Стабильная «трансформация». Что происходит с российской экономикой?

В последние дни ведущие российские политики и крупные чиновники все чаще высказываются о происходящих в стране экономических изменениях. При этом картина получается противоречивой: одни говорят о стабилизации, другие — о снижении производства и ВВП, а третьи — о неизбежности структурных изменений. Где же правда? Что на самом деле происходит с экономикой и что с ней будет дальше?

Стабильная «трансформация». Что происходит с российской экономикой? | ФОТО pixabay

ФОТО pixabay

Цены «отвязались» от доллара

На самом деле никаких противоречий здесь нет, а правы в каком‑то смысле все. Тут ведь главное, с какой стороны посмотреть. Стабилизировался у нас прежде всего рубль — долетавший в марте до 140 курс доллара вернулся к отметке 80, при этом на фоне смягчения валютных ограничений этот курс все больше становится похож на «настоящий».

С понедельника банкам даже разрешили продавать гражданам наличную валюту. Сами банки, правда, не очень спешат этим разрешением воспользоваться из‑за дефицита зеленых и синих бумажек. Но кое‑где приобрести наличные доллары и евро все‑таки можно, а купить их на банковский счет вообще не составляет проблем.

Правда, делать это с инвестиционными целями практически бессмысленно. Мало того, что разница между курсами покупки и продажи по‑прежнему велика, так еще и сама валюта перестала быть инструментом сбережений. В США сейчас рекордная инфляция (около 8 процентов), как и в Европе. Словом, доллар и евро тоже дешевеют. А зачем покупать стабильно дешевеющий актив?

Что у нас еще стабилизировалось в апреле? Чиновники говорят об успокоившейся инфляции. И это правда: цены уже не летят вверх, как в начале марта. Однако недельная инфляция по‑прежнему превышает полпроцента — и такими темпами рост средних цен в годовом выражении превысит 30 %, тем более что он уже сейчас составляет больше 17 %. И это только официальная инфляция Росстата — а реально ощущаемая, как обычно, заметно выше.

Продолжающаяся инфляция при восстановившемся рубле многих удивляет.

В Интернете шутники даже отмечают, что цены у нас почему‑то привязаны к курсу доллара лишь тогда, когда курс растет, а при падении они почему‑то сразу «отвязываются». Винят в этом большей частью «спекулянтов», которые «пытаются нажиться на общей беде». Хотя на самом деле все работает по обычным рыночным законам.

С той же привязкой к доллару, еще раз повторюсь, нужно быть аккуратнее, поскольку дешевеет и сам «зеленый». Добавим сюда существенный рост издержек из‑за санкций и логистических проблем. Контейнерные операторы работать с Россией сейчас отказываются, в европейские порты нашим судам заходить запрещено, теперь и для российских и белорусских фур Евросоюз закрыт. Доставить товары в страну становится дороже, и это, разумеется, отражается на ценах.

Отметим и другое: из‑за санкций и логистики в Россию поступает меньше товаров, а снижение предложения при стабильном спросе, как известно, сопровождается ростом цены — иначе просто на всех не хватит и наступит дефицит. О том же на днях во время своего годового отчета в Госдуме говорила и глава Центробанка Эльвира Набиуллина: «…этот период может сопровождаться всплеском цен на отдельные товары… И нужно понимать, что такое превышение инфляцией цели будет во многом связано не с высоким спросом, а именно с ограничениями на стороне предложения товаров».

Из этого, кстати, ЦБ делает непопулярный, но верный вывод: жестко бороться с инфляцией сейчас бессмысленно.

«Мы не будем пытаться любыми методами вернуть ее ниже — это помешало бы адаптироваться бизнесу, для которого сейчас восстановление поставок необходимых импортных компонентов сложнее и дороже, и это неизбежно отразится на цене конечной продукции. А нам обязательно нужно пройти этот период адаптации», — отмечает глава Центробанка.

Услышав это, многие люди со стажем наверняка подумали: «Ну вот, здравствуйте 1990‑е, гиперинфляция и прочие прелести». Однако лучше все‑таки дослушать до конца: «Инфляция не должна стать неконтролируемой, той инфляцией, которая обесценивает сбережения и доходы людей, — уточняет Набиуллина. — Мы будем проводить такую денежно-кредитную политику, которая вернет инфляцию к цели в обозримые сроки, но не слишком резко — где‑то к 4 % в 2024 году».

И это не просто обещания. Сейчас не 1990‑е, когда фактически обанкротившееся государство было заинтересовано в том, чтобы обесценить доходы граждан. В 2022 году девальвация рубля обесценит не только вклады, но и кредиты, так что пострадают крупнейшие банки. Этого всеми силами постараются не допустить.

В поиске «новых моделей»

Между тем наибольший резонанс в новостном пространстве вызвали высказывания Набиуллиной на тему, за которую она вроде бы не совсем отвечает, — ее оценка общей экономической ситуации.

«Наша экономика вступает в непростой период структурных изменений. Санкции в первую очередь сказались на финансовом рынке, но сейчас они начнут все больше сказываться и на реальных секторах экономики, — отмечает глава Центробанка. — Пока эта проблема еще не так сильно чувствуется, потому что в экономике есть запасы, но мы видим, что санкции ужесточаются практически каждый день. Период, когда экономика может жить на запасах, конечен. И уже во втором — начале третьего квартала мы войдем активно в период структурной трансформации и поиска новых моделей бизнеса».

Эти слова о «структурной трансформации» и вызвали наибольший эффект в новостном пространстве — уж больно они напоминают о перестройке, которая так сильно ударила по большинству слоев населения. Самого слова «перестройка» сейчас, конечно, будут избегать, но ведь реальный эффект зависит не от слов, а от сути.

Отметим, что о «структурной трансформации» заговорили только сейчас, и это не случайно. Еще сравнительно недавно сохранялась надежда, что переговоры завершатся хоть каким‑то реальным соглашением, после чего санкционный каток будет остановлен и даже начнется отмена уже введенных ограничений. И, самое главное, прекратится исход западного бизнеса, а колебавшиеся и приостановившие деятельность иностранные компании в итоге останутся в России.

Теперь, похоже, развилка пройдена. Переговоры зашли в тупик, санкции ужесточаются, исход западного бизнеса становится практически необратимым. Так, на днях приостановивший в начале марта работу американский автоконцерн General Motors объявил об окончательном сворачивании деятельности в России. В скором будущем, вероятно, о подобных решениях мы будем слышать регулярно. Капиталист не может вечно не работать и платить сотрудникам зарплаты!

Заметен и спад настроений на российском фондовом рынке, который в конце марта — начале апреля демонстрировал признаки оживления. Нового резкого падения мы не видим, но акции российских компаний медленно и неуклонно ползут вниз. С начала апреля индекс Мосбиржи потерял почти 20 %, а с октября прошлого года снизился почти вдвое.

Сдержанные оценки звучат и от ведущих представителей экономического блока. Так, вице-премьер Андрей Белоусов назвал «просадку экономики» одним из главных рисков для страны и рассказал о существенном снижении объемов производства (на 11 % в промышленности и торговле и на 9 – 10 % в других секторах). Глава Счетной палаты Алексей Кудрин прогнозирует падение ВВП по итогам года на 10 %, и эта оценка не сильно отличается от прогнозов международных организаций. Так, Всемирный банк ожидает снижения российского ВВП на 11,2 %, а Международный валютный фонд — «всего лишь» на 8,5 %.

Но это довольно умеренные прогнозы — все будет зависеть от того, насколько быстро и успешно станет происходить та самая «структурная трансформация». Если из‑за отсутствия импортных комплектующих начнут в массовом порядке рваться производственные цепочки и останавливаться заводы, то падение может составить и 20 %.

Вместе с тем вероятность подобных сценариев пока не слишком высока. Российский бизнес пережил множество кризисов и привык «находить новые модели» в самых трудных ситуациях. А кто‑то и вовсе выиграет, поскольку уход западного бизнеса резко снижает конкуренцию.

«Те, кто хоть как‑то может наладить импортозамещение, неплохо заработают, — считает один знакомый бизнесмен. — Тут главное — приспособиться. У меня вот есть комплектующие из «черного списка», но они по‑прежнему идут. Из Любека раньше ходило четыре парома, а теперь шесть ходит! Главное, это чтобы товар оттуда как‑то выпустили, а нашей таможне на их санкции наплевать…»

Словом, серый импорт нам поможет. И вообще не стоит недо­оценивать скрытые резервы нашей экономики. Если нынешняя линия сохранится и на внешние санкции мы будем отвечать не столь же всеобъемлющими своими ограничениями, а снятием внутренних барьеров, то бизнес выживет сам и вытянет всю экономику…


#экономика #деньги #финансы

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 72 (7155) от 21.04.2022 под заголовком «Стабильная «трансформация»».


Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
В программу ремонта дорог в Петербурге включили 13 новых объектов
23 августа 2019

В программу ремонта дорог в Петербурге включили 13 новых объектов

Среди них - участки Северного проспекта, Выборгского шоссе, проспекта Энгельса и еще десяти магистралей города.

Напугали... страховкой. В квитанциях квартплаты появится еще одна строка?
19 августа 2019

Напугали... страховкой. В квитанциях квартплаты появится еще одна строка?

Лучше внимательно изучать платежку перед тем, как оплачивать ее.

В Петербурге растут цены на жилье
14 августа 2019

В Петербурге растут цены на жилье

Доходы граждан не растут соответствующими темпами.

Сам себе законодатель. На что дают право удостоверения ветерана труда и военной службы?
05 августа 2019

Сам себе законодатель. На что дают право удостоверения ветерана труда и военной службы?

Авторы жалоб в газету правы далеко не всегда.

Здравствуйте, я ваша дефляция. Как падение цен влияет на российскую экономику
26 июля 2019

Здравствуйте, я ваша дефляция. Как падение цен влияет на российскую экономику

Почему отсутствие роста цен для экономики бывает опасным?

Депозиты в банках и покупка акций. Как пенсионеру увеличить свой доход?
17 июля 2019

Депозиты в банках и покупка акций. Как пенсионеру увеличить свой доход?

Выходящие на пенсию россияне информированы о том, как продолжить зарабатывать после завершения активной трудовой деятельности.

Меньше, чем нужно. Работодатели предлагают россиянам среднюю зарплату в 41 тысячу рублей
10 июля 2019

Меньше, чем нужно. Работодатели предлагают россиянам среднюю зарплату в 41 тысячу рублей

Это почти на 4 тыс. меньше, чем ожидают соискатели.

Понять и нанять. Почему выпускники вузов выбирают работу не по специальности?
02 июля 2019

Понять и нанять. Почему выпускники вузов выбирают работу не по специальности?

Работодатели думают, как привлечь молодежь в реальный сектор.

Санкции не страшны: строительство «Северного потока-2» все равно продолжится
19 июня 2019

Санкции не страшны: строительство «Северного потока-2» все равно продолжится

Минэнерго РФ внесло ясность в главный вопрос, «затуманивавший» перспективы ввода магистрального газопровода.

Трудиться меньше, получать по-прежнему. Европа может перейти на четырехдневную рабочую неделю
18 июня 2019

Трудиться меньше, получать по-прежнему. Европа может перейти на четырехдневную рабочую неделю

О необходимости сокращения продолжительности рабочей недели впервые заговорили еще в 2014 году.

Проект на миллиард долларов. В Ленобласти запустили завод по производству аммиака
11 июня 2019

Проект на миллиард долларов. В Ленобласти запустили завод по производству аммиака

Инвестиционный проект позволит существенно нарастить объемы экспорта продукции.

Скоростная трасса свяжет ЗСД и юг Петербурга к 2042 году
10 июня 2019

Скоростная трасса свяжет ЗСД и юг Петербурга к 2042 году

Город готов начать строительство новой магистрали.