Главная городская газета

Мастера «чудаковатой» моды

Свежие материалы Экономика

Снежинка в молибденовой лодочке

Как в Новосибирске делают «ядерные таблетки» для ЛАЭС Читать полностью

И шатко и валко идет перевалка

Порт «Усть-Луга» углубился на «Юге» Читать полностью

Поглощение партнера

Исходя из расположения характерных точек сделать определенное предсказание о движении цен сложно. Читать полностью

Казну послали в банк

Две трети регионов России лишатся доступа к почти бесплатным финансовым ресурсам.

Читать полностью

Скидки студентам от копицентров OQ и ISIC

Петербургская полиграфическая сеть OQ присоединяется к дисконтной программе Ассоциации ISIC. Читать полностью

Петербург идет на биржу

Город может эмитировать облигаций на 45 миллиардов рублей.

Читать полностью
Реклама
Мастера «чудаковатой» моды | ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

ФОТО Дмитрия СОКОЛОВА

В последнее время армия петербургских дизайнеров растет в геометрической прогрессии. Каждый второй, кто так или иначе умеет держать в руках иголку с ниткой, величает себя модельером. Выделить из этой массы действительно талантливых мастеров очень сложно. Да и само существование дизайнерской индустрии в нашей стране с экономической точки зрения сегодня больше похоже на красивый миф.

Принтомания

В молодежной моде основная масса наших дизайнеров пока не придумали ничего лучшего, нежели печатать принты (изображения) на свитшоты (толстовки) и футболки. Называть эти решения дизайном вряд ли будет корректно. Полный ассортимент подобных экзерсисов концентрируется на таких известных креативных площадках, как «Тайга», «Ткачи» и «Этажи», где исторически сформировалась петербургская молодежная тусовка.

Немного разбавляют это «принтооднообразие» альтернативные эксперименты с направлением Freak fashion, что можно перевести как «мода для чудаковатых». Тем не менее коллекции данного стиля во многом определяют современную уличную моду Петербурга. Адепты этого арт-течения делают акцент на создание образа в целом. В тандеме с дизайнерами одежды работают авторы нестандартных аксессуаров и украшений, а также парикмахеры, визажисты и тату-мастера.

Но основная армия дизайнеров все-таки ориентируется на более солидную и консервативную аудиторию - представителей платежеспособного среднего класса от 25 до 45 лет. Для этого сегмента модников отшиваются более сложные концептуальные вещи, граничащие с искусством, дополненные хорошей одеждой на каждый день.

«Мы практикуем два механизма сотрудничества с дизайнерами, - рассказывает основатель одного из лофтов - мест сосредоточения петербургских дизайнеров - Елена Горина. - Первый механизм - это «магазин в магазине», когда дизайнер арендует у нас часть пространства, оплачивая аренду корнера или вешалки. Данный вариант ценообразования интересен конечному потребителю, так как выставляется первоначальная цена. Но в этом случае на плечи дизайнера ложится больше ответственности по продвижению своего бренда. Второй механизм предполагает, что конечная цена делится пополам между нами и автором. Этот вариант используют либо совсем молодые дизайнеры, которые боятся вкладываться в аренду, либо известные дизайнеры, для которых данное пространство - дополнительная площадка для продвижения».

Битва за идею

Справедливости ради стоит отметить, что феномен петербургского дизайнерства это работа за идею, венчурный бизнес, который вряд ли в перспективе принесет доходы. В отличие от Западной Европы, где для дизайнеров предусмотрены государственные субсидии и гранты, наши кутюрье рассчитывают исключительно на себя.

Добраться до каких-то субсидий, которые рекламируют чиновники, очень сложно, а иногда и практически невозможно. Хотя они бы не помешали. Ведь российские дизайнеры в большинстве случаев не могут выиграть в цене, так как им приходится самим закупать сырье (чаще импортное), да еще и мелким оптом, а иногда и розницей. В результате себестоимость вещи после качественного пошива увеличивается в разы, и за свой труд достойного вознаграждения не получают ни производитель, ни продавец.

Идеальный вариант - объединить дизайнеров. К примеру, для организованной закупки сырья. Но с творческой точки зрения это сделать довольно сложно, поскольку дизайнеры, ощущая себя независимыми художниками, не только не общаются с конкурентами, но и враждуют друг с другом. Не получается у них сотрудничать и с крупными фабриками.

«На большом производстве они находятся под прессом, - объясняет дизайнер обуви Анна Кравец. - Безусловно, зачастую эти ограничения оправданны, поскольку какие-то творческие идеи не всегда рентабельны. Но творческим людям это понять очень сложно. В результате талантливые мастера стараются сотрудничать с небольшими семейными производствами, где на первом месте стоят именно дизайн и качество материалов. С этой точки зрения перспектива российской обувной индустрии именно в развитии таких небольших предприятий».

С неба - на землю

«Мы пытаемся спустить наших дизайнеров с небес, - продолжает Елена Горина. - Ведь раз уж они занимаются производством, то просто обязаны быть предпринимателями. Но большинство наших дизайнеров не обладают коммерческой жилкой, они оторваны от жизни. Основная их проблема - безграмотно рассчитанная себестоимость. Зачастую цена на изделие появляется с потолка. В результате оно либо сильно переоценено, либо недооценено. Еще одна ошибка, когда дизайнер отшивает три модели одного размера. Приходит с таким трудом привлеченный покупатель, ему вещь нравится, он готов ее взять, но размер не подходит. Мы обращаемся к дизайнеру, но он встает в позу и говорит, что пока не будет реализована готовая продукция, других вещей ждать не стоит. В итоге и мы, и покупатель, и дизайнер остаются ни с чем».

Из-за удешевления рубля изделия петербургских модельеров даже выигрывают у импортной продукции по цене, но они все равно остаются дорогим удовольствием. Так, стоимость топовых дизайнерских моделей на сегодняшний день может достигать 50 тысяч рублей. Цена на платья от петербургских дизайнеров варьируется от 6 до 15 тыс. рублей, на свитера и юбки - от 5 до 13 тыс. рублей. Ценовой пик на верхнюю одежду достигает 25 - 30 тыс. рублей.

Отметим еще одну любопытную тенденцию: в других крупных городах, особенно в столице, петербургский стиль востребован больше, чем дома. Учитывая это, наши дизайнеры часто уезжают в Москву, делая ставку на более динамичную столичную жизнь, но не всегда при этом выигрывают. Дело в том, что москвичам, которые ценят работы петербургских кутюрье, больше нравится приобретать их шедевры не под боком, в Белокаменной, а именно в северной столице. Поездка в город на Неве за платьем петербургского мастера - это культовая программа, процесс, без которого изделие перестает быть ценным.

Сам же тренд «русская мода» и «русский дизайн» прочно обосновался в Европе, где петербургских дизайнеров знают и любят. Да и туристы из Европы, приезжая в Петербург, стараются увезти какую-нибудь модную вещицу с автографом нашего дизайнера. А вот в России эта продукция известна пока лишь в узких кругах. В чем отличительная особенность петербургского дизайна, автор этих строк, как ни старалась, выяснить так и не смогла. Единственное, в чем сходятся все эксперты, характеризуя петербургский дизайн, - его многогранность. Наши дизайнеры творят в разных направлениях. Одни, следуя модным тенденциям Северной Европы (Дании, Норвегии, Швеции), делают изделия в стиле Dark Fashion, отражая тем самым особенности нашего не самого солнечного климата. Но при этом у нас много и жизнерадостных дизайнеров, создающих яркие вещи.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook