Главная городская газета

Чердак выше суда

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Город

Четыре килограмма наркотиков пытались провезти в Петербург

Не только наркотики были изъяты у членов межрасовой преступной группы. Читать полностью

Смольный идет на перехват

Чиновники обещают, что дорожный коллапс на юге Петербурга в скором времени пойдет на спад. Что же для этого будет сделано? Читать полностью

Городская хроника: важное в Петербурге 22 июня 2018

Сегодня в выпуске:
Ледокол для Ямала...
За что Мариинку вызвали в суд...
Нехороши, несвежи были розы...
И другие новости. Читать полностью

«Ты просто космос, Стас»: как Станислав Черчесов стал граффити

На волне гордости за сборную России по футболу, в Петербурге появилась необычная стрит-арт работа, посвященная главному тренеру команды. «СПб ведомости» узнали, как вдохновитель объединения HoodGraff решился на такой замысел и при чем тут песня группы «Ленинград». Читать полностью

Фанзона ЧМ-2018: и Бразилия болела за Россию

Во время матча «Россия - Египет» каждый удачный гол российской сборной болельщики встречали с ликованием. Причем, радовались не только славяне. Читать полностью

В борьбе за сквер парламентарии вышли на передовую

Застройка на зеленого участка на Петроградской стороне возмущает местных жителей и градозащитников. Что же по этому поводу думает строительная компания? Читать полностью
Чердак выше суда  | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

В квартире погас свет. И, как назло, именно в тот момент, когда жители дома на Восстания, 51/20 (он же – по Рылеева, 20/51), собрались показать журналисту пачку документов, повествующих о долгой и печальной истории их дома.

– Это не авария, это санкции, – объяснила хозяйка квартиры Майя Пархоменко. – Отопление у нас отключено – батареи холодные. Вода из крана сочится по каплям. В туалете держим запас воды в ведерке. А теперь вот – ежевечернее отключение электричества. Председатель ТСЖ проводит воспитательную работу. Чтобы мы перестали лезть в его дела.

По сравнению с большинством обитателей дома семья Пархоменко здесь – на новенького. Как говорится, взгляд еще не замылился. Но и им житие в прекрасном доме исторического центра уже не в радость. И они уже поняли, что значит жить с ощущением, что тебя самым беспардонным образом обманывают и используют, а ты ничего не можешь этому противопоставить.

Над головой на чердаке грохочут бетономешалки, вибрируют старые стены, в полуметре от окон торчат деревянные опоры – строительные леса, «воткнутые» в дом по всему периметру кровли.

Председатель ТСЖ Артур Непокульчинский строит мансарду. Пятый год. И пятый год инициативная группа жильцов дома всеми силами противостоит этому строительству. В этой битве уже было все: несколько судебных процессов, зафиксированные побои, нанесенные одному из активистов протестного движения, пикеты и митинги, угрозы, проколотые шины. Даже свои эмигранты, переехавшие от греха подальше на другое место жительства. И, конечно, бесконечные комиссии и выходы «на адрес» контролирующих инстанций. Шесть килограммов бумаги! Километры испорченных нервов.

Последовательность событий и многочисленные судебные документы прямо-таки подталкивают к мысли, что и ТСЖ-то в доме создавалось ради освоения чердачного пространства, а не ради наилучшего управления. Товарищество создано в 2008 году, а мансарду начали строить в 2009-м. В течение первых пяти лет существования ТСЖ не удосужилось заключить договор на теплоснабжение дома. Продолжал по старинке действовать договор между районным жилищным агентством и ТГК-1. То есть за тепло платило агентство, которому ТСЖ в свою очередь должно было перечислять деньги, собранные с жителей. Однако получить эти средства ГУЖА смогло только через суд. Да не через один...

Также через суд общаются с ТСЖ «Рылеева, 20/51» водоканальцы и газовики, энергетики и ремонтники. ТСЖ умудряется не платить и компании, с которой заключен договор о круглосуточном аварийном обслуживании. Причем господин Непокульчинский, если верить судебным материалам, даже не старается должным образом доказать свою правоту в деле неплатежей. Ну не заплатил, потому что плохо работали; ну да, доказательств плохой работы нет; ну хорошо, заплачу, может быть, когда-нибудь...

Вот лишь последние – осенние – процессы: 26 сентября ТСЖ проиграло очередной суд «Водоканалу» по иску о неплатежах; 28 сентября суд признал, что ТСЖ задолжало за тепло более 1,5 миллиона рублей, при этом Непокульчинский или его представители в суд не явились; 15 октября суд постановил взыскать с ТСЖ деньги, которые так и не были выплачены «Теплосети» за установку счетчика тепла (кстати, узел учета в доме появился только в 2012 году)... Ничего не скажешь: мастерское управление огромным домом!

Зато мансарда строится. И факт этот тоже неоднократно обсуждался в зале суда. Надо отдать должное председателю ТСЖ (который, конечно же, выступает не как физическое лицо Артур Александрович Непокульчинский, а как целое товарищество) – такие судебные процессы вызывают у него куда более явный интерес, чем какие-то там дурацкие долги.

В прошлом году под прикрытием ТСЖ Непокульчинский, проделав титаническую работу на чердаке и слегка притомившись от вечных скандалов с жильцами, решил-таки получить в Стройнадзоре индульгенцию – разрешение на реконструкцию чердака под мансарду. И был(о) чрезвычайно раздосадован(о) категорическим отказом. И даже предпринял(о) попытку через суд вынудить Стройнадзор выдать такое разрешение... Не получилось.

Суд не поддержал ТСЖ. А в судебных анналах появилось решение, в котором коротко и четко были сформулированы причины, почему на доме по улице Рылеева, 20 (Восстания, 51), нет и не может быть мансарды. Первое: в результате реконструкции произойдет уменьшение общего имущества дома, а на это должно получить согласие всех 100 процентов собственников. Второе: в результате уже произведенных работ наметилось ухудшение состояния здания (трещины, неравномерная осадка конструкции). Третье: дом находится в охранной зоне объектов культурного наследия ОЗ 1, что накладывает на потенциальных мансардостроителей множество ограничений. И главное ограничение – дом по лицевому фасаду вообще нельзя достраивать.

Каждой из трех причин с лихвой хватило бы, чтобы не разрешать строительство. И не разрешили! Только вот оно продолжало продолжаться. Артур Непокульчинский упорен и неутомим.

Разумеется, если бы большинство обитателей старого дома проявили интерес к тому, что делается у них над головой, или треск раздался бы во всех без исключения квартирах, а не только на верхних этажах, собственники быстро вспомнили бы, что они собственники. И тогда мансардостроитель Непокульчинский, вероятно, утратил бы прикрытие председателя ТСЖ. Но где же это видано, чтобы в наших-то домах – все вместе, совместными усилиями, в едином порыве, общим решением... Вот и на Рылеева, 20, меньше десятка собственников бегают по судам, стоят в пикетах, ходят на приемы и пишут заявления. Остальные – присматриваются: кто равнодушно, кто с любопытством, кто с молчаливым одобрением, кто с пренебрежением, а кто – и с юмором.

Тем не менее активной группе удалось добиться многого. Вернее, всего, чего вообще могла добиться небольшая группа граждан: они вынудили госслужбы заняться тем, чем эти госслужбы обязаны заниматься. А именно: неоднократно приходить в дом и актами фиксировать и неразрешенную установку строительных лесов, и обустройство никем не санкционированного склада стройматериалов, и газовые баллоны для сварки на чердаке... Фиксировать и составлять предписания: мол, прекратить нарушать. Председатель ТСЖ, похоже, не замечал этих предписаний. Большинство из них даже не получено, а стало быть, их как бы и не было вовсе. Зато с каждым разом ГЖИ все больше и больше раздражалась. И, наконец, случилось небывалое.

Государственная жилищная инспекция пошла в суд с иском к управляющей организации под руководством Артура Непокульчинского, злостно не выполняющей ее предписания. 15 сентября суд удовлетворил иск и обязал ТСЖ «в срок не более месяца с момента вступления решения суда в законную силу демонтировать деревянное защитное ограждение на фасаде, демонтировать подъемник, расположенный на дворовом фасаде, ликвидировать ограждение части земельного участка...».

Прошел месяц. 19 октября официальный визит на чердак нанес заместитель начальника ГЖИ Егор Тратников.

– Мы поднялись вместе с Егором Ивановичем, – рассказала одна из участниц того «восхождения» Ольга Ивановна Богуславская. – И увидели то, что и ожидали увидеть. На полу чердака уже залита бетонная стяжка, спилены несколько стропил, вместо них установлены какие-то временные подпорки, на полу – оборудование для сварки, подключенные к общедомовой сети прожекторы (которые, кстати, были включены, когда мы вошли)... Рабочих не было, как будто они убежали за секунду до нашего появления...

В результате – родился очередной акт об очередных нарушениях... И, кроме акта, ничего больше пока не родилось.

Эта история похожа на бред сумасшедшего. Ведь не может же любой человек без комплексов без единого выстрела взять власть в доме в свои руки, единолично принять решение, выдав его за общее, и после этого делать все, что ему заблагорассудится? А бунтарей-соседей воспитывать отключением от коммунальных благ. Не может же быть, чтобы в течение пяти лет власти не могли придумать, как его урезонить? Однако не придумали. Да, похоже, и не думали. Или думали о другом: как бы покрепче зажмурить глаза, чтобы ненароком не заметить деятельности Артура Непокульчинского – пардон – ТСЖ «Рылеева, 20/51».

Работы на чердаке благополучно продолжаются. На днях собственники получили очередной ответ на свое заявление из ГЖИ, в котором инспекция известила граждан, что в адрес нарушителя «заказным письмом направлено предписание об устранении нарушений...» С этой бумагой общий вес документов перевалил за шесть кило. Пошел седьмой...


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook