Швейцарская кухня

Когда-то одним из символов благополучия ленинградских семей была мебельная стенка. Гонялись, конечно, за импортными, потому что выбор отечественных был небогатым. В 1990-х львиную долю нашего рынка завоевал импорт, а на смену крупным мебельным фабрикам пришли кустарные мастерские. Они делали гарнитуры на заказ – красивые, но недолговечные. Сегодня в Петербурге выпускают все виды мебели: и корпусную, и мягкую, и кухонную. Даже невиданные ранее подъемные кровати и шкафы-купе. Качество местной продукции заметно повысилось: фабрики закупили новое оборудование (в основном импортное), наняли грамотных дизайнеров и маркетологов. О том, какие проблемы стоят перед мебельщиками сегодня, нашему корреспонденту рассказал президент Ассоциации предприятий мебельной и деревообрабатывающей промышленности России, гендиректор совместного предприятия «Первая мебельная фабрика – Ално» Александр ШЕСТАКОВ.

Швейцарская кухня |  Чтобы выиграть в конкурентной борьбе с московскими коллегами за кошельки покупателей, петербургские мебельщики сделали ставку на автоматизацию, а местами – и роботизацию производства. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Чтобы выиграть в конкурентной борьбе с московскими коллегами за кошельки покупателей, петербургские мебельщики сделали ставку на автоматизацию, а местами – и роботизацию производства. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

– Александр Николаевич, кто и какую мебель делает в Петербурге?

– Крупных мебельных фабрик в Петербурге немного. Один из столпов отрасли еще с советских времен – объединение «Севзапмебель» – практически прекратил существование. Осталось лишь небольшое одноименное предприятие. Нашу фабрику, основанную еще в победном 1945-м, тоже можно отнести к крупным производствам, потому что нам удалось закрепиться на рынке кухонной и гостиничной мебели.

Есть несколько достаточно передовых предприятий по выпуску мягкой мебели. Успешно работают компании группы «Союз», изготавливающие комплектующие и плиты для мебели. Остальные фирмы относятся к среднему и малому бизнесу. Их довольно много, но они не производят существенных объемов.

К сожалению, статистики, показывающей, сколько и чего выпустили наши мебельные фабрики, не существует. Если реально на Северо-Западе работает около 300 мебельных предприятий, то отчитывается перед Росстатом только десятая их часть. Почему так происходит – тема отдельного разговора.


– В промзоне «Ржевка» уже не первый год формируется мебельный кластер, в который входит и ваша компания. В чем смысл этой новации?

– Эта площадка с 2008 года выросла из чисто мебельной в многопрофильный технопарк. Например, недавно там открылся завод компании «Нева Металл Посуда», а в скором будущем запустят предприятие фирмы Knorr-Bremse – производителя тормозных систем для высокоскоростных поездов. Правда, город до сих пор не построил там до конца дорогу, хотя обещает возвести ее летом.

На мой взгляд, это хороший промышленный проект, аналогов которого в городе нет. Промзона обеспечена энергетикой, к ней проложены хорошие подъезды, налажена транспортная логистика. Есть возможности и для развития.

Мы завершили в «Ржевке» строительство производственных корпусов. Однако в планах компании нет перевода основного производства с Мебельного проезда. Более того, мы купили соседний обанкротившийся завод и строим на этой площадке еще два корпуса. Туда переведем производство из Цюриха из самой крупной кухонной фабрики Швейцарии. Сейчас запущена первая очередь совместного со швейцарцами завода. Мы рассчитываем, что до конца текущего года предприятие начнет работать в полном объеме. Его мощность – 25 тыс. кухонь в год при односменном режиме. На этом производстве выпускаются кухни швейцарских брендов и нашей фабрики.


– Пример вашей компании является хрестоматийным: вы одними из первых перевели свое производство из центра Петербурге на окраину. Причем за собственные средства...

– Мы действительно были первым проектом вывода промпредприятий из центра Петербурга, в нашем случае – с Петроградской стороны. Все началось в 2004 году. Нам пришлось самостоятельно с привлечением кредитных средств построить новый завод по немецкому проекту. Впоследствии город построил дорогу к нашему заводу и назвал ее Мебельный проезд, а также передал в 2009 году земельный участок для строительства второй очереди фабрики. Прежде здесь были старые недостроенные здания.

Сегодня в своем сегменте мы попадаем в десятку крупнейших компаний в стране. В наш холдинг помимо мебельного производства входит сеть торговых мебельных центров в Москве и Петербурге, а также строительное предприятие.

В 2014 году мы создали совместное предприятие с немецким концерном ALNO – вторым по величине в Западной Европе – и перевели сюда его дочернюю фирму – завод Piatti. У нас работает одно из самых автоматизированных предприятий по выпуску кухонь в стране, где даже при сборке почти не используется ручной труд.


– Помогает ли мебельщикам государство?

– Пока я вижу, что для мебельной отрасли в стране не делается ничего. Россия – лесная держава, но почему-то мебельная, деревообрабатывающая и лесная индустрии в приоритетах государства не числятся. На этом рынке нужно создать хотя бы правила игры, чтобы мебель выпускалась по стандартам. Я уже не говорю о труднодоступности кредитов. Нам неплохо было бы ограничить или запретить госзакупки мебели импортного производства для государственных и муниципальных нужд, а также для госкорпораций. Так, кстати, происходит во многих странах мира. ФАС считает, что это ухудшает конкуренцию. Но для любого россиянина всегда остается выбор: покупать свое или иностранное.


– А почему отечественные фирмы не делают мебельную фурнитуру?

– Дело в том, что это специализированное производство, инвестировать в которое – большой риск. На таком оборудовании ничего, кроме условной петельки, больше сделать нельзя. А для такого производства нужны большие инвестиции, так как линии должны быть автоматизированы, поэтому западные компании идти к нам боятся. Да и в советские времена фурнитура у нас была очень низкого качества.


– В последние годы петербуржцы все чаще покупают недорогую разборную мебель известного шведского производителя (значительную часть его мебели, кстати, делают на Северо-Западе России). Используют ли подобный подход отечественные фабрики?

– Нужно понимать, что качественное не может стоить дешево. При этом есть немало компаний, которые работают по «шведской схеме». Например – наши продовольственные сети. А вот в мебельном сегменте пока такого нет, потому что отсутствуют закупочные союзы: фабрики разрабатывают и выпускают продукцию самостоятельно с расчетом только на розницу. Еще один момент – для модернизации производства под выпуск недорогой разборной мебели нужны серьезные инвестиции и обучение дизайнеров-конструкторов, специализированных на данном сегменте.


– Кстати, а кто разрабатывает дизайн и конструктивную часть для российской мебели?

– С этим у нас большие трудности. Дизайнеров ведь тоже надо вырастить – от вузовской скамьи до производственной практики. Сегодня в цехах установливаются такие линии, которые выпускники даже Лесотехнической академии до этого в глаза не видели. Разумеется, рискованно допускать неподготовленную молодежь к такому оборудованию. А без знания технологии дизайнер как без рук. Вот и приходится всех готовить самостоятельно.

В Швейцарии, например, выпускник среднего профессионального учреждения поступает в профильный вуз только после трех лет работы на производстве. Зато на выходе – серьезный специалист. Я брал на практику швейцарских студентов, так они по уровню подготовки дадут фору любому нашему начальнику цеха.

Одно время я читал курс для студентов. Мы соединяли выпускников Лесотехнической и Мухинской академий на лекциях по технологии производства, потому что наши дизайнеры вообще не знают ее. Нельзя рисовать картинки, не понимая, как это сделать. Кроме того, полученное изделие должно быть не только красивым, но и рентабельным в изготовлении.


– Выходит, без иностранцев нам пока трудно?

– В мебельной отрасли принципиально важно изучить самые передовые технологии, только так петербургская мебель будет конкурентоспособной. Хочу отметить, что российские рабочие, техники, инженеры и конструкторы очень способные и обучаемые.

Когда нам предложили меблировать интерьеры для саммита G20 в Константиновском дворце, все работы выполнили петербургские специалисты. Потом мы поставили мебель для Новой сцены Мариинского театра и отреставрированного Восточного крыла Главного штаба. Так что мы умеем все – главное, выучить специалистов и перенять лучшие технологии производства.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 057 (5674) от 04.04.2016.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.