Выход из серого пояса

19 тысяч гектаров в исторических районах северной столицы — это примерно 14% общей площади города — занимают 200 заводов серого пояса Петербурга. Большинство из старых промышленных предприятий изношены на 60 — 70%, многие превратились в своеобразные «бюро по сдаче цехов в аренду». Несоответствие внешнего облика заводов их внутреннему содержанию, а также желаемому облику исторических районов нашего города заставляет экспертов говорить, что серый пояс тормозит развитие Петербурга. Но есть и те, у кого другой взгляд на означенную проблему. О том, как традиционная промышленность может сосуществовать рядом с жильем и коммерческими объектами, нашему корреспонденту рассказал генеральный директор завода «Реактив» Алексей НИГМАТУЛИН.

Выход из серого пояса | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА<br>Старые промзоны еще долго будут служить заводам.

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА
Старые промзоны еще долго будут служить заводам.

— Алексей Вильевич, когда начались споры о будущем серого пояса Петербурга?

— Под этим термином подразумевается средоточие старых предприятий, чья история уходит в XIX век или даже глубже. Такие районы еще именуют депрессивными. Этот термин, кстати, придумали чиновники в середине 2000-х годов, когда в нашем городе начались общественные слушания нового генплана. Тогда за основу были взяты несколько базовых показателей, среди которых квадратные метры жилой недвижимости на человека, как принято в европейских странах, — чуть ли не 35 «квадратов» на «нос». Умножив данный метраж на количество жителей и прибавив прирост населения, чиновники выяснили, что в Петербурге катастрофически не хватает жилья.

Городские власти решили, что половина необходимой площади будет взята за счет новых территорий, а остальное — за счет земель промышленного назначения. В те годы заводы города по большей части находились в плачевном состоянии. Поэтому промземли потихоньку начали переводить в категорию земель для жилой застройки. Руководство Петербурга можно понять: без нового жилья цена за квадратный метр у нас сегодня была бы просто космической.

Как раз в это время и рождается программа по переводу заводов за город. Правда, потом документ «растворился» где-то в коридорах власти. Под эту программу даже были выделены определенные земли, но никакого движения не произошло. Зато перевод земель из промышленного назначения в жилую застройку шел полным ходом. До сих пор заводы продолжают теснить, нам напрямую говорят: пора освобождать теплое место почти что в центре.


— Дорого обойдется заводу переезд из центра города на окраины?

— Давайте посчитаем. Собственникам придется создать все коммуникации: подвести воду, сделать водоотведение, очистные сооружения, подать электричество, соорудить подъездные пути. У всех, конечно, получатся разные суммы. Например, переезд нашего предприятия обойдется в 450 млн рублей. Эти деньги придется занять в банке. А банки и до обострения внешнеэкономической ситуации крайне неохотно кредитовали промышленность, теперь же без выхода на дешевые финансовые ресурсы и вовсе не будут финансировать подобные затеи. Есть, правда, альтернативный вариант: закрыть («обанкротить») завод, а площадь застроить жильем и бизнес-центрами.

В общем, наша промышленность затраты на переезд в одиночку не осилит. На Западе, кстати, если город хочет вывести завод из центра, формируется специальная программа, оговаривается финансирование. Например, собственникам предприятия дают льготный кредит. Город выделяет участки, которые за государственный или муниципальный счет обеспечиваются коммуникациями. Это сродни покупке загородной недвижимости, когда клиенту предлагают обустроенную территорию с жильем. Нам же просто говорят: «Уходите отсюда». Но куда и на какие средства? Городская администрация в этом никак не помогает.


— Каков опыт других стран по реновации старых промзон?

— Есть несколько подходов к такому процессу. У европейцев главное — сохранить старые и открыть новые рабочие места. Попробуйте в Западной Европе уволить хотя бы 20 человек с завода, на месте которого будет построено жилье. Волны негодования дойдут до первых лиц государства. Поэтому реновация старых промзон часто сопровождается не только переездом завода, но и открытием в бывших цехах новых предприятий в сфере сервиса, торговли, услуг, социального обеспечения, где появятся новые рабочие места.

И вообще в Западной Европе предприятия трогают редко, даже вредные. Например, в немецком Людвигсгафене в центре города стоит огромный химический завод компании Bafs. Его санитарная зона засажена деревьями и занимает тысячу квадратных метров. И никто не собирается это предприятие переносить, потому что люди не хотят добираться до работы часами по пробкам, они хотят ходить туда пешком или ездить на велосипеде.

Это, кстати, еще один больной вопрос переезда заводов. На нашем предприятии 80% сотрудников — жители Невского района, каждый третий из них живет в шаговой доступности от места работы. Наши работники за город каждый день ездить не станут (даже на спецразвозке), они скорее уволятся. А найти таких специалистов в сельской местности нам просто не удастся.

— Но ведь есть же положительные примеры переезда заводов, например, «Первая мебельная фабрика», которая перебазировалась с Петроградской стороны на окраины Приморского района.

— Безусловно, такие примеры есть. Но вы сравните стоимость земли в Петроградском и Невском районах, а также специфику предприятий. Пока в Петербурге реализуются только несколько крупномасштабных переездов заводов. Например, «Силовые машины» перебазируются в Колпинский район, а завод «Климов» — в промзону «Ново-Орловская». Но даже в этих случаях процесс затягивается на годы и обходится предприятиям в сотни миллионов, а зачастую — в миллиарды рублей. Если брать во внимание судьбу заводов и фабрик средней руки, то можно сказать, что промышленная политика городских властей душит петербургскую индустрию.


— Может, город дает понять, что производственникам стоит решать свои проблемы самостоятельно?

— Так мы так и делаем. Все крутятся как могут. Пустующие производственные цехи приходится сдавать в аренду. Но бизнес это, прямо скажу, не слишком выгодный. Доходность от сдачи площадей в аренду — 6% годовых, а от производства — 10% в месяц. Считайте сами. У ряда предприятий сейчас нет заказов, и они простаивают. Дело в том, что здания наших заводов проектировались в условиях плановой экономики под колоссальные советские мощности. А сегодня производство — это необязательно завод на тысячу работников, огромное здание с трубой. Все стало гораздо компактнее: конвейеры, цехи из сэндвич-панелей
и т. д. Но это все по-прежнему недешево. Не все могут потянуть такой груз в одиночку.


— Можно ли вообще строить жилье на месте бывших заводов?

— Да, но при этом нельзя нарушать границы санитарных зон действующих предприятий. У паркингов, которые строятся рядом с высотками, она составляет 50 метров, у химического производства — 300 метров. Эти величины обусловлены множеством факторов. И если строить дом на месте химического производства или рядом с ним, общественных слушаний, где застройщик убеждает население в том, что на площадке будет безопасно жить, недостаточно.

В итоге новоселам некогда радоваться новому жилью: их дом построен на месте склада для химреагентов, из окна у них видна действующая ТЭЦ, а рядом работает еще не закрывшийся завод. Они даже дорогу порой не могут перейти — настолько плотное там движение. А что будет дальше, когда всю Октябрьскую набережную застроят жильем (такие планы у инвесторов есть), даже страшно представить.

Приведу еще один показательный пример. В Курортном районе планировали построить завод по производству химреагентов в промзоне «Белоостров». В Смольном его называли не иначе как «завод экологически чистых реагентов». Но после активных выступлений местного населения чиновники провели дополнительные экспертизы. В итоге было решено, что такой завод возводить в Курортном районе нецелесообразно. В городском комитете по промышленной политике и инновациям пояснили, что производство перенесут туда, где между ним и жилыми кварталами есть территория буфер-санитарной очистки. Предположительно — на юго-запад города.


— Какие традиционные для Петербурга предприятия навсегда закрыли свои двери?

— Здесь примеров море. В конце октября нынешнего года Российский аукционный дом (РАД) выставил на торги земельный участок в центре города площадью 3 га, на котором расположена фабрика «Красное знамя». Планируется, что на этой территории будет построено жилье бизнес-класса общей площадью до 85 тыс. кв. м. А ведь эта трикотажная фабрика имеет многолетнюю историю. Основанная еще в 1855 году, она выпускала чулочно-трикотажные изделия, а в 1947 году здесь были изготовлены первые отечественные капроновые чулки.

Под застройку планируется отдать площади бывшего мясокомбината «Самсон». В скором будущем здесь появятся дома, гостиницы и бизнес-центры. И мне особенно грустно это слышать, поскольку я в студенческие годы работал на этом гиганте, который формировал тогда заметную часть бюджета города.


— Сейчас городские власти активно развивают в Петербурге кластеры. Но смогут ли предприятия новых отраслей (автопром, фармация и пр.) восполнить промышленные потери северной столицы?

— Мне кажется, сперва надо хорошо отнестись к тому, что имеешь. Мы идем по ложному пути. Ведь американцы поняли, что их концепция «белых воротничков», когда все будут сидеть в кабинетах и работать в «чистых» помещениях, провалилась: в свое время они вывели все производство в Азию, а теперь кусают локти и стараются вернуть его назад. Мы не должны этого допустить.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 220 (5346) от 24.11.2014.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.