Главная городская газета

Звуки Баха под сводами церкви

  • 31.10.2016
  • Георгий Ковалевский
  • Рубрика Культура
Каждый день
свежий pdf-номер газеты
в Вашей почте

Бесплатно
Свежие материалы Культура

В Петербурге увековечили Пак Кённи

Пять лет назад в Сеуле открыли памятник Пушкину. Теперь в парке скульптур СПбГУ появился памятник корейской писательнице.  О культурных связях России и Южной Кореи – в нашем репортаже. Читать полностью

«Обратная сторона» Охты: фестиваль уличного искусства в Петербурге

В доме молодежи «Квадрат» открылся фестиваль уличного искусства. Обо всех деталях выставки – в нашем материале. Читать полностью

Главные лица моды Петербурга представят «Ассоциации» в Царском Селе

Ежегодный проект проводит своей десятый сезон в пригороде Петербурга. Кто станет его участником? Читать полностью

Запах «Счастья» в Летнем саду

Как связаны «Пирамида», «Коронный», «Прекрасное ожерелье» и картины из овощей - в нашем специальном материале. Читать полностью

Выставка буддийского искусства открылась в Петербурге

Вниманию посетителей готовы представить порядка ста уникальных произведений IX - XVIII веков. Читать полностью

Фестиваль «Михайловское» прошел в Пушкинских Горах

Студенты Пушкинского театрального центра представили пушкиноогорцам свои премьерные спектакли. Читать полностью
Звуки Баха под сводами церкви | Иллюстрация Molodec/shutterstock.com

Иллюстрация Molodec/shutterstock.com

Финская церковь Святой Марии на Большой Конюшенной улице - один из исторических храмов старого Петербурга. Сегодня это кафедральный собор Евангелическо-лютеранской церкви Ингрии.

В 2010 году в сводах отреставрированного храма снова зазвучал орган, с этого времени по субботним вечерам в церкви проводятся открытые концерты классической музыки.

Их жанр варьируется от вполне академичных выступлений до музыкально-поэтических вечеров. Главное условие: музыка должна настраивать душу на возвышенный лад.

Творения Баха подходят для такой задачи самым лучшим образом. Программу Bach&Bach в переполненной церкви Св. Марии представили лауреаты международных конкурсов, артисты Заслуженного коллектива России академического симфонического оркестра Санкт-Петербургской филармонии им. Д. Д. Шостаковича.

Вечер открылся знаменитой баховской органной Токкатой и фугой ре-минор, сыгранной главной органисткой собора Мариной Вяйзя «по-деловому» строго и подвижно, без излишней аффектации. Продолжившая концерт с ля минорной сольной сонатой Карла Филиппа Эммануила Баха флейтистка Ксения Куэльяр, напротив, добилась в своей игре сочетания классической строгости и элегантной чувствительности.

Филипп Эммануил, один из старших сыновей знаменитого Себастьяна, служил придворным музыкантом у прусского короля Фридриха Великого, виртуозно владевшего флейтой и получившего у своих современников прозвище Король-флейтист. Ксения прекрасно подчеркнула именно королевское достоинство инструмента, заставив зал внимательно вслушиваться в диалог фраз и движение пассажей. Церковная акустика еще больше подчеркнула неземную красоту тембра флейты, способной выражать разные спектры эмоций.

Затем эстафета перешла к гобоисту Павлу Соколову, исполнившему вместе с клавесинистом Михаилом Блехером изящную соль минорную сонату, приписываемую перу Иоганна Себастьяна, но, возможно, принадлежащую и Филиппу Эммануилу.

Проблема атрибуции барочной музыки до сих пор остро стоит перед историками, поскольку понятия «авторство» в ту эпоху сильно отличалось от того, что мы наблюдаем сейчас. Музыкант ставил перед собой задачу прежде всего написать музыку «Всевышнему в прославление и ближнему в утешение», не ставя акцент на собственной исключительности. Именно поэтому порою отдельные сочинения сыновей Баха так похожи на музыку их отца.

Несмотря на внешнюю простоту произведений И.-С. Баха, многие авторитетные музыканты считают их образцами самого высокого, что было создано в музыкальном искусстве. Прозвучавшая в финале вечера камерная соната для флейты, гобоя, клавесина и виолончели, написанная в оригинале для старинного инструмента виола да гамба, подтвердила это мнение.

Искусство ведения музыкальной беседы, столь ценимое в далеком XVIII веке, было в полной мере продемонстрировано всеми участниками ансамбля. В первой части, построенной на струящемся непрерывном движении, флейта и гобой в переплетении линий словно доказывали какую-то важную мысль, во второй части происходил галантный разговор, а финал переводил отдельные фразы в моторику возвышенного танца.


Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в нашей группе ВКонтакте

Эту и другие статьи вы можете обсудить и прокомментировать в наших группах ВКонтакте и Facebook