Главная городская газета

Недосчитались «индивидуалов»

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

Не от хорошей жизни

Иногда плата за эвакуатор обходится дороже микрокредита Читать полностью

Пластик маскируется под камень

Частное домостроение под Петербургом все чаще выбирает искусственные материалы Читать полностью

Двуликий элемент

Индекс РТС начал минувшую неделю на уровне 1158,3 пункта, а закончил ее на отметке 1134,5 пункта. Читать полностью

Зима подогреет промышленность

Мириться с однопроцентным ростом производства России нельзя Читать полностью

В Санкт-Петербурге самые дорогие школьные обеды

Cамая высокая стоимость двухразового питания для детей в образовательных учреждениях РФ зафиксирована в Санкт-Петербурге и Ленинградской области. Читать полностью
Реклама
Реклама
Недосчитались «индивидуалов» | Иллюстрация ronstik/shutterstock.com

Иллюстрация ronstik/shutterstock.com

Свежий отчет Петростата вызвал к жизни споры о роли и месте малого бизнеса в экономике Петербурга и Ленинградской области. Статистика зафиксировала странное совпадение: число малых предприятий в северной столице сократилось в 2016-м на четверть, однако доля налоговых поступлений от «малышей» в городскую казну возросла с 4,9% в 2015 году до 5,2% в прошлом. Объяснить подобное в числе прочего можно изменением методики обследования малого и среднего бизнеса, которое Росстат проводит раз в пять лет. Новые данные сплошного обследования, проводившегося по итогам 2015 г., существенно отличались от результатов выборочных обследований. Это, возможно, и повлияло на расчет налоговой базы.

Артельщик в законе

Малый бизнес в нашей стране после революции считался буржуазным пережитком. Ему приоткрыли форточку в эпоху нэпа, зато в 1930-х артели раскулаченных довольствовались пайком, заработанным на строительстве первой очереди столичного метро.

В послевоенные годы граждане, которые не хотели жить на одну зарплату, пополняли штаты подпольных мастерских по пошиву обуви и брюк, но и эти островки свободного предпринимательства быстро закрывали сотрудники ОБХСС. Считалось, что любой кустарь-одиночка, даже если он что-то шьет своими руками, расхищал тем самым социалистическую собственность. В реалии артельщики отнимали у госпредприятий хороших работников, что, разумеется, категорически не нравилось власти.

Однако, как мы уже писали в одном из предыдущих «Индексов», с ростом благосостояния советским гражданам хотелось лучше одеваться, душиться от «Шанель» и разъезжать на иномарках. В итоге к концу 1970-х в СССР расцвело два направления частнособственнического бизнеса: артели по выпуску ширпортеба и сети распространения импортных шмоток, бытовой техники и автомобилей.

«Это мне принесли», - говорила героиня Муравьевой из фильма «Самая обаятельная и привлекательная», показывая коллегам по КБ импортные сапоги явно не из «Обувьторга». Поставками товаров для малого бизнеса в те времена занимались моряки торгового флота и сотрудники внешнеторговых и прочих ведомств, выезжавшие за рубеж.

В середине 1980-х, еще до кооперации, артельщиков пытались организовать. «А я бы взяла и сделала такого цеховика министром легкой промышленности», - фантазировала героиня фильма «Прохиндиада, или Бег на месте».

Когда в середине 1980-х разрешили кооперацию, это вызвало в обществе двоякую реакцию. С одной стороны, можно было без очереди купить бывший дефицит, с другой - в кооператорах признали барыг, ранее спекулировавших на фоне нехватки товаров народного потребления. Так и повелось: малые предприниматели и по сей день воспринимаются как некие «жучки», зарабатывающие перепродажей.

Вес и доля

Сегодня малый бизнес вырос в отдельную хозяйственную систему, состоящую главным образом из малых предприятий (юридических лиц), а также индивидуальных предпринимателей (ИП). По данным Петростата, в 2016-м на 14,8 тысячи малых предприятий (МП) северной столицы трудились 298 тысяч петербуржцев.

Еще 130 тысяч горожан значились индивидуальными предпринимателями. Итого в малом секторе петербургской экономики работали 428 тысяч человек - 14,4% от общего числа занятых. Конечно, это далеко от показателей небольших европейских стран, но заметно в структуре народного хозяйства северной столицы.

В Ленинградской области в прошлом году на 2,1 тыс. малых предприятий работали 57,2 тыс. человек. Добавим к ним 43,7 тыс. ИП и получим 101 тыс. трудоустроенных в малом бизнесе - 11% от общего числа занятых в экономике региона. Возможно, более низкая доля представителей малого бизнеса в трудовых ресурсах Ленобласти вызвана меньшим оборотом торговли, ведь именно в этой отрасли работает значительная часть «малышей».

Кстати, чем именно занимаются субъекты малого бизнеса? Приведем данные по малым предприятиям за прошлый год (развернутые данные по индивидуальным предпринимателям будут обнародованы позже).

В Петербурге самым популярным видом деятельности малых предприятий была торговля, где работали 34,5% МП. Чуть меньше - 22,7% МП - занимались операциями с недвижимостью и арендой. Еще 13,1% МП трудились в обрабатывающих производствах. В Ленобласти 22,3% малых предприятий занимались торговлей, 18,5% МП - недвижимостью и 19,8% - реальным производством.

Можно определить и удельный вес малых предприятий в совокупном обороте предприятий и организаций. Так, в Петербурге МП в 2016-м вышли на обороты 1,4 трлн руб. - это 13,2% от общегородского показателя. То есть почти такая же доля, как и по числу занятых. В Ленобласти малые предприятия показали оборот 164,4 млрд руб. - это 8,2% от общерегионального.

Предел прочности

Гораздо труднее ответить на вопрос, почему малый бизнес в Петербурге и Ленобласти не играет той роли в экономике, каковая есть у коллег из других стран? Причин несколько, еще раз перечислим основные.

Первая: прерваны трудовые династии. Основу малого (в первую очередь - производительного) бизнеса в других государствах составляют крепкие семьи, передающие опыт и традиции от деда к отцу, от отца к сыну. У нас институт семьи ограничивается, как правило, двумя поколениями, а этого мало. Семейные связи помогают начинающему предпринимателю стартовать без лишних затрат - например, на наем работников, функции которых некоторое время могут выполнять члены семейного клана.

Вторая: часто меняющиеся правила игры. Мелкий предприниматель, который, открывая дело, часто рискует всем своим имуществом, боится попасть в тиски юридических и административных ограничений, как то: возможность отмены упрощенной системы налогообложения, изменения правил торговли и отчетности. Наконец, пугают «индивидуалов» частые визиты проверяющих органов, несмотря на стремление государства снизить давление на малый бизнес.

Третья: отсутствие источников финансирования. В Западной Европе начинающий предприниматель может рассчитывать на кредит для своего стартапа, а в России кредит - верный путь к банкротству.

Четвертая: инфраструктурные препоны. Начинающий малый предприниматель, конечно, может арендовать офис и производственные площади со всеми техническими подключениями, но это будет затратно. Есть альтернатива: аренда помещения у города, но здесь наш «индивидуал» вынужден будет договариваться с монополистами, а это долго и трудоемко.

Пятая: отсутствие рынков. Почему львиная доля ИП и МП занимаются торговлей? Да потому, что в этой сфере есть конкретные покупатели. Работая в реальном секторе экономики, бизнесмен столкнется с монопсонией - зависимостью от узкого круга (а иногда и единственного) покупателя.

В технологически продвинутых странах малый бизнес занят в основном венчурными проектами и IT-разработками, которые потом выкупают отраслевые киты. Но у нас, к сожалению, слишком узок круг этих людей и структур. Так что хорошо еще, что малые предприниматели обеспечивают почти 15% оборота субъектов всей петербургской экономики.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook