Игра на повышение. Город Кудрово как часть агломерации

На наших глазах произойдет событие, которого горожане и жители областных пригородов ждали много лет: Кудрово вот-вот снимет с себя «деревенский фартук» и наденет городскую «ливрею».

Игра на повышение. Город Кудрово как часть агломерации | Фото: Daniel_Nebreda/Pixabay

Фото: Daniel_Nebreda/Pixabay

А петербургская агломерация из категории условной начнет превращаться в реальный механизм совместного развития города и его окрестностей. Впрочем, никаких чудес ждать не стоит: город Кудрово не станет получать из областной или федеральной казны больше денег, а инвесторы не встанут в очередь за обеспеченными инфраструктурой промплощадками.

Лишнее слово на А

Термин «агломерация» вошел в русский язык очередным непонятным заимствованием. Были же город и деревня, пригород и область и т. д. В советские времена для простого обывателя город от пригорода отличался высотой жилых домов и набором социально-транспортных благ. В Ленинграде были метро, троллейбусы и трамваи, а в окрестностях - только автобусы. Рабочие места тем не менее активнее создавались в мегаполисе, нежели в пригородах.

Справедливости ради стоит отметить, что в послевоенное время партийное руководство города и области (оно было единым) понимало необходимость более-менее равномерного распределения производительных сил, в том числе рабочих рук. Так, патриархальный город Тихвин стал сначала центром тракторостроения, а в наши дни переквалифицировался на выпуск грузовых железнодорожных вагонов. В начале XXI века там же разместились лесозаводы, мебельные фабрики и склады.

Тихвин в советские времена, конечно, не рассматривался как город - спутник Ленинграда (слишком далеко), да и задачи такой не ставилось. Крупные райцентры - Тихвин, Тосно, Волхов, Гатчина или Луга - воспринимались как самодостаточные поселения, где хорошо и жить, и работать. А в Ленинград можно было съездить на выходные, посетить Эрмитаж и увлечься нехитрым в те времена шопингом.

В постсоветские годы невидимая «рука рынка» что-то где-то подкрутила, и спрос на кадры вырос именно в мегаполисе. Где в свою очередь были и места получше (на любой профессиональный вкус), и зарплаты повыше. И если раньше шутили про «колбасные электрички», возившие по выходным жителей агломерации в город, то теперь уже безо всяких шуток петербуржцы провожают взглядом автобусы «шестисотых» маршрутов, привозящих обитателей дальних предместий Северной столицы к станциям метро «Проспект Ветеранов» и т. п.

Российская агломерация, таким образом, стала детищем стихийного рынка. Ее главная особенность - свобода жилищного строительства, финансируемого покупателями квартир, и отсутствие полноценного участия регионов в развитии инфраструктуры.

Градус урбанизации

Чтобы понять истинный смысл такого явления, как агломерация, придется-таки обратиться к европейскому опыту. В послевоенные времена в ФРГ, Франции, Великобритании и Италии стал нарастать «градус урбанизации». Работы на селе и в небольших городах было мало, их жители устремились в промышленные центры - Рурскую область, столичный регион Иль-Де-Франс, Турин, Милан и Неаполь. В некоторых новообразованиях даже не было города-центра. Так, Рурская область, где в наши дни живут более 20 млн человек, гармонично сложилась из Дюссельдорфа, Кельна, Дуйсбурга, Эссена и еще десятка других, как бы мы сказали, райцентров.

Здесь самое время ввести в оборот другой термин, используемый урбанистами, - «конурбация». Это когда в скоплении городов нет ярко выраженного центра. Однако таких сообществ муниципалитетов немного, а в России предпосылок формирования полицентричных конурбаций пока не просматривается.

Где-то в 1960-х в крупнейших агломерациях Старого Света - лондонской, парижской, рурской - обострился транспортный вопрос. Тогда городам - спутникам мегаполисов пришлось раскошелиться. Каждый внес свой денежный вклад в строительство метро и наземных транспортных систем. По-нашему - электричек, «по-ихнему» - S-Bahn, RER и пр. Чтобы запустить регулярное (примерно раз в каждые 15 минут) движение электропоездов через Париж, потребовалось не только профинансировать возведение подземных участков, но и договориться с более чем 20 муниципалитетами, не входящими в столицу, о выделении ими земельных участков для новых скоростных трасс. А потом ввести налог на владельцев предприятий, расположенных вдоль новых трасс RER, которые получили от данной стройки немалые бонусы.

Таким образом, агломерация - это копилка для ресурсов, расходовать которые нужно с единственной целью. А именно - развивать транспортную (в первую очередь) и социальную инфраструктуру.

Держи карман шире

Наша петербургская агломерация не укладывается ни в одну из описанных схем. Денег на развитие инфраструктуры нет ни у областных, ни у городских муниципалитетов (привлекать их к развитию агломерации было бы в высшей степени наивно). Хозяев агломерации у нас двое: Петербург и Ленинградская область. Оба - субъекты Федерации, обладатели относительно внушительных бюджетов. Однако почему-то без участия федерального центра им не удается решить ни одного мало-мальски сложного вопроса.

Вот перечень скромных чаяний среднестатистического жителя агломерации.

Первое: строительство станции метро «Кудрово» в областной Уткиной Заводи. Теоретически на прокладку тоннелей и обустройство этой станции метро деньги может выделить город, а область - дать землю. Но это в том случае, когда мегаполис решит вопросы с ранее обозначенными в проектах станциями, которых уже по 30 - 40 лет ждут жители Ржевки и Пороховых, а также юго-запада Петербурга. Надежда на открытие станции «Кудрово» в границах агломерации, увы, невелика.

Второе: водопровод и канализация. Сейчас почти заморожено строительство жилых пятиэтажек в Рощине - крупнейшем поселке Выборгского муниципального района, почти на границе с Петербургом. Причина строительного тайм-аута - дефицит мощностей насосных и очистных станций. По ту сторону границы - на территории мегаполиса - к Рощино примыкает поселок Решетниково, где также предполагалось разбить парки малоэтажных домов. Профинансировать возведение очистных и насосных станций город и область могли бы в складчину. Но что-то пошло не так, и курортная местность оказалась в зоне риска. Не так давно (об этом активно писали СМИ) одна из артезианских скважин поселка Рощино была заражена кишечной палочкой.

Третье: пограничные тяготы. Так сложилось, что граница между городом и областью у нас проходит буквально по улицам. Наглядные примеры - Колпино и Поселок им. Тельмана, Горелово и Новогорелово. Властители агломерации - Петербург и Ленобласть - до сих пор не могут разобраться, в чьем подчинении общественный транспорт, идущий с окраин к станциям метро. А дороги, опоясывающие микрорайоны, плохо стыкуются друг с другом. Одни находятся в городском, другие - в областном ведении.

Четвертое: повышение статуса населенных пунктов. Это касается, безусловно, Ленинградской области, где немало деревень давным-давно выросли в города и где могут появиться свои небоскребы. С Кудрова начался наш рассказ, но ведь есть еще Мурино, Бугры и ряд других претендентов на городской статус. Вряд ли 47-й регион выиграет, если этот процесс затормозится.

Для решения подобных вопросов и возникло такое пока непонятное для нас явление - агломерация.

Материал был опубликован в газете под № 087 (6196) от 18.05.2018 под заголовком «Утром - деревня, вечером - город».

#агломерация #Кудрово #Ленобласть

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 087 (6196) от 18.05.2018.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.