Главная городская газета

Суровая рука рынка

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

Как рождаются «Лидер» и гиганты

Крыловский научный центр испытывает ледоколы будущего. За процессом наблюдал автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Строка в работу: в Петербурге появится гимн промышленности

В промышленной сфере Петербурга немало интересных новостей. В двух словах о насущном - в нашем материале. Читать полностью

Гостевым «скворечникам» быть

Компания, которая, предположительно, может быть связана с бывшим вице-губернатором, получит 8,7 га земли в Курортном районе за 71,6 млн руб. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил исковые требования ООО «Инвестиционно-строительное управление-19» (... Читать полностью

Неделя на биржах: доллар снова на коне

В минувший понедельник торги открылись с отметки 1150,5 пункта по РТС, а в пятницу завершились на уровне 1117 пунктов. Максимум периода (1157,8 пункта) пришелся на понедельник, минимум (1115 пунктов) - на пятницу. Читать полностью

Инвестклимат: Петербург поднялся на четвертое место

Северная столица вошла  в пятерку регионов с самым благоприятным для бизнеса климатом. Таковы результаты инвестиционного рейтинга Агентства стратегических инициатив (АСИ). Читать полностью

Эльвира Набиуллина: главное - удержать инфляцию

В Петербурге состоялся XXVII Международный финансовый конгресс - второй по важности событий в городе после Международного экономического форума. Подробности - в нашем специальном материале. Читать полностью
Суровая рука рынка | ФОТО Дмитрия РОГУЛИНА/ТАСС

ФОТО Дмитрия РОГУЛИНА/ТАСС

В начале XXI века в России начали формироваться типичные для рыночной экономики институты, одним из которых стало кредитование. Брать в долг на авто или квартиру перестало считаться унизительным. В итоге на наших улицах пестрят красками новые иномарки, а вдоль КАД как грибы растут многоэтажки. Но не долго музыка играла... Вокруг России обострилась экономическая ситуация, и все заемщики оказались в зоне риска: потеряешь работу – лишишься заложенного имущества. О том, чего ждать добропорядочным клиентам финансовых структур, обозревателю нашей газеты рассказал президент Ассоциации банков Северо-Запада Владимир ДЖИКОВИЧ.

– Владимир Вилейкович, в последнее время активно обсуждается вопрос, что делать с валютными ипотечниками?

– В нашу ассоциацию они не обращаются. Остроту проблемы я бы не преувеличивал: в последние годы лишь около 0,4% жилищных кредитов выдавалось в иностранной валюте. Правда, еще раньше валютная ипотека была более распространена. Согласно статистике Банка России, на 1 февраля таких кредитов выдано на сумму 15,19 миллиарда рублей. Для сравнения: рублевых ипотечных кредитов выдано более чем на 170,762 миллиарда.


– Почему валютные займы нельзя пересчитать в рубли по выгодному для граждан, хоть и не рыночному, курсу?

– А какой смысл это делать, если валютные риски граждане взяли на себя сознательно? Человек должен был подумать лишний раз, ведь за жилье ему придется расплачиваться долго. Значит, надо быть уверенным в курсе рубля лет на 15 вперед. Либо получать доходы в долларах или другой валюте – той, в которой берется кредит.


– Некоторые валютные ипотечники говорят, что кредит им навязали: не одобрили рублевый, но предложили при прочих равных, при том же их доходе в рублях взять валютный. Отвечают ли банки за такое давление?

– Было ли это на самом деле? Наверняка предлагали им в рублях под 15% (условно), а в валюте 8%. Но даже если вам говорят правду, и в рублях отказали, а в валюте одобрили, то все равно в этом нет криминала. Выбор – брать кредит или нет – все равно остался за человеком. Какое же это «навязывание».

Часто говорят: мол, нас не предупредили, что курс рубля может упасть. И эти слова произносят люди в зрелом возрасте. Они уже были взрослыми и в 1991-м, и в 1998-м, когда рубль рушился гораздо быстрее и гораздо сильнее, чем в 2014 году. Какие еще предупреждения нужны? И государство никогда не обещало, что рубль будет абсолютно стабильным. Теперь валютные ипотечники выходят к Мариинскому дворцу.


– Но ведь есть же понятие справедливости...

– Есть, но в рыночной экономике всегда будут проигравшие и выигравшие. В 1917 году в богатые семьи приходили, говорили: почему это вы живете в семи комнатах? Мы вас уплотним в одну-две, а ваша квартира будет теперь коммунальная. Тогда была революция, но сейчас-то мы живем при частной собственности. А людей, которые покупают акции банков на бирже и прогорают, – их не жаль? Нет, потому что отнять у банков – значит отнять у их акционеров.

Частичных революций не бывает! Начнут отнимать – не остановятся. Как в 1917 году, когда отняли землю у помещиков, отдали крестьянам. Только через считанные месяцы пришли к тем же облагодетельствованным крестьянам, чтобы отобрать у них урожай. А спустя еще несколько лет забрали у тех же крестьян всю землю – и ту, что конфисковали у помещиков, и ту, что была до революции. То, чем занимаются политики сегодня, – дешевый самопиар. Ведь депутат лично ни за что не отвечает. Если он такой добрый – отдал бы свою зарплату....


– Валютная ипотека – это вершина айсберга. По данным Банка России на 1 января 2015 г., коммерческие банки выдали гражданам РФ 11 триллионов рублей кредитов. Плохие долги россиян (не только жилищные), по экспертной оценке, приближаются к отметке 7% от объема выдачи, т. е. к одному триллиону рублей. В нынешнем году экономическая ситуация напряженная, стало еще больше людей, которые теряют. Как в этом году рассчитываться с банками?

– Это не первый раз, когда перед страной встает такая проблема. Кризисы девяностых годов обошлись без нее – та же ипотека еще не была развита. Зато в 2008 году жилищные кредиты стали обычным делом. Когда предприятия останавливались, даже рублевые кредиты оказывались неподъемными. Массового лишения людей крова допускать не хотели. Государство создало АИЖК – Агентство по ипотечному жилищному кредитованию. Оно предложило выкупать кредиты граждан у банков. АИЖК запустило реструктуризацию.

Я вообще считаю, что в идеале долевого строительства быть не должно. Строительные компании когда-нибудь станут брать кредиты, возводить дома, а потом продавать уже готовое жилье. Покупатели же будут пользоваться ипотекой. Тогда не станет и проблемы обманутых дольщиков.


– Как в новых условиях будут меняться ставки по кредитам?

– Резкого падения не произойдет. Ключевая ставка Банка России была 17%, потом 15%, теперь уже 14% годовых. Но это были политические решения. С экономической точки зрения Центробанк должен снижать ставку, когда снижена уже инфляция. Потому и ставки по кредитам, соответственно депозитам, будут высоки. Но мы вышли на другой уровень – инфляция раскрутилась. Теперь для малого бизнеса распространенная ставка – 20 – 22% годовых. Вот почему и конечная продукция наших предприятий подорожала.

Да, новые кредиты и предприятиям, и гражданам получить сейчас сложнее, чем год назад. Банки более серьезно относятся к заемщикам. Но все равно просрочка по физическим лицам будет возрастать, я этого ожидаю. На конец 2014 г. просрочка была около 5% от общей суммы займов, в этом году она вырастет, думаю, до 6 – 7%.


– Может, все же начать льготное кредитование производства, чтобы у людей была работа?

– Это мнение производственников. Они считают, что можно ограничить ставки ради производства, но эта идея не будет работать. Чтобы ставки снизились, должны быть условия, конкуренция. Контроль за теми же тарифами монополистов. А следить за каждым рублем – кому даны кредиты, по каким ставкам – невозможно.


– Как вы оцениваете санацию проблемных банков?

– Очень хорошо. С точки зрения клиента, это изумительный механизм, потому что деньги клиентов – и граждан, и компаний – остаются в целости. Причем не имеет значения размер вкладов. Посмотрите на ситуацию в Мастер-Банке – он не петербургский, но имел бизнес федерального масштаба, в том числе в нашем городе. Банк потерял лицензию, и это вызвало социальные последствия.

И это несмотря на то что в России создан механизм страхования вкладов для обычных граждан и для частных предпринимателей. Недавно размер страховки был повышен с 700 тысяч до 1,4 млн рублей. Однако не все можно решить, просто повышая размер страховки.

Ведь клиенты это не только граждане и предприниматели. Есть и социально значимые предприятия – например, негосударственные пенсионные фонды. Банк банкротится – граждане и индивидуальные предприниматели застрахованы, а организации – нет. Значит, пенсии при таком банкротстве пропадают. Получается удар по людям.

И вот мы видим другую картину – санацию банков «Балтийский» и «Таврический». Они сменили собственников, но остались на рынке. Владельцев счетов эта перемена не затронула, поэтому такой механизм банковское сообщество поддерживает.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook