилась в конвульсиях и умерла в страшных мучениях. Хозяева, естественно, в шоке. Для многих четвероногий любимец — все равно что член семьи, а для людей одиноких он и вовсе часто семью заменяет. Его потеря сравнима с потерей самого близкого человека. Естественно, пострадавшие (а таковых уже немало) обращают свой гнев на правоохранительные органы. Что вообще происходит? Почему нас никто не защищает? Неужели нельзя найти отравителей и примерно их наказать?

Для убийц законов нет

Как оказалось, в управлении организации дознания питерского ГУ МВД проблему догхантеров (охотников за собаками) изучают уже не первый год. И защитники животных даже не представляют того количества «подводных камней», с которыми там в процессе этой работы столкнулись.

Прежде всего надо понять, кого и на основании каких законов можно за подобные преступления привлечь.
Вопросу юридической квалификации деяния догхантера было посвящено специальное заседание научно-консультативного совета при прокуратуре Санкт-Петербурга, состоявшееся еще в декабре 2013 года.
Разговор получился непростой.

В нашем Уголовном кодексе есть статья 245 («жестокое обращение с животными»). Но подпадает ли под нее догхантер, это еще большой вопрос, рассуждают юристы. Человек положил на землю отравленную приманку и ушел. Потом собака ее нашла, съела и умерла. Человек лично ей яд в рот не вкладывал _ он всего лишь «создал условия для гибели животного». Казалось бы, можно применить статью 30 УК, предусматривающую ответственность за приготовление к преступлению и покушение на него. Но она распространяется только на тяжкие и особо тяжкие деяния. А жестокое обращение с животными относится к преступлениям малой тяжести...

Можно попытаться рассмотреть вопрос с точки зрения ст. 167 — «умышленное уничтожение или повреждение имущества» (тем более что в Гражданском кодексе есть указание на то, что «к животным применяются общие правила об имуществе»). Но в ней речь идет о существенном ущербе — для того чтобы его доказать, хозяева должны оценить своего питомца в деньгах и как-то это обосновать. Кроме того, надо будет еще доказать наличие умысла в действиях преступника. Для чего его необходимо сначала найти и изобличить.

Впрочем, есть статья 168 УК, которая говорит об уничтожении или повреждении имущества по неосторожности. Но... для этого его стоимость должна быть не меньше 250 тысяч рублей. И это опять же надо обосновывать. Хотя все прекрасно понимают, что гибель «члена семьи» не измерить никакими деньгами.

Хозяевам погибшего животного, понятное дело, все равно, что это деяние, строго говоря, не подпадает ни под один закон. Но тема слишком больная, и отмахнуться от пребывающих в горе людей правоприменитель не имеет права. Реагировать надо! Приходится выбирать меньшее из зол — возвращаться к той самой 245-й.

Но работает она лишь в том случае, «если это деяние совершено из хулиганских побуждений, или из корыстных побуждений, или с применением садистских методов, или в присутствии малолетних». Вот под один из этих четырех пунктов надо подогнать действия догхантера.

Последние два очевидным образом отпадают. Человек лично никого не истязал, а будет собака мучиться или нет, он не знал — яд действует на всех по-разному. В присутствии несовершеннолетних отраву, скорее всего, не разбрасывал (а если и разбрасывал, то еще не факт, что это можно назвать жестоким обращением с животным). Остается исследовать его побуждения и доказать, что они были либо хулиганскими, либо корыстными.

Поскольку, как известно, мысли на расстоянии читать еще никто не научился, нужно подозреваемого поймать и расспросить. Но сначала надо еще доказать, что именно этот человек явился виновником смерти именно этого Шарика или Тузика. Трудно даже представить, какой сложности это задача.


В аптеку за ядом

За последние три года в Петербурге и области было возбуждено три уголовных дела по фактам отравления собак. Первое в 2012 году — в связи с гибелью животного в Таврическом саду. Второе в 2013-м — аналогичная ситуация на Малой Балканской. Третье, тоже в 2013-м — в Тосненском районе Ленобласти.
Проблемы возникли уже на самых первых шагах расследования. Разумеется, чтобы делать какие-то выводы, нужно установить причину смерти. Когда речь идет о человеке, этим, как известно, занимается судебно-медицинская экспертиза. Но для животных, как выяснилось, такого органа у нас не существует. То есть какой-то врач-ветеринар может сделать вскрытие, что-то написать, но для суда его заключение никакой силы иметь не будет. Ветеринарная же клиника может лишь констатировать «отравление невыявленной этиологии».

Решению этой проблемы было посвящено специальное межведомственное совещание. В результате удалось найти компромисс, позволяющий оставаться в правовом поле. Городская ветеринарная лаборатория на платной основе берет на анализ желудок и кровь погибшей собаки и выдает предположительное заключение о причинах смерти. Городское бюро судебно-медицинской экспертизы (в порядке исключения и тоже за деньги!) проводит исследования биологического материала и делает точный вывод.

Хозяева погибших животных все процедуры оплатили. Выяснилось, что на Малой Балканской и в Тосненском районе причиной смерти собак стало лекарство для лечения туберкулеза. Продается оно в аптеке по рецепту, стоит недорого и строгому учету не подлежит. В Таврическом саду собака погибла от соли синильной кислоты. Таковая входит в состав яда против крыс и свободно не продается. Последний факт, кстати, подтвердил возможность одной из первоначально выдвигавшихся версий: отравление произошло не по чьему-то злому умыслу, а по разгильдяйству сотрудников санитарной службы, занимавшихся дератизацией близлежащих зданий.

Дальше всего дознавателям удалось продвинуться в деле по Малой Балканской. Там был установлен подозреваемый. У него дома провели обыск, нашли то самое лекарство от туберкулеза, и... на этом расследование застопорилось. Ни данный препарат, ни данного человека к смерти конкретной собаки привязать не удалось. Следствие было приостановлено. По двум другим делам тоже. Нет доказательств причастности кого-либо к гибели животных.

Между тем тот самый подозреваемый — и он этого не скрывал! — был одним из активистов движения догхантеров. Эти люди давно и прочно «поселились» в Интернете. У них есть свои сайты, где они делятся «секретами мастерства», хвастаются успехами. Множатся их группы в социальных сетях, где идут открытые призывы не только к убийству животных, но и к расправе над их хозяевами и зоозащитниками.

13 декабря 2012 года в Общественной палате РФ состоялись слушания на тему «Правовые аспекты зоозащитной деятельности: анализ действующего законодательства». Одна из выступающих директор благотворительного фонда защиты животных «Вирта» Дарья Хмельницкая продемонстрировала скриншоты с форума догхантеров. В числе прочего они обсуждали там... размер вознаграждения за убитую собаку. Уточняли, нужно ли для этого предоставить весь труп или достаточно отрезанной головы.

Остальные темы были тоже вполне практическими: где достать патроны и оружие; как найти круглосуточные аптеки, в которых можно купить отраву; по каким телефонам звонить, если возникнут проблемы с полицией.

Многочисленные обращения граждан во все инстанции с требованием закрыть эти сайты ничего не дали — судя по всему, их работа тоже не выходит за рамки закона. Неудивительно — ведь состава экстремизма, необходимого для закрытия сайта, тут явно нет. Не нарушен и закон «Об информации, информационных технологиях, защите информации». Там говорится лишь о детской порнографии, наркотиках, суициде. О животных — ни слова!

«Народный мститель» на тропе войны

А теперь, уважаемый читатель, приготовьтесь бросить в меня камень. Есть ведь и такая точка зрения: догхантеры — это ростки нашего гражданского общества. Да, кривые и уродливые, но, дескать, такова почва, на которой они выросли.

Изначальная (да и до сих пор многими его представителями декларируемая) идея этого движения не лишена была здравого смысла. Объектами охоты назывались, во-первых, бродячие собаки, которые время от времени нападали на людей и могли стать разносчиками инфекций. Во-вторых, домашние, за которыми их хозяева не осуществляли должного присмотра.

Вспомните, к примеру, страшные случаи нападения «друзей человека» на детей, в том числе и со смертельными исходами. Сколько же людей были просто схвачены «за штаны» или «всего лишь» подверглось атаке со стороны гуляющей без поводка и намордника собаки, никто не знает. О таких случаях пострадавшие, понятное дело, никуда не заявляют. А кому нравятся многочисленные собачьи экскременты на улицах, в парках и в скверах? Завтра ваш маленький ребенок найдет их в песочнице, и...
Дальше — вопрос вашей культуры и воспитания.

Будем честны перед собой — эта уродливая и дикая «гражданская активность» возникла на почве не только бескультурья и безответственности иных владельцев «четвероногих друзей», но и отсутствия серьезной законодательной базы, которая регулирует такую «дружбу».

В 1999 году Госдумой в трех чтениях был принят и одобрен Советом Федерации закон «О защите животных от жестокого обращения». Однако в январе 2000 года он был отклонен тогдашним и. о. президента России, так как, по его мнению, дублировал другие законы. Несколько лет документ дорабатывался, но в 2008-м был снят с рассмотрения.

23 марта 2011 года Госдума приняла в первом чтении закон «Об ответственном обращении с животными». В пояснительной записке к нему отмечалось, что «...отсутствие законодательно установленных требований, норм и правил при обращении с животными вызывает большое количество разнообразных конфликтов... Невозможность их правового разрешения приводит к попыткам самовольного, порой недопустимого решения возникающих проблем способами, нарушающими существующие в обществе нормы морали и нравственности». Однако на этом дело и кончилось — второго и третьего чтений не было.

Зато в сентябре нынешнего года на рассмотрение поступил идущий в одном пакете с данным законом законопроект о внесении изменений и дополнений в КоАП и УК. И был думцами отклонен.

Ход мыслей наших законодателей порой понять непросто. Но, судя по всему, там, наверху, идут нешуточные баталии — никак не удается соблюсти необходимый баланс между защитой животных и усилением ответственности за их содержание. Слишком больная тема — куда ни качнись, от той или иной части общества получишь «плюху». Вот, видимо, и мнутся народные избранники, не знают, что делать.

А тем временем «народные мстители» ставят на поток все новые порции отравы.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook