Гостья из прошлого: чем может обернуться очередная конверсия в ВПК

Если следовать законам диалектики, наша цивилизация развивается по спирали. То есть периодически возвращается к пройденному материалу, модифицируя его под специфику момента. Применимо это и к экономике. Несколько лет назад наше издание - и не только наше - провело параллели между нефтяным кризисом 1970-х с падением цен на углеводороды и событиями 2014 года. Тогда, как мы помним, баррель «Брента» подешевел с сотни долларов до двадцати пяти. Вспомнились и былые мемы, как теперь говорят: «перестройка», «интенсификация», а также «гласность», о которой ностальгируют журналисты, и «конверсия», которую в производственной среде добрым словом поминать не принято. А зря, ведь именно с конверсии оборонных предприятий, судя по выступлениям правительственных чиновников, и начнется новый виток экономической спирали.

Гостья из прошлого: чем может обернуться очередная конверсия в ВПК | Иллюстрация ronstik/shutterstock.com

Иллюстрация ronstik/shutterstock.com

Из жизни джинсов

Поясним совсем молодым читателям смысл термина «конверсия», как это понимали мы, дети перестройки. СССР тогда был ведущей мировой державой - в пересчете на тонны выплавленного чугуна, выпущенные трактора, запущенные в космос орбитальные станции. Наша промышленность научилась делать луноходы, атомные ледоколы невиданной ранее мощности, атомные же энергоблоки и суда (корабли) на подводных крыльях. В одном только Ленинграде выпуск промышленной продукции за 1945 - 1980 гг. увеличился более чем в двадцать раз.

Однако, как верно подметил один из персонажей советского фильма «Старый Новый год»: «по Луне-то ходим, а ты пройди по Малой Черкизовской!». Речь в данном случае шла не только о плохой работе коммунальных служб, но и об отношении государства к простым человеческим нуждам. «Как на выставке, так наша обувь самая лучшая. А оденешь...» - были слова другой героини вышеупомянутого фильма.

Короче: советские граждане гордились своей страной и ее достижениями, но им катастрофически не хватало хорошей одежды, обуви и бытовой техники. Умение оборонных заводов выпускать пылесосы, которые могли служить еще и внукам покупателей этого изделия, не компенсировало горького привкуса товарно-материального дефицита.

На этом фоне расцвело потребительское преклонение перед Западом. «Сколько я тебе говорила - финское платье я стираю сама!» - восклицала героиня еще одного советского фильма «Одиноким предоставляется общежитие». То есть обладание финским (даже не французским) платьем было признаком «продвинутости» его владелицы.

Рог изобилия

Партия и правительство не могли смотреть на это сквозь пальцы, и уже в начале 1980-х было решено победить дефицит ширпотреба самым быстрым и эффективным образом: в приказном порядке заставить оборонные предприятия зарезервировать часть мощностей для выпуска товаров народного потребления. Так в наш обиход вошло слово «конверсия». На первых порах все, казалось, шло хорошо. Кировский завод наладил производство ручных мясорубок (сохранившиеся экземпляры исправно работают до сих пор), «Электросила» - эргономичных пылесосов для малогабаритных квартир и компактных - для автолюбителей, ЛОМО продвигало свой «Компакт».

В предместьях столицы, в городе Руза, в огромном цехе стали шить джинсы - чтобы на американские не заглядывались! Именно тогда герой Куравлева из фильма «Самая обаятельная и привлекательная» бросил ставшую крылатой фразу: «В джинсы облачились самые отсталые слои населения!». В реалии речь шла не о заграничных брюках, которые были не по карману простой сотруднице НИИ, а о нашей, советской, продукции.

Предприятия ВПК в середине 1980-х не на шутку увлеклись конверсией: в промтоварные магазины пошел поток дисков здоровья, на которых уважаемые дамы «наводили талию», кастрюль и скороварок, аудиоплееров, мебели, велосипедов и пр.

Сперва нежданное изобилие радовало людей, но начало печалить директоров оборонных заводов. Дело в том, что советская экономика была строго фондируемой, и любой материал, запчасть или энергомощности надо было «выбивать». Но самое главное - производство уже в те времена стало ощущать дефицит квалифицированных кадров.

А тут на тебе - конверсия. Мало того что надо было выделить площадь, станки, материалы, требовалось отвлечь от основного производства рабочих, инженеров и техников. В подразделениях, выпускавших ширпотреб, начали внедрять принципы хозрасчета, и работавшие там получали больше коллег из соседних цехов.

Когда в конце 1980-х дешевая нефть сделала свое черное дело и госбюджет СССР изрядно похудел, под давлением «тяжелопромышленного» лобби от экспериментов с конверсией в индустрии отказались.

Обходной маневр

Россия, 2017-й. Опять юбилей революции, снова разговоры о конверсии. Петербургские власти рекомендуют (приказывать теперь они не могут) оборонным предприятиям заняться выпуском товаров народного потребления (ТНП). Сейчас, правда, акцент делается не на джинсы и магнитолы, а на пуговицы и компоненты для автозаводов. Увы, все это не более чем фантазии на заданную сверху тему, и вот почему.

Во-первых, производство ТНП в современных условиях - очень сложный и затратный процесс, требующий существенных инвестиций в модернизацию цехов, разработку новых технологий, проведение НИОКР и, наконец, создание линейки готовых товаров. Это в свою очередь потребует привлечь маркетологов и дизайнеров, без которых говорить о выпуске востребованных современным и весьма избалованным потребителем товаров бессмысленно.

Во-вторых, необъяснима тяга наших чиновников к размещению новых производств непременно на площадках оборонных заводов. А ведь это далеко не лучшее с точки зрения рентабельности решение: себестоимость гражданской продукции, сделанной под одной крышей с кораблями или вертолетами, всегда будет выше, чем у конкурентов, построивших цех в чистом поле.

Посудите сами: в калькуляцию затрат на сделанную заводом ВПК кастрюлю или компьютер войдут не только материалы, зарплаты сотрудников и амортизация станков, но и весомые накладные расходы. Например - на отопление всего огромного предприятия, охрану периметра и пр.

В-третьих, где и кому новоиспеченные конверсионных дел мастера будут продавать свой товар? В отличие от 1980-х, когда с полок советских магазинов сметали буквально любой товар, сейчас на тех же полках мухе некуда сесть. Чтобы победить в борьбе за кошелек простого покупателя, надо инвестировать немалые деньги в маркетинг (включая рекламу и мерчандайзинг), заинтересовать магазины в реализации данных товаров (опять-таки - на это нужны средства).

Предприятиям ВПК, возможно, будет проще сделать ставку на рынке массового В2В - например, наладить выпуск автокомпонентов или офисного оборудования. Однако и этот рынок давно стал высококонкурентным, где заказчики отдают предпочтение проверенным поставщикам.

Так что же двигает петербургскими промышленниками, готовыми подписаться под любой инициативой чиновников, не прошедшей экономического «краш-теста»?

Один ответ приходит в голову: игры в конверсию - не более чем попытка заработать деньги на государстве: получить из бюджета компенсацию на материалы, средства на реконструкцию цехов или право на участие в системе госзакупок на специальных условиях (вне конкурса, например). Однако последнее означает уход от принципов рыночной экономики и подрыв конкурентной среды, более-менее сформировавшейся в России и в отдельно взятом Петербурге.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook

Комментарии

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.