Главная городская газета

Звуковые сады Андраша Шиффа

Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

На Елагином острове откроется летняя библиотека

21 июня в 15.00 в Петербурге стартует 7 сезон Летнего читального зала. Читать полностью

«Музыка войны и победы» прозвучит над Петропавловской крепостью

В День памяти и скорби, 22 июня, в 18.00 в Петербурге состоится традиционная музыкальная акция. Читать полностью

В Петербурге выступит «Сумасшедшая королева барокко»

Единственный концерт немецкой дивы сопрано в Северной столице состоится в Георгиевском зале Михайловского замка. Читать полностью

Не стало Станислава Говорухина

Российский и советский режиссер Станислав Говорухин скончался в санатории «Барвиха» после продолжительной болезни в возрасте 82 лет. Читать полностью

«Кинотавр» на петербургской волне

В Сочи прошла церемония закрытия 29-го Открытого российского фестиваля «Кинотавр». Смотр стартовал и завершился на «петербургских» нотах. Читать полностью

«Многогранный Петербург» заговорил на разных языках

Голоса были юны, сильны и свежи, а эмоциональность и проникновенность, с которой иностранные студенты петербургских вузов пели и декламировали стихи на русском языке, по-настоящему трогали и изумляли публику. Читать полностью
Звуковые сады Андраша Шиффа | Иллюстрация Molodec/shutterstock.com

Иллюстрация Molodec/shutterstock.com

Пианист сэр Андраш Шифф дал два сольных концерта в Большом зале Филармонии, представив камерную музыку Брамса в окружении сочинений Мендельсона, Шумана, Бетховена, Баха и Моцарта.

Больше всего фортепианной музыки звучит сегодня в Концертном зале Мариинского театра, где дважды в год проходит фестиваль «Лики современного пианизма». Заполняемость зала в эти дни стабильно высокая. Фортепиано для слушателей не только культурной столицы, но и всего мира - самый понятный и доступный инструмент: в этом жанре всем очень приятно почувствовать себя экспертом. Утверждаться же в этом статусе публике позволяют концерты регулярно приезжающих музыкантов. Главное имя в фортепианном списке, разумеется, Григорий Соколов, который выполняет свою высокую миссию в Большом зале Филармонии. Рядом с его именем можно поставить и имя Андраша Шиффа, который раз в два года навещает любимый город в России благодаря фонду «Музыкальный олимп».

Имя Григория Соколова возникло здесь не случайно: у этих музыкантов есть что-то общее. Почти ровесники - Шифф младше Соколова лишь на три года, оба они участвовали в конкурсе Чайковского. Эти пианисты немного похожи друг на друга внешне, да и в манере игры тоже есть родственные черты. Оба антагонисты аттракционов, грохотания и броского пафоса за роялем, апологеты тихой интравертной игры, требующей предельной концентрации слушания. Однако рядом с некоторой герметичностью, строгостью, сложностью Соколова туше Шиффа казалось более мягким, теплым, комфортным, не то чтобы простым, но как бы элементарным, само собой разумеющимся. Культ высокого совершенства, несколько педантичной безупречности, скрытого трагизма мироощущения у Соколова оттенял культ душевной простоты, радости познания мира и диалога с ним через музыку - у Шиффа.

Оба музыканта - виртуозы по части составления программ, в которых они выступают как исполнители-исследователи. Составляя программы, они возделывают собственные звуковые сады - французские, английские, итальянские... Андраш Шифф в этот раз предложил поразмышлять на тему фортепианной миниатюры Иоганнеса Брамса и всего того, что ей предшествовало.

Первым номером концертного диптиха стала Фантазия Феликса Мендельсона-Бартольди. Ее бесконечно раскручивавшаяся «пружина» словно задавала инерцию всему концерту. Шифф успел рассказать о том, что формирует последовательность номеров в программе, исходя из своего видения цвета тональностей. За фа-диез-минорной фантазией шла нетипичная двухчастная фа-диез-мажорная соната Бетховена, посвященная графине Терезе Брунсвик, подруге композитора. Большую часть концерта заняли сочинения Брамса. В каприччио и интермеццо - жанре «капризном», как бы ни к чему не обязывающем, композитор находил безграничные возможности для фантазии, конструирования, нахождения новых ритмов, гармоний, мотивов. Но именно в камерном жанре Брамс добился успехов едва ли не больших, чем в четырех симфониях, открыв двери в ХХ век.

Завершался первый концерт ре-минорной Английской сюитой Баха, где в танцевальных масках аллеманды, куранты, сарабанды, гавота и жиги Бах запечатлевал свои картинки мира. После пестроты брамсовских интермеццо Бах зазвучал у Шиффа словно из другой Вселенной, где душа пианиста обретала покой и равновесие.

Во втором концерте музыки Баха было совсем немного - только си-минорные прелюдия и фуга из первого тома «Хорошо темперированного клавира», которые прозвучали как на клавесине. А началась «вторая серия» Шиффа с «Вариаций духа» Шумана, в котором он справедливо высвечивал баховское хоральное начало. Брамса снова было много - интермеццо, баллада, романс и рапсодия напоминали об инерции бетховенского экспериментаторства и поиска звуковых путей, а вместе с ними - свободы волеизъявления. Островок Моцарта возник в проникновенном ля-минорном рондо, соединявшем черты сицилианы и легкого вальсового кружения. Завершала цикл из двух вечеров «Прощальная» - ми-бемоль-мажорная соната № 26 Бетховена. В ней был слышен не только классический золотой ход валторн как тема прощания, но уже угадывался и Вагнер - тревожный мотив «Что нас ждет?» из «Гибели богов».

Андраш Шифф не пожалел себя и на бисы, которые остроумно завершил школьной пьеской из «Альбома для юношества» - «Веселым крестьянином, возвращающимся с работы», дав понять слушателям, готовым сидеть до утра, что пора бы и честь знать.

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook