Ради живого песца

Современные модницы все чаще выбирают не натуральные материалы, а качественные рукотворные. Не обошла эта тенденция стороной и шубы. В общем, ничего нового в искусственных шубах нет, ведь такими себя баловали модницы в 1960-х. Эта одежда гораздо дешевле шуб из натурального меха, проще в уходе (их даже можно стирать в стиральной машине) и, в конце концов, гуманнее. Как выяснил наш корреспондент, такие изделия и сейчас шьют в Петербурге.

Ради живого песца | Ленинград был столицей пушной торговли в мировых масштабах. Петербург имеет шанс выйти на «индустриальный подиум» изделий из искусственного меха. Пока, правда, в пределах страны. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Ленинград был столицей пушной торговли в мировых масштабах. Петербург имеет шанс выйти на «индустриальный подиум» изделий из искусственного меха. Пока, правда, в пределах страны. ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

Оговоримся сразу: искусственный мех – импортный, потому что сегодня в России его никто не выпускает. А вот мастера, модели и технологии – петербургские. «Мы пробовали работать на белорусском мехе, но его качество нас не устроило», – сказала 24-летная выпускница нашего Политеха Мария Кошкина, которая уже четвертый год возглавляет семейную фабрику по пошиву шуб из искусственного меха.

Как же делают искусственный мех? Существует три способа его изготовления: клеевой, вязаный и тканевый. Упомянутый нами петербургский производитель использует мех, изготовленный клеевым способом. Для этого берется трикотажная основа, вяжется, на нее специальным клеем напыляется подпушек – короткие ворсинки. После этого особый аппарат, подобный тому, что сеет хлеб на поле, насаживает клеем длинные ворсинки. Тут важен баланс: если переборщить с клеем, мех потеряет нужную пластичность. В результате и получается мех, похожий на натуральный.

Мы находимся в швейном цехе, расположившемся на площадях одного из бывших советских заводов. На арендованных мощностях отшивается основная партия шуб стандартных размеров (от 42-го до 50-го). На просторном раскроечном столе сгрудились два мотка меха: белый и темно-фиолетовый. Это будущая коллекция шуб. В центре комнаты среди беечек и полотен ткани, утюгов и бумажных лекал стоит манекен в белой шубке: поперечная «норка» с рукавами три четверти. Только матовый блеск, видный лишь вблизи, порождает сомнения в том, что этот мех натуральный.

«С октября по январь цех работает только на нас», – объяснила директор по производству шубной компании и по совместительству мама ее основательницы Алла Кошкина. Ежедневно при трехсменной работе из этого цеха выходят 20 шуб, над каждой из них трудятся четыре человека: один занимается подкладкой, другой выполняет ручную работу, третий отвечает за раскрой, а четвертый все это собирает и проверяет готовое изделие.

Из этого цеха шубы в коробках разъезжаются по разным адресам, и не только по петербургским. Наши модели пользуются спросом преимущественно у жителей «северов». Вот краткая география поставок: Петропавловск-Камчатский, Владивосток, Воркута, Лесосибирск и другие города Дальнего Востока и Сибири. Петербургские искусственные шубы надежно защищают сибиряков от морозов, при этом не пропуская ветер. Все дело в специальном утеплителе, который везут из Финляндии.

Перейдя в соседнее здание, мы попали в небольшую комнату с ярко-розовыми стенами. Это мастерская, которая открылась только в прошлом году. Здесь отшиваются более сложные модели нестандартного размера и кроя – в сезон делают восемь штук в день. Шьют такие шубки три мастерицы. Одна из них – театральный художник. «Они у нас на вес золота, – одновременно говорят Кошкины. – Хоть они и на пенсии, но мы их бережем и просим оставаться в деле. Их видение и понимание качества изделий можно назвать образцово-показательным».

«Хорошо шила моя мама, и я это видела», – добавила Алла Кошкина. По профессии она – учитель младших классов, никогда не училась на швею или конструктора одежды. «Однажды ко мне пришла дочь и заявила, что в университете ей порекомендовали открыть свое дело, – вспоминает Алла Александровна. – И я подумала: или сейчас, или никогда!» Мама помогла дочери финансово, и дело пошло. Сегодня родители Маши отвечают за производственный процесс в этом семейном бизнесе. Штат фабрики – 44 человека (с учетом представителей в других городах). Сама Мария делает эскизы, разрабатывает модели и занимается маркетингом.

«У меня нет профильного образования в сфере легкой промышленности, – призналась она. – Я рисую эскиз, мы обсуждаем его с профессиональным модельером, создаем лекала, по которым отшивается пробный образец. Стараюсь создавать функциональные вещи под определенные образы, а если в моих предложениях и есть что-то невыполнимое, мастер меня всегда поправит».

Выпускница художественной школы, после школы образовательной Маша пошла в Политех. «На этом настояла мама. Но я очень рада, что так получилось, иначе я не смогла бы управлять и организовать ту систему, которая сейчас работает и приносит доход», – сказала глава фирмы.

Ответ на вопрос, почему захотелось шить именно шубы, был прост: как-то по осени, прохаживаясь по магазинам в поисках обновки, Маша поняла, что носить настоящую шубу не хочет: жалко песцов, норок, белок и лисиц. В одном из сетевых магазинов она купила простенькую, но стильную искусственную шубу. И решила, что свяжет свою жизнь с этим делом. 20-летняя девушка начала искать через Интернет будущих поставщиков и швей: никаких знакомств в этой среде на тот момент у нее не было. И сегодня вся продукция реализуется через интернет-магазин.

«Сейчас вместе с корейскими производителями мы разрабатываем мех, похожий на настоящий», – сказала Мария, держа в руках лоскут такого меха цвета махагон. Внешне он действительно похож на натуральный: блеск, гибкость и цвет на первый взгляд совсем как настоящие. Приходится приблизить лоскут к глазам и раздвинуть ворсинки, чтобы увидеть матовый подшерсток и ткань...



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 049 (5666) от 23.03.2016.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.