Автоматная строчка

Легкая промышленность современного Петербурга представлена успешными островками ленинградского легпрома. Некоторые из фабрик сохранили узкий профиль, оставшись прядильно-ниточными, текстильными или швейными. Другие нашли возможность расшириться до размеров крупных холдингов, разместивших свои производства не только в северной столице, но и далеко за ее пределами. О том, на какие шаги подталкивает рынок швейные фабрики, нашему корреспонденту Галине НАЗАРОВОЙ рассказала заместитель генерального директора «БТК холдинга» Арина СЛЫНКО.

Автоматная строчка | Массовый пошив никуда не ушел из петербургского легпрома: сейчас город обшивает российскую армию и спецслужбы.<br>ФОТО пресс-службы БТК

Массовый пошив никуда не ушел из петербургского легпрома: сейчас город обшивает российскую армию и спецслужбы.
ФОТО пресс-службы БТК

– Арина Владимировна, что сегодня представляет собой легкая промышленность Петербурга?

– По данным городского комитета по промышленной политике и инновациям, ежегодно в северной столице производятся сотни килограммов хлопчатобумажной пряжи, синтетических нитей, развито производство спортивной одежды, аксессуаров и снаряжения (рюкзаков, тентов, палаток и пр.). Кроме того, в промышленных масштабах выпускается детская, женская и мужская одежда.


– Как она отличается от ленинградского легпрома?

– Многие современные производства до сих пор базируются в зданиях или на территориях фабрик, работавших еще в Ленинграде. Преемственность культурных эпох и сохранение производственных традиций вообще характерны для Петербурга, и наша отрасль не исключение. Основное отличие от предшественников заключается, конечно, в техническом оснащении. Например, наша фабрика на Пражской улице специализируется на пошиве защитной и форменной одежды, но мы считаем ее преемницей старых швейных традиций фабрики им. Володарского, в более позднем варианте – F.O.S.P.

В конце прошлого года мы отметили 95-летний юбилей фабрики. Сейчас она – важнейшая часть холдинга, на Пражской проходит стажировку и переобучение и производственный персонал из других предприятий холдинга, расположеных в Ростовской, Брянской, Белгородской, Тульской, Курской областях, Ульяновске, а также в Республике Кабардино-Балкария, Алтайском крае, Южной Осетии и Белоруссии. У нас, конечно, есть и промышленные площадки в Ленинградской области: «Подпорожская», «Бокситогорская» и «Всеволожская».

Головная петербургская фабрика оснащена новейшим оборудованием: около двух сотен единиц современных станков, включая раскройные комплексы Lectra, швейные машины Juki, машины для проклейки швов Macpi, и гордость предприятия – уникальная упаковочная машина, которую нечасто встретишь даже на европейских текстильных мануфактурах.

Кроме того, на производстве используется настоящая редкость – автомат нового поколения для пиджачных вытачек. Машина полностью автоматизирована, конфигурация вытачки свободно программируется. Это позволяет делать мужские и женские вытачки разной глубины и длины, в том числе на негладких материалах.


– Неужели экономически выгоден отказ от ручного труда?

– Такова общемировая тенденция. Максимальная автоматизация производства снижает затраты и расширяет спектр возможностей предприятия. На петербургской фабрике мы выстраиваем многоассортиментные потоки: в понедельник швеи работают с верхней одеждой, а во вторник приступают к мужским костюмам.


– Насколько легкая промышленность Петербурга обеспечена качественным оборудованием и сырьем?

– Это достаточно сложный вопрос, ведь с началом 1990-х мы потеряли среднеазиатскую сырьевую базу с ее дешевыми хлопком и шерстью. Производители вынуждены были закупать это сырье по мировым ценам, что неизбежно привело к росту себестоимости продукции и, как следствие, подорвало ее конкурентоспособность на рынке.

Ситуация не изменилась и сегодня. Сейчас основные мировые поставщики хлопка это Китай (22%) и Индия (20%). Но у России есть другая, собственная, сырьевая составляющая – лес и нефть для производства вискозы и высокотехнологичного текстиля из синтетических волокон для одежды и технических изделий. И в России, и в нашем регионе открываются предприятия по выпуску таких тканей.

Что касается оборудования, то основная его часть на современных предприятиях – импортная. Для текстильной промышленности требуется максимально «гибкая» техника, которая позволила бы организовывать многоассортиментные потоки и быстро подстраивать выпуск продукции под динамично меняющиеся потребности рынка. К сожалению, пока такого оборудования в промышленных масштабах в России не производят.


– Как повлияет на вашу отрасль спад покупательной способности населения?

– Придется сокращать объемы производства. По Петербургу уже отмечается снижение спроса примерно на 30%. Но могут быть и плюсы: например, конкурентная стоимость труда швей из-за девальвации рубля открывает для российских промышленников доступ к контрактному производству, в том числе к проектам с крупными западными компаниями.


– Какие новые технологии внедряются на предприятиях легпрома Петербурга?

– Все трудозатратные процессы отдаются на откуп современной автоматике. Например, раскрой теперь частично осуществляется машинами в настилочно-раскройных цехах. На основании полученных от конструкторов деталей кроя создают электронную раскладку, которая потом передается на настилочно-раскройный комплекс. Основной плюс автоматизации этого процесса заключается в почти полном отсутствии остатков ткани после раскройки, а значит, существенной экономии сырья.

Однако внедрению новых технологий мешает нехватка квалифицированного персонала. Например, для работы на современном ткацком оборудовании требуется знание передовых технологий и иностранных языков. Для решения кадровой проблемы крупные объединения обеспечивают сотрудников полным соцпакетом, внедряют программы повышения квалификации и создают комфортные условия труда. Ну и повышают зарплату, конечно: швеи на предприятиях нашего холдинга получают на 250% больше, чем в среднем по отрасли.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 197 (5570) от 21.10.2015.

Комментарии

Самое читаемое

#
#
В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»
24 Июля 2018

В Петербурге финансовые кооператоры выступили против «пирамид»

На Седьмом форуме кредитной кооперации его участники объяснили гражданам, что у кредитной кооперации есть будущее, но и ухо надо держать востро.

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»
23 Апреля 2018

Дмитрий Осипов: «89% земельных участков в Петербурге оформлены в соответствии с законом»

Директор филиала Кадастровой палаты Росреестра по Петербургу рассказал, с какими трудностями горожане могут столкнуться при постановке земельного участка на учет.

Петербург ищет выход к океану
03 Июля 2017

Петербург ищет выход к океану

Через совместный с геологами Поморья поиск алмазов и золота

Грядущее в черно-зеленых тонах
28 Июня 2017

Грядущее в черно-зеленых тонах

Извилистыми путями идут наши недропользователи к новым месторождениям. Там, куда протоптаны дороги, уже нечего «брать». А освоение бескрайних просторов тундры и тайги встанет в копеечку.

Завод, который спас отрасль
07 Июня 2017

Завод, который спас отрасль

C участием петербургских специалистов собирают корпус самого мощного в мире реактора на быстрых нейтронах

«Эмжековец» - это звучит гордо!
12 Мая 2017

«Эмжековец» - это звучит гордо!

с высокой трибуны Законодательного собрания Санкт-Петербурга прозвучала идея вернуть к жизни еще одно детище Михаила Горбачева - МЖК.

Игрушки, от которых не отстать
10 Мая 2017

Игрушки, от которых не отстать

Блоки венгерского математика Золтана Дьенеша и палочки бельгийского учителя Джорджа Кюизенера в ХХ веке стали первыми развивающими играми.

 В программе не значатся
28 Апреля 2017

В программе не значатся

Переправа через пути жизненно необходима: так Красносельский район получит второй выезд на Кольцевую автодорогу.

Разведка вышла на Клондайк
26 Апреля 2017

Разведка вышла на Клондайк

С вводом в строй отечественных нефте- и газодобывающих платформ недропользователи оценили близкие и дальние перспективы освоения северо-западной части российского арктического шельфа.