Главная городская газета

Потребление ушло в пузырь

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

«Слоеный НДС» или два процента с сюрпризом

Правительство России приняло решение увеличить налог с 18 до 20%. Чем же это обернется для потребителей? Читать полностью

Как рождаются «Лидер» и гиганты

Крыловский научный центр испытывает ледоколы будущего. За процессом наблюдал автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Строка в работу: в Петербурге появится гимн промышленности

В промышленной сфере Петербурга немало интересных новостей. В двух словах о насущном - в нашем материале. Читать полностью

Гостевым «скворечникам» быть

Компания, которая, предположительно, может быть связана с бывшим вице-губернатором, получит 8,7 га земли в Курортном районе за 71,6 млн руб. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил исковые требования ООО «Инвестиционно-строительное управление-19» (... Читать полностью

Неделя на биржах: доллар снова на коне

В минувший понедельник торги открылись с отметки 1150,5 пункта по РТС, а в пятницу завершились на уровне 1117 пунктов. Максимум периода (1157,8 пункта) пришелся на понедельник, минимум (1115 пунктов) - на пятницу. Читать полностью

Инвестклимат: Петербург поднялся на четвертое место

Северная столица вошла  в пятерку регионов с самым благоприятным для бизнеса климатом. Таковы результаты инвестиционного рейтинга Агентства стратегических инициатив (АСИ). Читать полностью
Потребление ушло в пузырь  | ФОТО Yulia-Grigoryeva/shutterstock.com

ФОТО Yulia-Grigoryeva/shutterstock.com

В 1980-х каждый советский человек мечтал о двух вещах: космосе и машине в своем гараже. Победа социализма во всем мире и партсобрания значились где-то во второй десятке приоритетов. Всеобщая тяга к потребительству и заграничным шмоткам, а вовсе не перестройка стала последним гвоздем в гроб СССР. Это сейчас мы понимаем, что реальность далеко не всегда совпадает с тем, о чем наши родители мечтали лет тридцать назад. Одно сбылось: у каждого трудоспособного россиянина есть свой условный «Бьюик» во дворе...

Демократы горбачевского призыва, которых еще не называли либералами, были на сто процентов уверены, что рост частного потребления станет движущей силой демократии. Дескать, массовый спрос на миллионы товаров поднимет с колен средний класс, создаст класс малых и средних предпринимателей, которые откроют тысячи заводиков и фабрик. А уж на этой почве пробьются ростки капиталистической демократии.

Прошли годы. Потребление в России росло теми же темпами, что и цены на нефть, и приостановилось только в 2014-м. Отечественная промышленность омолодилась и примеряла на себе западные лекала (бренды, технологии), но малый бизнес массовым не стал, и львиная доля предприятий теперь входит в гигантские торгово-промышленные группы.

В чем же ошиблись популярные тогда экономисты? Ведь та же Лариса Пияшева в начале 1990-х говорила правильные, в общем-то, вещи. Например, если бы научно-производственные объединения (НПО) не подвели под принудительную приватизацию с раздачей акций трудящимся, не компетентным в управлении предприятием и не имевшим сбережений для увеличения капитализации акционерного уже бизнеса, а нашли бы каждому стратегического инвестора (глобальные игроки заинтересовались бы таким вариантом), сейчас бывшие НПО не превратились бы в агентства по сдаче цехов в аренду.

По пути поиска стратегических инвесторов тогда пошла ГДР, продавая «под занавес» госпредприятия за 1 марку при условии развития производства. Сейчас за 1 рубль «Аэрофлот» готов купить «Трансаэро» со всеми его долгами. Но сможет ли авиационный колосс стать стратегическим инвестором, есть ли у него запасные миллиарды?

Неорганизованная приватизация промышленности – первая системная ошибка российского руководства в начале 1990-х. Государству надо было быстро избавиться от ненужной собственности, которую казна не могла содержать. Ваучерная приватизация привела к краху промышленные гиганты, но обогатила узкий круг бывших «комсомольцев» и приближенных к столичному чиновничеству торгашей. Сколотив на спекуляции джинсами мало-мальский капитал, они без труда по дешевке скупили акции у членов «трудового коллектива», готовых за бутылку продать часть родной артели.

