Игры с пропиской

Начало года традиционно считается сонным периодом для промышленности и торговли: бизнес еще просто не успевает набрать обороты. Заказы «законтрактированы», но авансов по ним не выплачено, и продукция еще не отгружена. Впрочем, январско-февральская статистика вскрыла несколько интриг экономической жизни Петербурга.

Игры с пропиской | ФОТО ronstik/shutterstock.com

ФОТО ronstik/shutterstock.com

Интрига первая – рекорды оптовиков. По данным Петростата, в январе-феврале 2016 г. обороты петербургской оптовой торговли возросли в 1,7 раза по сравнению с двумя первыми месяцами 2015-го. Как мы понимаем, никакого всплеска покупательской активности не было, и статистика это подтверждает.

Так, обороты розницы за тот же период сократились на 5,3%, причем сильнее всего людская бережливость аукнулась на промтоварах (падение на 8,7% в годовом исчислении). Да и стоит ли ждать чуда, если реальная заработная плата среднестатистического петербуржца в январе текущего года (более свежих данных нет) сократилась на 3,9% по сравнению с январем-2015.

Это явление, когда оптовики ушли в серьезный отрыв от розницы, мы увидели еще в прошлом году. Тогда наша газета писала, что в январе – сентябре 2015 г. оптовики северной столицы продали в 2,3 раза больше крупы, чем за аналогичный период прошлого года, в 2,8 раза больше макарон, в 15 раз – муки и в 8 раз – мяса и птицы. Это уж не говоря о соли, которой сбыли вшестеро больше, чем в 2014-м.

Как нам пояснили в Петростате, такие кульбиты продуктового рынка объясняются регистрацией в нашем городе торговых сетей федерального масштаба. При этом некоторые из них дополнительно зарегистрировали оптовую торговлю как вид своей деятельности – вот статистика и зашкаливает. В начале 2016-го, по-видимому, «игры с пропиской бизнеса» снова дали свои плоды, несколько «подкрутив» статистику.

Интрига вторая – убыток на фоне роста. Оборот организаций города в январе-феврале 2016 г. достиг 1,7 трлн рублей. За тот же период 2015-го он едва превысил 1 триллион, а 2014-го – чуть-чуть до этого триллиона рублей не дошел. Налицо явный прогресс в нынешнем году: почти 70% прироста оборотов.

Драйверами городской экономики в январе-феврале 2016-го стали химпром (рост оборотов в 1,9 раза в годовом исчислении), транспортные машиностроители (+36,7%), энергетики (+19,4%), пищевики (+18%), риелторы и девелоперы (+17,1%), электронщики (+16,4%), отельеры и рестораторы (+16,5%), текстильщики и швейники (+15,5%).

Прогресс обрабатывающих отраслей городской экономики обоснован тем фактом, что в январе-феврале текущего года они не сократили объемы производства, и впервые за два последних года индекс промышленного производства (ИПП) за этот период составил 100%.

С этим как-то не вяжется отрицательный сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) петербургских предприятий и организаций в размере 6,6 млрд рублей. В январе 2014 г. сальдо было положительным – 8,2 млрд рублей. Статистику первого месяца прошлого года, когда компании ушли в минус на 66 миллиардов рублей, подпортила девальвация рубля в конце 2014-го. Но в этом году столь масштабного пагубного фактора не было. Тем не менее петербургский бизнес перешел от прибылей к убыткам.

И самое интересное: наибольший убыток в январе 2016-го показали предприятия обрабатывающих отраслей городской экономики, которые нами были включены в список драйверов по оборотам. Это не помешало им уйти в минус на 31,8 млрд рублей. Впрочем, подобный результат у заводов и фабрик может быть чисто «бумажным», точнее – бухгалтерским. Предприятия получили заказы и закупили материалы, не дожидаясь авансов.

Интрига третья – непрощенные долги. По состоянию на 1 февраля 2016 г. совокупная задолженность петербургских организаций перед банками и контрагентами достигла 6,6 трлн рублей. Этот показатель из года в год растет, опережая темпы инфляции. Так, на 1 февраля 2015-го он составлял 5,9 триллиона, а 2014-го – 4,7 трлн рублей.

Тревожит и рост доли просроченных долгов: если на 1.02.2014 они составляли 0,5% от общей массы кредиторской задолженности, то на 1.02.2016 – уже 3,6%. Пока эти показатели укладываются в пределы статистической погрешности, но «потолок» уже близко.

Не лучше обстоят дела с дебиторской задолженностью петербургских предприятий. Она возникает, когда фирма выполнила заказ и поставила продукцию, а покупатель еще не заплатил по счетам. Так, на 1 февраля 2016 г. «дебиторка» компаний северной столицы выросла до 2,9 трлн рублей. На 1.02.2014 она составляла 2,2 триллиона, на 1.02.2015 – 2,3 трлн рублей. Сейчас просроченными числятся 4,3% всей дебиторской задолженности петербургских организаций.

Если мы сложим «кредиторку» с «дебиторкой», то на 1 февраля 2016 года получим величину 9,5 трлн рублей. При этом совокупный оборот петербургских организаций, как мы уже заметили, в январе-феврале составил только 1,7 триллиона. Таким образом, в системе взаиморасчетов «подвисло» почти в 6 раз больше денег, чем осталось в фактических оборотах. Столь большая разница традиционна для начала года: в январе 2014-го долги превышали обороты в 6,9 раза, 2015-го – 8,2 раза.

Но это не повод для радости. Чем повисшая масса долгов грозит экономике города? Если она превысит 5% от «кредиторки» и «дебиторки», возрастет число предприятий-банкротов. С учетом негативных тенденций в мировой экономике (относительно дешевая нефть, теракты, сокращение темпов роста ВВП азиатских стран и пр.) рассчитывать на солидный приток инвестиционных и заемных капиталов, экспортных заказов и новые рынки сбыта продукции не приходится. Выход один: сокращать убытки, минимизировать риски.

Если говорить о системе взаиморасчетов, то к концу года ситуация должна выправиться. Например, совокупный объем кредиторской и дебиторской задолженности петербургских предприятий за 2015 год превысил обороты городских компаний на 15,6%, в 2014-м – на 6,8%, а в 2013-м были на 5% меньше оборотов. Посмотрим, что покажет время.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 051 (5668) от 25.03.2016.

Комментарии



Загрузка...

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.