По гамбургскому счету

Прогнозы зависимости от энергоносителей сходятся в главном: без природного газа Европе в ближайшие десятилетия не обойтись, и обеспечить им может только Россия с ее баснословно богатыми запасами. Это утверждение легло в основу международного проекта по строительству самой протяженной в мире морской трубопроводной системы Nord Stream («Северный поток»). И вот уже несколько лет, совершая путь длиной 1,2 тысячи километров, наш газ бежит по дну Балтийского моря. Но едва утихли споры о том, нужна ли потенциально опасная для природы система, как в Петербурге участники консорциума объявили о начале реализации «Северного потока-2», чтобы пустить газопровод по двум новым ниткам из Ленобласти. В январе при содействии администрации Кингисеппского района изыскания по проекту «подверглись» общественным слушаниям. О том, что дал этот диалог, оправданны ли опасения экологов и в каком состоянии проект «Северный поток-2» находится сейчас, корреспонденту «СПб ведомостей» рассказал глава российской группы по экологии и разрешениям компании-разработчика Nord Stream 2 AG Григорий ВИЛЬЧЕК.

По гамбургскому счету | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

- Григорий Евсеевич, насколько востребованным стал первый «Северный поток»?

- Спрос на природный газ в Европе в ближайшие 20 лет сохранится, а его запасы и объемы добычи в странах ЕС будут снижаться. В Германии газ уже играет доминирующую роль в структуре энергопотребления - он используется в энергетике, отоплении, на транспорте.

Дефицит газа в Европе, по оценкам экспертов, может составить 120 млрд кубов, а компенсировать его возможно за счет сжиженного природного газа (СПГ) или российского сырья. Почему бы этим не воспользоваться?

Запасы газа Бованенковского месторождения на Ямале оцениваются в 4,9 трлн кубов, они более чем вдвое превышают суммарные подтвержденные запасы в Евросоюзе. Для транспортировки дополнительных объемов газа нужна новая инфраструктура. А «Северный поток» - кратчайший маршрут от крупнейших «кладовых» голубого топлива до газораспределительной сети Европы на германском побережье Балтики. Для решения этих задач и запустили проект, в котором участвовали Германия, Нидерланды и Франция.

- «Северный поток-2» будет чем-то отличаться от первого?

- Этот проект повторяет концепцию первого. Пропускная способность новой газопроводной системы - 55 млрд кубометров в год. Этого хватит, чтобы обеспечить теплом и энергией свыше 26 млн домовладений в Западной Европе. Две новые нитки газопровода пройдут параллельно двум действующим по дну моря через воды пяти государств - России, Финляндии, Швеции, Дании и Германии, для чего нужно будет получить добро от их правительств. Вот наша приоритетная задача на ближайшее время.

«Северный поток-2» станет мощнейшим драйвером развития российской промышленности. Понадобится около 200 тыс. стальных труб длиной 12 метров и диаметром 1,1 метра с утяжеляющим покрытием весом 24 тонны каждая.

Проект сейчас находится на стадии планирования и технического проектирования, мы собираем и подаем документы для получения разрешительной документации. В этом году будет составлен отчет об оценке воздействия проекта на окружающую среду в трансграничном контексте, который пройдет через процедуру общественных слушаний всех Балтийских стран.

- А как прошли слушания в Кингисеппе?

- Мы обсуждали там не проект, а программу комплексных морских исследований и оценку их воздействия на окружающую среду. Изыскания будут проходить по вариантам маршрута в акватории Финского залива, прилегающей к Кингисеппскому району. Наши инженеры используют эти данные для оценки оптимальной трассы и выбора технических решений. На основе полученных материалов будут также разработаны система предстроительного мониторинга и природоохранные мероприятия.

Кингисеппские слушания прошли оживленно. Нас спрашивали, какие исследования были проведены, как выбирают маршрут, а мы объяснили свой подход, выработанный на основе междисциплинарного анализа природных, экологических, техногенных факторов. Конечно, вопросы еще остались, и мы готовы их обсуждать. Ведь при этом звучат порой важные вещи: на слушаниях в Ленобласти, например, зашла речь о том, что нужно оценивать влияние проекта на сорную рыбу. Обычно такая оценка учитывает лишь промысловые виды рыб - салаку, лосося и других, а сорная - кормовая база для птиц. Ученые и местные жители понимают значимость проекта для региона и всей России и высказывают замечания, способные улучшить проект.

Стоит заметить, что такие слушания прошли только в России. В международной практике считается, что подобные работы оказывают настолько малое воздействие на природу, что их не стоит обсуждать. Но мы обязаны следовать национальным нормам. К тому же любой диалог для нас не формальное требование, а возможность получить из первых рук сведения о том, что волнует население, экологов, экспертное сообщество.

- Расскажите, с чего начиналась работа по «Северному потоку-2»?

- Подготовительная стадия длилась лет пять, в ней участвовали сотни экологов и технических специалистов из России и ЕС. Вначале подготовили технико-экономическое обоснование проекта - комплексное исследование, оценивающее инженерно-экологические условия и возможные ограничения по прокладке газопровода. Но мы не ограничились кабинетной работой, а провели полевые изыскания на береговых участках, аэрофотосъемку морских млекопитающих.

Затем в 2015 году более детально исследовали прибрежные и береговые участки. Изучили районы массового скопления морских и болотных птиц, млекопитающих, собрали биологические данные по береговым территориям и на море. Казалось бы, зачем? Балтика и природа Ленобласти хорошо изучены, все краснокнижные виды учтены. Но это не так. Прошлым летом, к примеру, мы обнаружили гнездо редкого орлана-белохвоста на юге Кургальского заказника и опубликовали об этом статью в «Русском орнитологическом журнале». Наши ботаники нашли неизвестные ранее места произрастания краснокнижных растений и передали данные экологам...

- Но комплексные изыскания были и раньше, а в мире происходили громадные экологические бедствия при реализации нефтегазовых проектов. Почему «Северный поток», по вашему мнению, надежнее?

- При его строительстве у зарубежных экологов и представителей общественности тоже были апокалиптические настроения, ведь никто прежде не строил морской газопровод такой мощности и длины. Но еще на начальном этапе был установлен эталон масштабного международного проекта, и мы следовали этим параметрам. На исследования, планирование природоохранных мероприятий, экологический и социальный мониторинг потратили около полутора миллионов евро. Были разработаны национальные программы мониторинга для России и четырех других стран Балтии по 16 параметрам - качество воды и воздуха, состояние птиц и рыб, донная флора, рыболовство и др.

- Проект нового газопровода пройдет несколько экспертиз, будет ли проведена независимая оценка зарубежными партнерами?

- Проверок будет много и в нашей стране, и на международном уровне. В России это государственная экологическая экспертиза и госоценка проектной документации. Все проектные решения и этапы строительства сертифицирует независимое международное квалификационное общество DNV. А независимые консультанты будущих кредиторов проведут экспертизу на соответствие проекта требованиям международных стандартов.

Шесть лет мониторинга при строительстве и эксплуатации «Северного потока» показали, что воздействия на природу были локальные и кратковременные, экосистеме Балтики урона не нанесли. Результаты наблюдений специалистов Финляндии, Швеции, Германии открыты, с ними можно ознакомиться. Недаром проект заслужил столько наград в области экологии и «зеленой» логистики. Мы доказали, что сложную трубопроводную систему, охватывающую расстояние почти такое же, как между Петербургом и Берлином, можно построить в гармонии с природой.

- Опираетесь ли вы в своих оценках на исследования морских геофизиков?

- Безусловно. В прошлом году для определения новой безопасной трассы исследовательские суда прошли 40 тыс. километров - расстояние, сравнимое с длиной экватора. Это общая протяженность маршрутов батиметрических и геофизических изысканий морского дна, и в этом году исследования продолжатся.

- Трудно ли соответствовать высоким международным стандартам?

- В принципе, да. Нужно учитывать как национальные законодательства стран, к юрисдикции которых относится проект, так и единые применимые ко всему проекту экологические стандарты. Российские в чем-то жестче, а в чем-то мягче зарубежных, но мы оцениваем все подходы по гамбургскому счету — предельно высоко. Так, в России важны оценки влияния на природу и компенсации ущерба, а за рубежом большое внимание уделяют воздействию на природные комплексы и социальную среду.

Первая заявка на разрешение строительства трубопровода была подана в Швеции, в 2017 году такие же заявки будут поданы в других странах, воды которых пересекает трасса. Затем начнутся международные консультации по примеру первого проекта, установившего важный прецедент. Россия следовала положениям международной Конвенции об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте (Конвенция Эспо), которую еще не ратифицировала.

Россия участвовала в международных консультациях по проекту вместе со всеми странами Балтийского региона, включая Литву, Латвию и Эстонию, чтобы минимизировать возможные трансграничные экологические воздействия проекта. А компания-разработчик вела диалог с государственными органами стран, через воды которых прошел газопровод. В итоге процесс консультации с участием правительственных чиновников и общественности стран Балтии стал крупнейшим в истории.

- И все же на чем основана уверенность в безопасности нового «потока»?

- Морские трубопроводы - самый безопасный вид транспорта газа. Представьте трубу, которая сделана из высокопрочной стали с толщиной стенки от 27 до 41 мм - это больше брони танка. Внутри она покрыта эпоксидной пленкой, чтобы сгладить микроскопические шероховатости и обеспечить ровное, как по маслу, движение газа. Снаружи наносится многослойное антикоррозионное покрытие из полимеров, а сверху кладут утяжеляющую бетонную «шапку», которая защищает трубу от внешней среды и обеспечивает устойчивое положение на дне.

На глубоководных участках трубопровод укладывают на дно без заглублений. Работы эти ведет специальное судно, похожее на огромный плавучий завод: там сваривают 12-метровые трубы в плеть, контролируя швы, и укладывают на морское дно. По мере продвижения судна готовая нитка сползает с кормы в море, продлевая подводную магистраль. Скорость таких работ выше, чем на суше, — около 3 км в сутки. Но на мелководных и прибрежных участках, чтобы защитить трубопровод от внешних воздействий - сильного ветра, движения льда, его укладывают в траншею. При этом применяются лучшие в мире технологии и механизмы.

- Экосистему Балтики считают хрупкой и уязвимой...

- Узкие и мелководные проливы препятствуют свободному обмену водой между Балтикой и океаном, поэтому химический состав балтийской воды уникален. В то же время море пополняется пресной водой за счет осадков, рек и ручьев водосборного бассейна, в четыре раза превышающего площадь самой Балтики, а поступающая из Северного моря соленая вода не смешивается полностью с менее плотной местной, создавая пограничный горизонт - галоклин. Он действует как колпак, снижая содержание кислорода в более глубоких частях акватории. В итоге немногие виды животных и растений приспособились к жизни в солоноватой балтийской среде.

В то же время, по данным Хельсинкской комиссии по защите окружающей среды Балтики (ХЕЛКОМ), некоторые виды морских млекопитающих, рыб, растений, планктона и других организмов находятся под угрозой исчезновения. Причина - загрязнение морских вод, вызванное возросшей хозяйственной деятельностью, выбросы предприятий, стоки химикатов с полей и т. д. Масштабные исследования, проводимые нашей компанией, углубляют понимание экологической ситуации на Балтике. Научное сообщество теперь больше знает об ихтиофауне, серых тюленях, кольчатых нерпах, об ареале распространения морских и наземных птиц у юго-восточных берегов Финского залива. Эти данные мы учитываем при проектировании газопровода.



Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 034 (5896) от 27.02.2017.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.