Эта ошибка привела к сокращению базы для развития малых производств с нуля – того самого заводчика, который должен был народиться на волне потребительского спроса. Но торгашей производство не волновало: уже тогда было ясно, что дешевле привезти готовый ширпотреб из Китая и продать его у нас. Оборачиваемость капитала в такой схеме гораздо выше, чем в производственной сфере, поэтому многие вчерашние заводы сегодня стали складами и магазинами. В итоге потребительская активность ушла «в свисток» – в покупку импорта.

Вторая стратегическая ошибка родом из начала 2000-х, когда после дефолта возникла благоприятная среда для подъема российской индустрии. И он действительно произошел: в Петербурге оживилась работа таких бывших НПО, как «Светлана», «ЛОМО», «Кировский завод», «Севкабель» и пр.

Однако малый бизнес опять не смог «снять все сливки» с этой промышленной революции. Не имея достаточных средств на покупку собственных мощностей, на НИОКР и маркетинг, малые предприятия сумели освоиться лишь в нескольких рыночных нишах. Ошибка государства в ту пору заключалась в том, что не были созданы налоговые стимулы для открытия новых небольших предприятий. Например, освобождение от налога на прибыль инвестиций в основные средства (примерно в это же время подобную новацию внедрила Эстония и получила неплохой экономический эффект).

В итоге потребительский бум ушел в продукцию гигантов индустрии, а также импорт, который рос вместе с ростом благосостояния россиян. В «тучные» годы многие иностранные производители открыли собственные заводы в нашей стране, передовиком этого процесса стал Петербург.

За третью ошибку будут расплачиваться не только малые предприниматели, но и все мы. На слуху модный термин «импортозамещение». Но, чтобы вытеснить с прилавков заграничные товары, надо произвести свое взамен. Сделать это реально, имея соответствующее оборудование, которое в России не выпускается. Скажем точнее: отечественная промышленность практически не производит станков. Европейские, азиатские и американские поточные линии малому бизнесу сегодня не по карману: своих сбережений мало, а заемный капитал подорожал.

Исправить эту ошибку можно было в 2000 – 2009 гг., пригласив на выгодных условиях крупнейшие мировые станкостроительные корпорации открыть свои заводы в России, конкретно – в Петербурге и Ленинградской области, где есть кадровый и логистический задел. Ведь смогли же поднять автопром, доля которого в общем выпуске легковых машин в нынешнем году достигла четверти от общероссийского. И это в жесточайшей конкуренции с такими гигантами, как АвтоВАЗ, КамАЗ и Автофрамос. Неплохо для отрасли, выросшей в нашем городе с нуля.

Но чуда не произошло, и станкостроение в Петербурге представлено только одноименным кластером промышленности, суть которого сводится к разнообразным концепциям и просьбам матпомощи у центра. В итоге потребительский бум 2010 – 2014 гг. не пошел впрок массовому предпринимателю, а осел на счетах крупных корпораций и филиалов зарубежных фирм.

25 лет назад мы еще могли мечтать о развитии бизнес-инициативы от Москвы до самых до окраин. Сегодня иллюзии развеялись, а на просторах необъятной страны правят бал монополисты и чиновники. Сколько бы денег ни было у населения (а их становится все меньше), все они пойдут на поддержку вертикально интегрированного производства. Таковое, увы, есть не везде, поэтому малые города России рискуют остаться без своего экономического базиса и жить за счет дотаций из регионального и федерального бюджетов, как это делается в отношении петербургских муниципалитетов.

В 1992 году, когда автор этих строк беседовал с Ларисой Пияшевой, мы сошлись во мнении, что России будет невозможно создать с нуля класс бюргеров – малых предпринимателей, одновременно и активных потребителей, которые станут движущей силой не только народного хозяйства на местах, но и общественных процессов.

Что мы имеем? В России сформировался хороший потребитель, но креативной роли в общественном процессе он так и не сыграл. Более того: легко ушел под кабалу банков, набрав необоснованные кредиты на покупку новых импортных гаджетов. По сути, российский консьюмеризм вместо класса малых предпринимателей вскормил очередной финансовый пузырь.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook