Главная городская газета

Маржа вздувает цены

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Экономика

«Слоеный НДС» или два процента с сюрпризом

Правительство России приняло решение увеличить налог с 18 до 20%. Чем же это обернется для потребителей? Читать полностью

Как рождаются «Лидер» и гиганты

Крыловский научный центр испытывает ледоколы будущего. За процессом наблюдал автор «СПб ведомостей». Читать полностью

Строка в работу: в Петербурге появится гимн промышленности

В промышленной сфере Петербурга немало интересных новостей. В двух словах о насущном - в нашем материале. Читать полностью

Гостевым «скворечникам» быть

Компания, которая, предположительно, может быть связана с бывшим вице-губернатором, получит 8,7 га земли в Курортном районе за 71,6 млн руб. Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области удовлетворил исковые требования ООО «Инвестиционно-строительное управление-19» (... Читать полностью

Неделя на биржах: доллар снова на коне

В минувший понедельник торги открылись с отметки 1150,5 пункта по РТС, а в пятницу завершились на уровне 1117 пунктов. Максимум периода (1157,8 пункта) пришелся на понедельник, минимум (1115 пунктов) - на пятницу. Читать полностью

Инвестклимат: Петербург поднялся на четвертое место

Северная столица вошла  в пятерку регионов с самым благоприятным для бизнеса климатом. Таковы результаты инвестиционного рейтинга Агентства стратегических инициатив (АСИ). Читать полностью
Маржа вздувает цены |

Петростат подсчитал, что в октябре нынешнего года цены на продовольствие в северной столице выросли по сравнению с декабрем 2013-го на 10,7%. В прошлом и позапрошлом годах аналогичный показатель составлял 6%. А по сравнению с сентябрем 2014-го октябрьские цены на продукты выросли, по данным статистики, всего на 1,2%. Основных причин роста цен на продукты в России три: удорожание доллара и евро, неуверенность бизнеса в завтрашнем дне и чересчур затянувшееся импортозамещение. Все они тесно связаны друг с другом.

Дорогой доллар

Начнем с более понятного каждому — с долларов. На 1 января 2014 года официальный курс американской валюты составлял 32,66 рубля, а по состоянию на 25 ноября — уже 44,78 рубля.
Доллар, таким образом, за 11 месяцев подорожал на 37%. Возможно, это лишь совпадение, но скачки цен на определенные товары в наших магазинах оцениваются в схожих величинах.

И это не случайно, потому что стоимость доллара и евро до сих пор формирует себестоимость товаров на российском рынке. Импорт полностью не ушел, несмотря на торговое эмбарго. Контрабанда из Западной Европы исправно поступает на прилавки отечественных магазинов транзитом через страны Таможенного союза. Эксперты разнятся в оценке такого потока, но счет идет на миллиарды долларов.

Недавно в СМИ прошла и вовсе обескураживающая новость: Россельхознадзор обратился в Интерпол для установления схем контрабанды мяса из Европы через Белоруссию и Казахстан. Речь идет в том числе о транзите бразильской свинины, которая поступает в Евросоюз, а не напрямую в Россию, хотя официально территория ЕС закрыта для поставок или транзита бразильской свинины из-за опасности заражения этого мяса.

Причина существования таких схем (и не только по свинине) — экспортная политика ряда стран Латинской Америки. Бразилия охотно торгует свининой, Уругвай свободно продает говядину всем, кто пожелает, а вот основной поставщик коровьего мяса Аргентина ввела экспортные квоты на говядину в интересах защиты национального потребителя. Проще говоря, чтобы все мясо не вывезли за рубеж на волне роста стоимости доллара. Вот почему, несмотря на благоприятную конъюнктуру рынка, поставки той же говядины из Аргентины в Россию в первом полугодии этого года выросли всего на 23% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом мясо может поступать в нашу страну через посредников.


Наценка перешла границы

Удорожание основных валют подстегивает торговые сети и пищевую промышленность увеличить валовую маржу — разницу между отпускной ценой и прямыми затратами на производство (закупочной стоимостью товаров, услуг по их транспортировке и пр.). Так, валовая маржа сети «Дикси» выросла в первом полугодии 2014 года до 30,4%, а X5 Retail Group — до 24,3%. В 2013-м эти показатели были значительно ниже.

Валовая маржа одного из крупнейших в стране пищевых предприятий — группы «Черкизово» — в то же время увеличилась до 32%. По сути, производители и торговцы стараются сделать «накрутку» такой, чтобы она упреждала возможный рост доллара и евро. К цене этих валют привязано банковское кредитование оборотного капитала, без которого не обходится ни одно крупное предприятие.

Впрочем, высокая маржа нужна предпринимателям не только для оплаты кредитов. Отечественный бизнес активно скупает доллары как надежный актив, который может пригодиться для экспансии в другие страны. Если в былые годы мы удивлялись объемам вывоза капитала из России на уровне 70 — 90 миллиардов долларов, то в этом году министр финансов Антон Силуанов допускает отток капитала в объеме 128 миллиардов долларов. Выходит, что цены на продукцию, продаваемую внутри страны, предприниматели повышают ради скупки валюты.


Импортный бумеранг

Пагубному влиянию цены доллара на отечественный рынок пришел бы конец, если бы в стране активно развивалось импортозамещение — читай, развитие местной промышленности. Картина в этой сфере пестрая: где-то густо, а где-то пусто.

Производственные компании потребительского сегмента рынка, имевшие резерв мощностей и ресурсы на развитие, показали уверенный рост. Показателен пример уже упомянутого «Черкизово»: в I полугодии 2014-го корпорация в 10 раз увеличила прибыль, рассчитанную по стандартам США, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Однако подобные рекорды удались далеко не всем. Большинство предпринимателей стоят перед выбором: развиваться, беря деньги в кредит, и рисковать либо выводить капитал из бизнеса на рынок валюты и коммерческой недвижимости.


Рисковать мешают пять факторов:

а) торговое эмбарго, давшее прекрасные возможности отечественному производителю заполнить лакуны в розничном рынке, ограничено сроком в год, в то время как окупаемость вложений в фермы и заводы — минимум три года;

б) импорт, как мы уже заметили, ушел не весь;

в) собственного станкостроения в России почти не осталось — значит, оборудование и запчасти надо покупать за дорогой доллар;

г) банковский капитал дорожает;

д) власти то и дело пытаются ввести новые налоги, что сделает производство в стране еще дороже.


Что же мы имеем? Вложения отечественных компаний в основной капитал в октябре этого года сократились на 2,9% по сравнению с октябрем 2013-го. Есть, впрочем, и повод для оптимизма: собственные инвестиции российских фирм в октябре по сравнению с сентябрем выросли на 19,8% — впервые за несколько месяцев. В Петербурге ситуация лучше, чем в целом по стране: наши предприятия в январе — октябре 2014-го вложили в собственное развитие на 23% больше средств, чем за первые 10 месяцев 2013 года.

По данным Центра развития Высшей школы экономики, октябрьский рост вложений в цеха и оборудование обусловлен оборонным заказом (в основном — в судостроении). Кстати, без импорта не обошлось и в этой сфере. Например, развитие дальневосточного центра судостроения, где будут спускать на воду суперсовременные и чисто российские газовозы и танкеры, не обойдется без помощи корабелов с хельсинкской судоверфи Arctech, не так давно выкупленной Объединенной судостроительной корпорацией. Оборудование, по-видимому, ОСК тоже купит за границей — за доллары и евро. Эдакий бумеранг в сфере импортозамещения.


Опора на четкость

Что же должно сделать правительство (федеральное — у региональных властей в этой сфере полномочий мало), чтобы действительно удерживать рост розничных цен? Кстати, глава Центробанка Эльвира Набиуллина назвала именно этот фактор ключевым в разгоне инфляции.

Во-первых, обозначить четкие правила игры: законодательно утвердить срок, на который введено торговое эмбарго. И этот период должен быть не меньше трех лет, иначе бизнес не станет инвестировать в развитие мощностей.

Во-вторых, ограничить поток контрабанды из стран Таможенного союза. Это повлечет политические потери, зато спасет отечественный пищепром.

В-третьих, действеннее использовать механизм госрезерва для товарных интервенций в регионах, где наметился рост цен на ключевые продукты.

Вариант раздачи льготных кредитов мы не рассматриваем, т. к. бюджетные средства уже распределены, а дешевые ресурсы мирового рынка недоступны.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook